riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Евро
CC0 / pixabay

Машина социального неравенства: почему евро делает богатых бочаге, а бедных – беднее

Структурные реформы, которые предлагает Евросоюз, обостряют неравенство доходов, потому что ограничивают роль социального государства, считает экономист Фредерик Фара.

Кризис не касается всех, поэтому не стоит утверждать, что в такой ситуации "все находятся в одной лодке", уверен экономист Фредерик Фара.

"Что касается периода до и после кризиса 2008 года, объяснений множество. Большинство западных стран, даже те, где на вид царит относительное равенство, как в Швеции, изменили свои налоговые системы и сформировали ситуацию, при которой идет распределение богатств от наименее обеспеченных к самым богатым", – сказал он в интервью французскому изданию Atlantico.

Примеры – уменьшение налогов для самых богатых от Буша-младшего до Трампа, фискальные меры во Франции и изменение системы в пользу самых богатых при президенте Макроне, отметил эксперт.

Европейский союз и США практикуют то, что американский политолог Джеффри Уинтерс называет "защитой богатства". Она задействует законы и государственные институты, чтобы не оказаться под ударом. Евро в том виде, в каком его разрабатывали, представляет собой настоящую машину неравенства, которая разрушает социальные права, убежден Фара. Требуемые ЕС структурные реформы лишь обостряют неравенство доходов, поскольку нацелены на ограничение роли социального государства, которое представляет собой инструмент борьбы с неравенством.

Сотрудники полиции в Германии
© РИА Новости
Мигрант убил в Германии не ту девочку

Вопреки распространенному убеждению, Фара не считает, что экономическое и социальное неравенство является главной движущей силой популизма. Мотивы популизма стоит искать в сфере культурных и социальных вопросов – с опорой на миграционные и культурные опасения. Это вызывает ту националистическую реакцию, которая наблюдается сейчас в Центральной и Восточной Европе.

"Как бы то ни было, связанные с идентичностью вопросы закрывают собой настоящую проблему, то есть отклонения современного капитализма, который находится на последнем издыхании, глубоко неравный по своей сути и пытается выиграть время, чтобы отсрочить последний кризис", – утверждает Фара.

Популистская динамика опирается на ненависть к элите, неспособной предложить социально-экономическую политику, ориентированную на благо широкого большинства.

"Если рассмотреть все те проекты, что элита предлагала населению в Европе с 1980-х годов, этот провал виден невооруженным глазом", – отмечает экономист.

Так называемая счастливая глобализация дала толчок распространению неравенства по всему миру. Менее квалифицированные группы трудящихся пострадали от этого. Средний класс тоже оказался под ударом. Евро и единый рынок сформировали в Европе глубокие экономические расхождения и подчинили социальные программы конкуренции и демпингу.

Чем это чревато?

Подъем неравенства угрожает основам демократии, уверен экономист. Это проявляется, в частности, в падении интереса к политике – например, в неявке на выборы. Также это грозит появлением более авторитарных режимов. Свежий тому пример – Бразилия, где на прошлой неделе победу на президентских выборах одержал праворадикальный кандидат.

Жаир Болсонару
© Bolsonaro Family
Дональд Трамп как пример для политиков: в мире поднялась "праворадикальная" волна?

Социалистические и левоцентристские партии исчезают по всей Европе. Нет более явного символа их провала, чем их неспособность побороть неравенство, считает Фара.

"Что еще хуже, все это делается под предлогом экономической эффективности. Поэтому распрощаемся с этими левыми без малейших сожалений и будем надеяться, что им на смену придут новые", – заключает экономист.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты