Нелюбимая мать: почему страны ЕС не ценят помощь еврофондов

Флаги ЕС
© РИА Новости

Недовольство количеством дотаций ЕС зачастую следует от крупнейших получателей помощи. Wall Street Journal пишет, что деньги Фонда кохезии помогли многим странам модернизироваться, но не улучшить отношение к ЕС в странах Восточной Европы.

Европейский Союз потратил около триллиона долларов (в пересчете на современную валюту, это в восемь раз больше, чем расходы на план Маршалла после Второй мировой), чтобы объединить страны, построить дороги, купить аэропорты, трамваи и бассейны, отремонтировать замки и средневековые церкви. Но это не помогло ЕС купить любовь стран-членов, пишет Wall Street Journal. Некоторые крупнейшие получатели дотаций ЕС выражают обеспокоенность малым количеством финансирования, и они становятся "очагами недовольства". Избиратели в странах-иждивенцах обеспокоены культурными и политическими последствиями евроинтеграции и угрожают единству ЕС.

В планы Фонда кохезии входит отдать на нужды бедных стран 858 млрд евро. Такая амбициозная цель ЕС сопоставима со стремлением превратить разделенные травмами XX века нации в единую экономическую Европу. Wall Street Journal полагает, что будущее ЕС висит на волоске, прежде всего из-за растущего национализма, который побуждает малые страны противостоять Западу.

Фонд Кохезии в корне изменил жизнь в странах-иждивенцах: в Средиземноморье, в Ирландии и посткоммунистических республиках, которые вступили в ЕС в 2004 году. Страны-доноры же охладевают к Фонду кохезии, в том числе из-за коррупции в странах-получателях.

Страны-доноры, включая Францию и Германию, хотят, чтобы будущие траты из еврофондов были более тесно связаны с нормами ЕС. Власти Польши и многие избиратели считают это требование покушением враждебных западных элит на свой суверенитет.

В 2002 году на саммите в Копенгагене европейские лидеры рассказали о своем радужном видении того, каких результатов помогут достичь их вложения. Встреча завершилась дискуссией о том, должны ли Польша и девять других государств присоединиться к ЕС в качестве полноправных членов и получить экономическую помощь, аналогичную той, которая ранее оказывалась Ирландии, Греции, Испании и Португалии.

Лидеры стран Восточной Европы вернулись домой с большими надеждами на невиданное богатство. Сейчас многие считают, что это создало нереалистичные ожидание быстрых экономических перемен. Еврооптимисты восприняли саммит в Копенгагене как шаг к политическому объединению Европы. В Польше и странах Балтии ранее о таком и не мечтали.

Так, в сельской местности Польши доля детей, которые смогли посещать дошкольные учреждения, выросла с 2% в 90-х годах до 84%. Благодаря фондам польский ВВП на душу населения увеличился с 42% в 1995 году до 67% от среднего по ЕС.

Но люди до сих пор не доверяют ЕС, отмечая, что "европейцы наверняка захотят вернуть эти деньги".

Ссылки по теме