riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Здание Конгресса США на Капитолийском холме в Вашингтоне.
РИА Новости

Пойдут ли американские политики на войну с Россией ради своих амбиций?

Заслуженный профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов Стивен Коэн, занимающийся российскими исследованиями и политикой, считает, что новая холодная война дошла до той стадии, когда уже готова перерасти в горячую.

Новая холодная война не просто повторяет предыдущую – она куда опаснее, поскольку чревата реальной войной. События 2018 года – тому подтверждение, отмечает заслуженный профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов Стивен Коэн в своей статье для The Nation.

Усиливается милитаризация. Прямая и опосредованная военная конфронтация США и России имела место на Украине и в Сирии. Началась новая гонка ядерных вооружений. Лоббисты холодной войны – вроде Атлантического совета – все чаще выдвигают совершенно необоснованные утверждения о якобы готовящемся вторжении России в Европу. Первая холодная война тоже была очень милитаризованной, но шла не на границах России – теперь фронт протянулся от маленьких восточноевропейских стран до Украины.

Здание конгресса США в Вашингтоне
© РИА Новости
Холодная война закончилась? В США так не считают

Рашагейт – так называют до сих пор не доказанные утверждения о том, что президента США Дональда Трампа контролирует Кремль. Эта кампания продолжает набирать обороты, став опасным фактором в новой холодной войне. Все началось с предположений о якобы вмешательстве Москвы в американские выборы 2016 года, но теперь это переросло в реальные утверждения ведущих политиков и СМИ США о том, что Трампа в Белый дом поставил Кремль.

В этой ситуации Трамп не может вести переговоры с президентом РФ Владимиром Путиным. После встречи с Путиным в Хельсинки американские медиа и политики осудили своего лидера, обвинив в госизмене. Неужели эти люди, обвиняющие Трампа в том, что до него делали все американские президенты, ради импичмента нынешнему главе государства готовы пойти на войну с Россией?

Тот же самый вопрос – к СМИ. Ведущие издания отказались от взвешенных фактов и комментариев. Например, в 2018 году ничем не подтвержденное и фантастическое утверждение "путинская Россия в 2016 году совершила нападение на американскую демократию" превратилось в общепринятую догму и легло в основу концепции "Рашагейта" и новой холодной войны. Как и в годы первой холодной войны, эти медиа отказываются размещать у себя альтернативную точку зрения. Более того, полагаются эти СМИ преимущественно на мнения бывших сотрудников спецслужб, что подливает масла в огонь.

Президент России Владимир Путин (слева) и президент Украины Петр Порошенко
© РИА Новости
Возможна ли война между Россией и Украиной из-за ситуации в Черном море?

Яркий пример "избирательного" освещения событий – конфликт в Керченском проливе 25 ноября между украинскими и российскими катерами. Все фактические доказательства, а также отчаянное стремление украинского президента Петра Порошенко улучшить свои шансы на переизбрание в марте 2019 года убедительно свидетельствуют о том, что это была целенаправленная провокация со стороны Киева. Но американские СМИ представили дело так, будто это очередной пример "путинской агрессии". Так у американской публики создают ложное представление об опосредованной войне между США и Россией.

Несмотря на эскалацию напряженности в российско-американских отношениях, в 2018 году в американской политике особого противодействия холодной войне не было. Ни конгресс, ни основные партии, ни университеты или аналитические центры не выступали против нее. Находились лишь отдельные несогласные.

"Контакты с Россией" теперь относят в США к преступным деяниям – и это противоречит хваленой американской свободе слова и идей. Пока политическая и журналистская элита США носится с выдумками о "Рашагейте", постсоветская Россия продолжает свое дипломатическое восхождение как великая держава, заключает профессор Коэн.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты