riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

На "гибридной" войне, как на войне. Латвийское правосудие "перевооружают"?

Сейм в первом чтении поддержал поправки к Уголовному закону, которые усиливают ответственность за преступления против государства. Содержание законопроекта, однако, делает его инструментом для подавления инакомыслия, репрессий против свободы слова и основ демократии со стороны латвийских спецслужб.

«Поправки должны обеспечить возможность бороться с угрозами, которые для безопасности Латвии представляет гибридная война», — сказано в аннотации к законопроекту.  Оказывается, война уже идет. Определено законом?

Новая редакция Закона о национальной безопасности, принятая в конце февраля, существенно расширяет само понятие «военное время». Военное время, отныне, наступает в том случае, если «внешний враг совершил вооруженное вторжение или иначе (!) выступает против независимости государства, его конституционного порядка или территориальной целостности».

Вот и НАТОвский чиновник, директор Центра стратегических коммуникаций альянса Янис Сартс, поспешил обвинить Россию в гибридной агрессии против Латвии. «Пропагандистскими проектами RT и Sputnik» — именно этими орудиями, по мнению Сартса, коварная Москва и ведет свой гибридный артобстрел по независимости прибалтийской республики. Война, братцы, гибридная война…

Военное время, конечно же, требует соответствующих решений. Они нашлись. «Помощь иностранному государству или иностранной организации в ее вредительской деятельности против интересов безопасности Латвийской Республики, которая совершена прямо или через посредничество других лиц, наказывается лишением свободы до пяти лет» — так предлагается изменить статью 81.1 Уголовного закона. Демократично. Под «дамокловым мечом» автоматически оказываются все общественные активисты, сотрудничающие с российскими (и не только) фондами, ведомствами, СМИ.

Лишением свободы сроком до 8 лет (статья 80.) предлагается «награждать» лиц, чья деятельность направлена «против государственной независимости Латвийской Республики или ее суверенитета, на разрушение ее территориального единства, свержение государственной власти или изменение государственного строя». Причем, речь идет именно о ненасильственных методах.

Поистине всеохватывающая статья, ограничивающая публичные проявления любого инакомыслия. При этом под гильотину латвийской Фемиды могут попасть не только активные инакомыслящие, но и сочувствующие им лица. Помимо ужесточения наказания за публичный призыв против государственной независимости, законопроект заявляет, что «распространение материалов, содержащих такие призывы» также подпадает под уголовное преследование.

Предлагается и расширение статьи «Шпионаж», которое наказывало бы не только за передачу информации иностранным спецслужбам, но и абстрактным «иностранным организациям». В общем — все в лучших традициях репрессивной советской 58-ой статьи. Вот только наказание уж слишком мягкое — «ох уж этот Евросоюз с его гуманизмом». А можно ведь было бы как в «старые добрые» времена — с расстрелом и конфискацией имущества.

Латвийские спецслужбы давно жаловались на отсутствие «правовых» инструментов для борьбы с неблагонадежными элементами. Так, глава Бюро по защите Сатверсме Янис Майзитис неоднократно отмечал, что его структура сталкивается с ситуацией, когда несовершенство законодательства мешает вести уголовное преследование в связи с преступлениями против государства. С принятием поправок к Уголовному закону такие инструменты появятся.

PR-кампания политических преследований

В желании «рыцарей плаща и кинжала» расширить свои полномочия нет ничего удивительного. Но просто взять и ввести репрессивный закон — было бы недостаточно. Политические преследования и посадки инакомыслящих должны быть легитимизированы. Иными словами, латвийское общество необходимо убедить, что те жесткие меры против «врагов народа», которые предлагают новые поправки к Уголовному закону, необходимы и оправданы.

"Разоблачающая" компания в отношении неугодных официальной Риге активистов ведется давно. Провластные медиа непрерывно «обличают» оппозиционно настроенных русскоязычных общественников, политики навешивают на них ярлыки «российских агентов влияния».

Фамилии и красочные фотографии особо досаждающих власти лиц фигурируют в отчетах Полиции безопасности Латвии. При этом сам факт публичного существования подобных ежегодников носит исключительно пропагандистский характер: «Положение о Полиции безопасности» не содержит обязанности обнародовать результаты деятельности спецслужбы. Но там, видимо, считают, что «народ должен знать своих врагов в лицо».

