Ольга Зиновьева: Путин – это не отдел кадров

Ольга Зиновьева.
© BaltNews.lv

Россия не должна ориентироваться на западные рейтинги. Она может и должна жить по своим собственным лекалам, считает Ольга Зиновьева – жена, соратница, хранительница творческого и интеллектуального наследия русского писателя, учёного-логика, социолога, социального философа Александра Зиновьева.

Встреча с О. М. Зиновьевой состоялась на прошлой неделе в рамках проекта «Культурная линия». Тема — «Литература как зеркало эпохи» — не стала препятствием для разговора о том, что больше всего волнует рижскую публику.

С биографией и взглядами Александра Зиновьева может познакомиться любой. Зиновьев ничего не скрывал от людей, благо ему нечего было стыдиться. Все свои мысли он доверил книгам, которых у него насчитывается более 50. Живой интерес представляет применение его метода к постижению быстротекущей действительности, поэтому внимание портала BaltNews.lv было приковано к точке зрения самой Ольги Мироновны на различные актуальные аспекты сегодняшнего и завтрашнего дня.

— Страна отличается. Предмет страсти Александра Александровича, предмет его любви и исследования менялся в зависимости от веяний времени, в зависимости от того, кто приходил к власти, какие ценности начинали овладевать умами, сердцами и душами наших современников в Советском Союзе, а потом в России, — как бы подчеркнула правильность такого подхода О. М. Зиновьева.

Информационный фронт

Она согласилась с предположением, что, будь сегодня Зиновьев жив, он бы подметил несоответствие усилий российской контрпропаганды тому накалу информационной войны, которую ведут страны Запада и их сателлиты против России.

Он так бы и сказал. Он так бы прокричал. В своё время, когда президента Сербии Слободана Милошевича потащили в Гаагский трибунал (весна 2001 года — BaltNews.lv),Зиновьев возглавил общественный комитет за освобождение Милошевича. От руководства России он получил нарекание. Не в прямой форме. У нас ведь никогда прямо не говорят, но намекнули. Зиновьев возглавлял этот комитет, понимая насколько это непопулярно в глазах ельцинской администрации. Он говорил об этом с Бориславом Милошевичем, братом Слободана, говорил с ним о том, что руководство России упускает все возможности, что не обороняться надо, а наступать.

Очень наступательной, как мы помним, была советская идеология. Другое дело, она была с большими кавернами и изъянами, потому что тогда идеологией занимались тоже халтурщики. Человеческий фактор исключить нельзя. Я считаю себя посланницей Александра Александровича. Я передаю его творческое и научное наследие потомкам. Моя главная задача — успеть передать. И я неоднократно говорила: мы проморгали первые 12-15 лет существования новой России. Мы никак не участвовали в формировании информационного фронта, и сейчас мы пожинаем плоды дезинформационной войны против России, которая никогда не прекращалась. Тех перлов, которые мы слышим и видим сейчас, не могло бы быть, прояви мы, с одной стороны, сдержанность, с другой — боевитость, а главное — сохраняй мы трезвую голову и понимание, что ни Соединённые Штаты, ни другие страны Запада не являются нашими друзьями. Они нам не желают добра.

Мы будем её защищать

Когда они растаскивали Советский Союз, они не беспокоились о том, как будут жить советские и постсоветские люди. Им было важно разрушить ту страну, где люди всё-таки первыми вышли в космос. Какие были завоевания у СССР! Была по-своему счастливая страна. Были плюсы и минусы. Минусов никто не оспаривает. Но в стране было 293 миллиона человек населения. И вот наступают новые времена. Страна скукоживается как шагреневая кожа, а мы её не защищаем. И мы не защищаем её, потому что мировое сообщество решило, что с нами уже покончено.

Помните, как лет пять тому назад посол США в ООН прикрикнула на представителя России в этой организации Чуркина: «А что вы вообще говорите? Вы поверженная страна». К нам повернулись спиной, полагая, что мы уже повергнуты, зная, что в других странах прекрасно срабатывает сценарий цветных революций. Они забыли только, что Россия, которую, вопреки словам поэта, нужно понимать умом, и которую нужно воспринимать как невероятный феномен, что это страна долго запрягает, но быстро едет. По необходимости. Те неблагополучные, те антирусские условия, в которых мы сейчас живём, заставляют консолидироваться русское, российское население. Приходит понимание, что это твоя земля, что это не «эта страна», как говорят у нас либералы, а наша страна. И мы её будем защищать.

Поинтересовались у О. М. Зиновьевой, откуда берётся это стремление всё ниспровергать, даже ценой гибели государства?

— Комплекс причин приводит к накапливанию недовольства, беспокойства, желанию что-то перевернуть, — ответила она. — Недовольство и дальше будет накапливаться, и я не поручусь, что в случае, если Путин не будет избран на очередной срок, всё останется, как есть. Слишком много недоброжелателей, слишком много врагов, слишком много — я не боюсь этого слова — предателей нашей страны живёт и гужует за счёт нашей страны.

Если можешь, то должен

У меня нет рецепта человеческого счастья. Но каждый из нас отвечает за какой-то, пусть маленький, кусочек жизненного пространства, и отвечать за него надо так, чтобы другим не хотелось бы тебя с него столкнуть с этой позиции. «Если можешь, то должен», — написано на могиле одного врача, который отказался от практики в богатых домах, чтобы заняться бесплатным лечением бедных. Вот это позиция порядочного человека, и старого и малого, и большого и маленького. И такой же должна быть коллективная ответственность за мир, в котором мы живём.

После смерти Александра Зиновьева 10 мая 2006 года на меня обрушилась вся ответственность за продолжение его дела. Зиновейник (производное от неологизма «человейник», введённого самим Зиновьевым) как явление возникал по мере того, как мы работали. Мы создали журнал, создали Международный исследовательский центр им. Зиновьева сначала в рамках Московского Гуманитарного университета, потом в Российском Торгово-экономическом университете, наконец, Международный образовательный центр им. Зиновьева был открыт в МГУ. Зиновьевский клуб существует и работает чудом. Если бы мы занимались пропагандой либеральных ценностей, мы получали бы куда большую поддержку. Мы идём против течения. Но Зиновьев возвращается, и меня это радует.

По предложению Дмитрия Киселёва, мы создали Зиновьевский клуб Международного информационного агентства «Россия Сегодня». Его кредо — создавать объективную картину России, бороться за имидж России в международном сообществе, говорить правду не по заказу, не по спущенной указивке, но отстаивать истину на уровне высоких экспертов, которые входят в наш клуб.

В ряду ведущих экспертов-участников Зиновьевского клуба О. М. Зиновьева назвала политолога, политического консультанта, специалиста по Украине Дмитрия Куликова, философов и методологов Искандера Валитова и Тимофея Сергейцева, учеников Александра Зиновьева и Георгия Щедровицкого. Филиалы Зиновьевского клуба, по её словам, открыты в Сербии и Донецкой Народной республике.

Путин — не Сталин

На просьбу портала BaltNews.lv определить место России в современном мире в условиях, когда формирующееся сверхобщество стремится к уничтожению национальных государств, Ольга Мироновна ответила:

— Место России — достойной державы, самостоятельной, суверенной. Россию хотят спихнуть на приставной стульчик. Россия не должна ориентироваться на западные рейтинги, должна жить по своим собственным лекалам, а не американского образца. Россия — самодостаточная страна. Она может существовать самостоятельно. И сейчас мы показали миру, что мы можем, что мы обойдёмся, даже в условиях страшных, как поначалу казалось Западу, антироссийских санкций. Мы живём. Мы работаем. И этим доказываем, что сбрасывать Россию со счетов нельзя ни под каким видом. Я счастлива, что Крым вернулся в Россию. И всё российское население разделяет это мнение.

