riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

"Черновики будущего". Латвия 1956-1991.
BaltNews.lv

"Черновики будущего" в Юрмале: СССР скончался с самыми лучшими намерениями

Накануне очередного «Балтийского форума» в бывшем санатории ЦК КПСС в Юрмале представили четвертый, заключительный том «Черновиков будущего» Яниса Урбановича, Игоря Юргенса и Юриса Пайдерса. Солидная 462-страничная книга с иллюстрациями посвящена самой длительной исторической эпохе Латвийской ССР – 35 годам с XX съезда до финала Советского Союза.

Разбор советского наследства

Российский участник проекта, Игорь Юрьевич Юргенс, был занят в Москве встречей с руководством своей страны, и потому с публикой общались латвийские соавторы.

— Мы как бы подмастерья Юриса, — скромно заметил глава фракции «Согласие» в Сейме. По словам господина Урбановича, тетралогия, начавшаяся с Первой Мировой, появилась благодаря стремлению «главного журналиста Латвии» Пайдерса упорядочить исторические диалоги старинных друзей.

— У каждого тома — своя душа, — оглянувшись на проделанную работу, сказал Ю.Пайдерс. — Прочтете книгу, увидите, какой интересный коллектив собрался, наблюдая за историческими событиями с самого разного уровня. Площадка, на которой мы все встретились — это «Балтийский форум». Название книги — «Черновики будущего» — позволяет осмыслить, как исторические события влияют на ход событий.

Юрис Пайдерс и Янис Урбанович на презентации книги "Черновики будущего".
© BaltNews.lv
Юрис Пайдерс и Янис Урбанович на презентации книги "Черновики будущего".

Янис Урбанович обратил внимание, что последний том не завершается 31 декабря 1991 года: «Там до самого Путина идут тени прошлого. Наши творческие планы — продолжать, потому что история не заканчивается. В 2018 году нашей державности будет 100 лет, а «Балтийскому форуму» — 20. Так что есть оправдание нашему дурачеству, заставляющему посмотреть на сегодня и завтра».

— Это не академическая история, — оговорился Ю.Пайдерс. — Скорее, напоминает документальный фильм.

— Но это и не мемуары, — подчеркнул Я.Урбанович. — Главное — архивные документы. Мы не претендуем на то, чтобы читатели приходили к нашим резюме. У нас самих отличаются оценки и выводы, ведь мы жили хоть и в одно время, но по-разному.

Большое содействие в работе в российских архивах оказал посол Александр Вешняков — иначе в нынешнем политическом контексте изучение источников было бы крайне затруднительным. Янис Урбанович поиронизировал относительно современных политиков Латвии, которые будто бы уже родились в независимом государстве, безо всякой оглядки на СССР.

— А ведь мы ничего не построили, а эксплуатируем на 80% то, что построил обреченный Советский Союз. Наследство мертвеца! Инфраструктура энергетики, транспорта, транзита — мы здесь только немного латаем…

Но идеологические оценки советского прошлого не столь позитивны. Так, на вопрос из зала — как бы коллектив «Черновиков» рекомендовал отметить 100-летие Октябрьской революции, господин Пайдерс не без мрачной иронии порекомендовал отнести его к компетенции Русской православной церкви.

С опорой на мобилизационный ресурс

Наиболее сложной для консенсуса, сказал Ю.Пайдерс, оказалась фигура М.С.Горбачева. Между прочим, уже будучи членом Политбюро, в 1983 году, он не получил согласия от генсека Андропова на знакомство с точными цифрами военного бюджета СССР. А когда он стал N 1, то выяснил — сверхнормативные народнохозяйственные ресурсы страны «на случай ядерной войны» составляли ее годовой ВВП! И все реформаторские расчеты Михаила Сергеевича строились на этом.

По мнению соавтора «Черновиков», который в Латвии более всего известен как автор экономических статей и главный редактор газеты Dienas Bizness в ее лучшие годы, СССР разрушился в результате неоднократных экономических экспериментов в послесталинские годы. Когда стало ясно, что модель народного хозяйства не работает, начались реформы — методом проб и ошибок, которые в итоге привели к краху всей системы.

Ю.Пайдерс усматривает четыре экономических этапа ЛССР в томе:

— Первые десять лет после Второй мировой здесь строилась военная экономика, потом пошла децентрализация, хрущевские совнархозы. В брежневские времена была попытка косыгинской реформы. Фаза стагнации продолжалась до 1988 года. Последняя же фаза — внедрение элементов самостоятельности предприятий — натолкнулась на системный кризис.

— По крайней мере, нам уже понятно, что экономические методы описания распада СССР не были корректны, — заключил г-н Пайдерс. — Но у меня нет ностальгии по Советскому Союзу. То, что произошло — произошло во благо. Вот небольшой пример: до Первой мировой Россия была крупнейшим в мире экспортером зерна. В 80-е СССР стал первым зерновым импортером. А в настоящее время страны бывшего Союза вновь занимают первое место по экспорту зерна. Вот доказательство!

Бремя больших людей

Личные качества лидеров также сыграли:

— Хрущева так напугала революция 1956 года в Венгрии, беженцам которой открыла границы не только Австрия (200 тысяч), но и Югославия, что он очень настороженно относился к любой информации о национализме, что повлияло на кадровые решения в Латвии в 1959 году, — говорит Пайдерс.

— Хрущев и Горбачев были самыми большими импровизаторами, — дополнил Янис Урбанович. — Но каждый лидер — это трагичная фигура, в первую очередь для своих близких. Маленький человек может быть счастлив даже после смерти — в памяти родных. А большая личность всегда совершает неоднозначные поступки. Взять Антанаса Снечкуса — он был ближе всех балтийских лидеров к Сталину. Или Борис Карлович Пуго, которого я знал лично. И понимал его характер. Он никогда ни в какой ГКЧП не вошел бы без санкции «верховного начальника», то есть Горбачева!

«Наверное, Горбачев мог знать больше всех — но вопрос, хотел ли он пользоваться этим знанием. И он был манипулируемым — не только Раисой Максимовной, но и всякими зубрами вроде Яковлева. Я критичен к Горбачеву. Он дергал за ручки, и запустил в дом такие сквозняки, что там все заполыхало. Он ответствен за искалеченные судьбы людей и народов».

Ну а самая неожиданная новость — что первые три тома «Черновиков будущего» выходят в КНР на мандаринском диалекте китайского языка! При международном отделе ЦК КПК есть огромный институт, занимающийся переводами — и этим суперпрофессионалам пришлось попотеть, чтобы перевести старинные латышские слова…

Глобальный акцент «Черновиков» соотносится с общим трендом современности. Янис Урбанович:

— Мы живем в момент, когда все на нашем «шарике» пришло в движение, причем неуправляемое. А у лидеров наших стран — налицо отсутствие необходимости общения. СССР, кстати, развалился из-за усталости элит, по морально-этическим соображениям. Дежавю с сегодняшним днем: «брексит» вызвали заявления Кэмерона о том, что Великобритания прекрасна, а в ЕС все г… Если бы было мудрое руководство, то могли бы разойтись по-хорошему, дружить дальше, и не было бы крови. Я был советским человеком в советское время, а в независимой Латвии — ее патриот.

Загрузка...

Сюжеты