Карт-бланш для борьбы с инакомыслящими, однако, требует более серьезной PR-кампании. Такая кампания началась…

В преддверии протаскивания репрессивных поправок к Уголовному закону через второе парламентское чтение как нельзя вовремя появился «исследовательский документальный» фильм «Генеральный план» режиссера Юриса Пакалниньша.

Картина, по мнению ее создателей, рассказывает о российских попытках «оказывать влияние на внутриполитические процессы в Латвии». В качестве лирических героев на экране показаны известные оппоненты официальной Риги: Татьяна Жданок, Александр Гапоненко, Илларион Гирс и другие. Первые кандидаты на посадку определены?

«Не стоит относиться к угрозам, упомянутым в фильме, легкомысленно», — обратилась к аудитории председатель парламентской Комиссии по национальной безопасности Солвита Аболтыня во время премьеры картины — «сегодня в парламенте, чтобы обезопасить себя, мы вносим поправки в Уголовный закон, в X раздел: "Преступления против государства"». Процесс запущен.

Общественное мнение будет подготовлено до нужного состояния по классической схеме — через телевизор. Начат показ фильма к кинотеатрах. Телеканал LTV 1 произведет "накачку" широкой аудитории «Генеральным планом» 5 апреля: накануне второго итогового чтения сомнительного законопроекта (поправки рассматриваются в срочном порядке — два чтения). Идею политических репрессий ведь надо как-то реабилитировать.

Европа «проглотит»

А что же Европа?

Свобода слова и мнений — фундаментальное право, записанное в Уставе Евросоюза. Согласно Лиссабонскому договору, ЕС имеет полномочия для реагирования на нарушения свободы слова. Но это в теории… На практике же дела обстоят иначе. Как это ни парадоксально, слабость руководящих органов ЕС заключается в том же, в чем и их сила: Брюссель — это место политического компромисса.

Так, Польша, взявшая курс на цензуру и ограничение свободы слова после победы на последних парламентских выборах правоконсервативной партии Ярослава Качиньского «Право и справедливость», получила из бельгийской столицы лишь недовольное «фи». Ну обвинил председатель Европарламента Мартин Шульц Варшаву в отказе от «базовых европейских ценностей», кого это волнует? Зато задача выполнена: медиа загнаны под политический сапог партии власти.

Сколько Брюссель ругал ту же Венгрию и премьера Виктора Орбана, сколько пугал Будапешт санкциями за правый крен во внутренней политике — ничего не изменилось. Едва ли стоит искать в ЕС защитника и от антидемократических поправок латвийских законотворцев. Хотя отдельные европарламентарии, конечно же, могли бы обратить внимание брюссельской бюрократии на репрессивный характер продавливаемого законопроекта. Для этого мы их, собственно, выбирали.

Но и «буйные головы» официальной Риги все же пока не столь буйные, как те же поляки: «рубке с плеча» предпочитают два десятка маленьких последовательных шажков.

Вот и перекройке Уголовного закона под нужды «гибридовоенного» времени, помимо PR-кампании, предшествовало зондирование почвы. Подобным зондажем выступил приговор 31-летнему кинорежиссеру Максиму Коптелову: полгода тюрьмы за шуточную петицию о вхождении Латвии в состав России.

Первый звонок прозвенел. Прецедент по ограничению свободы слова создан. Тюремное заключения Коптелову за общественно-политический юмор поставил латвийскую Фемиду в один ряд с такими странами как, например, Турция, известную своими судебными преследованиями за шутки и карикатуры. Принятие репрессивных поправок к X разделу Уголовного закона — «Преступления против государства» позволит штамповать подобные нелепые приговоры за мыслепреступления пачками: только сроки заключения будут побольше.

Рассматриваемый законопроект, безусловно, должен привлечь к себе широкое внимание, должен быть вынесен на общественное обсуждение. И все же, не хотелось бы сгущать краски. В настоящее время поправки сформулированы в слишком варварском, не приемлемом для европейского государства виде. Окончательный вариант, по всей видимости, будет «отшлифован» и приведен в более приемлемый для Брюсселя вид. Есть вероятность, хоть и не большая, что из проекта закона может исчезнуть его репрессивная составляющая.

Остается надеяться, что в среде законотворцев официальной Риги все же победит здравомыслие, и рассматриваемые поправки к Уголовному закону в их итоговой редакции будут существенно смягчены.

Загрузка...

Сюжеты