При этом О. М. Зиновьева не видит противоречия между активной внешней политикой Россией и пережитками ельцинских времен во внутренней политике и экономике России. По её словам, это не противоречие, а очень серьёзные недоработки. Всё же она признала, что по вине этих недоработок Россия и российское общество хромает на одну ногу.

Продолжая тему, московская гостья припомнила тезис времён Гражданской войны и интервенции: «Советская Россия в кольце врагов». По её мнению, это была только присказка.

— Вот сейчас Россия находится в кольце врагов, как никогда. И враги не то, что на пороге дома. Они уже внутри дома. И то что делаем, то что делают мои соотечественники и коллеги, это буквально, как подвиг разведчика. Но не в тылу у врага, а у себя дома.

По словам О. М. Зиновьевой, когда Путин пришёл к власти, её супруг поверил в то, что тому действительно многое дано.

— Но надо сказать, — добавила она, — что президенту России приходится несладко, если не сказать — горько. Он ведёт оборону на 360 градусов. Среди его советников, помощников и экспертов находится такое число людей, которые мнят себя специалистами и эффективными менеджерами, но не расстаются с иностранными паспортами.

А на вопрос, почему же российский президент держит возле себя этих людей ответила:

— Путин — не отдел кадров. В своей семье не всегда выскажешься так, чтобы тебя все поняли правильно. Он чудовищными усилиями удерживает два очень противоречивых направления, которые действуют буквально на разрыв, как в цирке. С одной стороны, консервативно настроенная часть населения страны и российского общества, а с другой — те, кто хотят снести страну «до основанья, а затем», те, кто считает, что «в этой стране» нужно довести дело разрушения до конца, избавиться от «баласта», заколотить социальные лифты, что сейчас и делается, как известно. Очень противоречивые установки.

Путин слышит обоими ушами. Он слушает людей. Он слышит население. Путин — не Сталин. Это человек, который обучается и здорово обучается. Путин блистательный игрок в политический покер со всеми про и контра, как говорится. Понятно почему Западу нужно шельмовать, демонизировать Путина. Западу Путин не нравится. Западу нужно Путина сместить, и вы прекрасно знаете, как проводится эта кампания.

Большая разница

В ответ на просьбу портала BaltNews.lv сравнить две волны эмиграции из России — времён застоя (1970-80-е годы) и нынешнюю, Ольга Мироновна ответила:

— Исход советской интеллигенции в 70-80-е годы объясняется теми условиями, которые сложились на международной арене, и той гигантской антисоветской пропагандой, промывкой мозгов, которую осуществлял Запад. С другой стороны, люди по-своему уставали быть носителями великой коммунистической идеи, от неустроенности быта, а вездесущие сотрудники западных спецслужб, которых было очень много, разными путями добивались своего. Например, какому-нибудь не очень знаковому учёному предоставляли возможность опубликоваться в каком-нибудь калифорнийском издании. Человек существо слабое, несовершенное, а честолюбие — страшная вещь. Музыканты, даже посредственные, завидовали своим знакомым, принятым на Западе в какой-нибудь именитый оркестр. Люди часто думают желудком.

Массовая эмиграция не была явным протестом против советских ценностей. Это было желание успеть попасть на корабль. И это не было изгнание из Советского Союза. Их не изгоняли. Они добровольно уезжали. Они добровольно покидали Родину. Я их не осуждаю. Это право каждого. Для нас изгнание было наказанием. А люди стремились уехать. Получали какие-то поддельные приглашения от несуществующих родственников в Израиле или в Швеции. Это оскорбительно, но люди шли на это. Нынешняя эмиграция из России не носит такого массового характера, и я бы вообще не стала говорить об этом как о каком-то знаковом явлении. Открыты ворота крепости. С паспортом можно ехать куда угодно, если ты не попал в санкционный список.

В другой связи О. М. Зиновьева подчеркнула, что в России люди свободны сейчас, как ни в какой другой западной стране.

— Так поносить собственную страну, как это позволяют себе делать сотрудники радиостанции «Эхо Москвы», можно только в России, — с горькой иронией добавила она. — На Западе никто бы таких людей не держал больше одного дня. В Европе журналистов, которые в самый разгар антироссийской кампании пытались рассказывать правду о России, которые пытались объяснить, что произошло, например, в Одессе 2 мая, свидетелем чего я оказалась, в ДНР, в Донецке, снимали с работы. Это происходило в Германии, во Франции, в Италии.

Элемент новаторства и вкус к истине

На вопрос портала BaltNews.lv, видит ли она в народе потенциал для исторического новаторства, которое, по высказанному при жизни мнению А. А. Зиновьева, только и может спасти Россию в сложившейся ситуации, О. М. Зиновьева ответила:

— Для индивидуального новаторства — нет. Но речь может идти о новаторстве масс, когда знание и жажда познания овладевает массами. Сейчас момент истины, заключающийся в изменении геополитического положения России. Присоединение Крыма явилось той самой точкой, когда российские граждане почувствовали себя гражданами по-настоящему. Это и есть элемент новаторства. В начале 90-х годов никто бы не откликнулся на эту ситуацию, и прошёл бы Крым мимо русского и российского сознания. А сейчас совпали условия. В новое качество перешло количество маленьких мероприятий, число угроз, которые каждый теперь понимает и чувствует на себе, все эти шаги мирового командора, направляемые в сторону России.

И российское, и латвийское, и грузинское и прочие общества, которые создались на руинах Советского Союза наполнены обывательским сознанием, посетовала О. М. Зиновьева, коснувшись темы современно российской литературы.

— Общество потребления вошло во все поры. Человек не ставит сейчас перед собой вопрос «быть или иметь?», как это было прежде. Конечно, иметь. Прежде всего, иметь. Какая книга может сейчас потрясти сознание российского читателя? Только разоблачительного характера. Людей тянет сейчас на что-то остренькое. Глубокой, настоящей заинтересованности в слове, словесности сейчас, к сожалению, нет. Хотя у молодых россиян появился вкус к истине, вкус к настоящему. Они понимают, что от машин, дорогих туров и ночных клубов у человека если и кружится голова, то не от счастья.

Бедные немцы

Уже под конец встречи О. М. Зиновьева поделилась с аудиторией очень интересным наблюдением. Изгнанная в 1978 году из СССР в Германию, семья Зиновьевых столкнулась там с последствиями так называемой денацификации, в ходе которой всё население Западной Германии подверглось, по её словам, мощной промывке мозгов. Причём ответственность за преступления нацизма была переложена на плечи последующих поколений, которые никак не могли быть повинны в преступлениях отцов и дедов, при том, что сами отцы и деды в массе своей сурового наказания не понесли.

Так ведь и у нас в Прибалтике счёты за так называемую русскую оккупацию сводятся не с теми сотрудниками партийных и советских органов, которые непосредственно задумывали, планировали и осуществляли все мероприятия советской власти (эти в массе своей не только не пострадали, но и укрепили свои позиции), а с рядовыми советскими гражданами нетитульных национальностей и их детьми.

В то же время немцам со школьной скамьи внушали, что они были тихими и спокойными, пока на них не напал Советский Союз, отметила О. М. Зиновьева. После такой массированной промывки мозгов, в них находилось место для чего угодно, а сама операция производилась по американским рецептам. Что читать, куда ходить, какие книги издавать, решали американцы, а не немцы, подчеркнула Ольга Мироновна.

По её словам, великую нацию с великой культурой удалось унасекомить до состояния промышленного придатка США.

— Чудо, как немцы вообще выстояли, — посочувствовала им О. М. Зиновьева. — И то! По мнению американцев, промышленный придаток развился слишком хорошо, стал резвиться и позволять себе (до последних заявлений канцлера Меркель) развиваться независимо. И за океаном Германию решили одёрнуть. Одёргивали Германию по-разному. Немцев всё время ставят на место. А вот нас на место так просто не поставишь.