riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Адажский «террорист»: Россия обречена быть сильной, или ее не будет вообще

Уголовное дело против активистов партии «Другая Россия» Александра Куркина и Андрея Попко, проникших на базу НАТО в Адажи с целью выражения протеста против наращивания иностранного военного присутствия в Латвии, будет передано в суд в начале ноября, но его могут и вовсе закрыть.

Возможно ли это? Этот вопрос порталу BaltNews.lv задал одному из подозреваемых — Александру Куркину.

«Эта возможность не очень велика, но она существует. Мы не рассчитываем на то, что это произойдет и готовы защищаться по всем пунктам обвинения, чтобы победить юридически и морально», — сказал он.

Подозреваемые сначала в терроризме и шпионаже, а теперь в хулиганстве россияне продолжают проживать на квартире, предоставленной в их распоряжение Посольством России в Латвии, за что лимоновцы очень благодарны российским дипломатам.

«То, что, выйдя из тюрьмы, мы сразу же получили жилье, уже очень хорошо. Сотрудники посольства пришли в тюрьму, спросили об условиях содержания, о юридических делах. Потом держали связь через адвоката. В целом я удовлетворен отношением к нам со стороны МИДа России», — отметил Куркин.

Ему не показалось, что для Посольства России в Латвии они со своей протестной акцией оказались досадным недоразумением, осложняющим и без того непростую обстановку во взаимоотношениях Латвии и Российской Федерации. Отношение к ним российских дипломатов Куркин оценил как положительно нейтральное.

На вопрос, поменялось ли его отношение к действующему в России режиму, для борьбы с которым он вступал в партию, созданную Эдуардом Лимоновым, Куркин ответил:

«Безусловно. Уже изменилось многое, когда произошли события в Крыму и была оказана поддержка ополчению Донбасса. Мы это поддерживаем.

Около двух лет все движется в правильном направлении. Внешнюю политику России мы в целом разделяем. У нас есть несогласие в вопросах социально-экономического характера, социальной справедливости.

В частности, такое нелепое недоразумение, как отказ государственного Сбербанка открыть свои отделения в Крыму. Позиция Германа Грефа, высокопоставленного российского чиновника, что пока их и не надо открывать, вызывает досаду. Ведь через Сбербанк и пенсии, и зарплаты, и многое другое проходит. Физическим лицам он необходим. А в Крыму, в Севастополе его нет. То же самое касается операторов мобильной связи. Эту коллизию мы считаем недопустимой. Ее надо решить с пользой для наших граждан».

Куркин не согласен с теми, кто пренебрежительно отзывается об акции в Адажи.

«Кому-то наша акция может показаться несерьезной, эпатажной. Да, это акция культурно-политического характера. Серьезная или несерьезная? Была ведь вероятность, пусть и небольшая, что в нас будут стрелять. Могут посадить в тюрьму.

Несмотря на кажущуюся несерьезность, за этой акцией стоит достаточно серьезная ответственность, если не юридическая, то моральная. Мы понимали, что нас задержат и могут закрыть в тюрьму. Мы шли на этот шаг осознанно. Мы готовы были лишиться свободы, и мы ее лишились на срок около четырех месяцев», — сказал он.

По словам Куркина, срок небольшой в сравненим с тем, какое наказание за акции патриотического характера получают его товарищи в России. В качестве примера он привел случай Олега Миронова, который во время концерта Андрея Макаревича вышел на сцену и назвал артиста предателем.

«Макаревич проводил концерты, открыто симпатизировал бойцам Нацгвардии Украины, что совершенно неприемлемо. Наш товарищ назвал Макаревича предателем и получил за это три года. Очень неприятный, я считаю, эпизод для Российского государства.

Олег действовал в интересах страны, в интересах России, в интересах поддерживаемого Россией Донбасса, который сражается, и против тех людей в Москве, которые поддерживают украинскую сторону. Здесь какое-то явное несоответствие чиновников министерства юстиции внешней политике России. Олега, конечно, следует, оправдать и отпустить. По сравнению с ним, мы отсидели ерунду. Как говорят в тюрьме, на пальце одной ноги отстояли».

Куркин согласен, что мирные, ненасильственные акции, подобные той, что он и Андрей Попко провели в Адажи, не помешают наращиванию военного присутствия НАТО у границ России. На вопрос, что бы могло остановить раскручивающийся маховик военного противостояния России и НАТО в Прибалтике и остановить продвижение НАТО на восток, он ответил:

«Действенная дипломатическая работа министерства иностранных дел России, в первую очередь, если говорить о нынешней ситуации. А в целом России необходимо выстроить модель собственной привлекательности в мире, став своеобразным культурным оппонентом Запада.

Образ жизни в России должен отличаться от западного. Это очень важно. Если в США существует четкая система определенных ценностей, то в России она на данный момент недостаточно выражена. Не хватает последовательности и глубины в сфере информационной работы и идеологии».

Правда, по его словам, здесь возникает противоречие, чреватое осложнениями:

«Если Россия создает образ привлекательности, жизнь в ней становится интересней,  в целом это усиливает Россию, и Запад стремится противодействовать России и как-то ослабить ее. Это неизбежно. Западные страны заинтересованы в том, чтобы Россия была непривлекательной, чтобы она вернулась к состоянию 90-х годов прошлого века, а то и к еще более худшему состоянию.

Но Россия уже сделала определенные шаги в мире. Она заявила о себе, как о самостоятельной силе, с которой необходимо считаться. Она налаживает отношения со странами вне Европы и вне Северной Америки, выстраивает новую систему международных отношений. Запад будет противодействовать России по мере ее усиления и экономического развития.

Конкуренция с Западом на этом пути неизбежна, но она не означает неизбежности горячего конфликта и мировой войны. Мы как раз и ратуем за снижение опасности непосредственного военного столкновения и отказ от бряцания оружием».

На вопрос, снижает ли угрозу глобального военного столкновения бряцание Россией оружием в Сирии, Куркин ответил:

«Российское руководство неоднократно высказывалось за действия в коалиции с Соединенными Штатами, но США отвергают эту возможность. Тогда Россия воспользовалась приглашением Асада и двусторонними договоренностями с Сирией, не снимая с повестки дня готовности взаимодействовать в сирийском вопросе с Западом.

Здесь, как и в других вопросах, прослеживается конкурентное отношение Запада к России, усиление которой в любой сфере воспринимается как угроза позициям Запада. Но в данном случае Россия ведет успешную борьбу с общим врагом. Если она не будет этого делать, то саму себя подвергает угрозе импорта терроризма, например, на Северном Кавказе.

Слабая Россия не сможет справиться с этим конфликтом. Разве это не представляет для нее и для ее жителей еще большую угрозу? Внешняя слабость России неизбежно распространяется и на ее внутренние дела. То есть, Россия обречена быть сильной, или ее не будет вообще. Чтобы быть в мире, надо быть сильным».

Справка BaltNews.lv:

Куркин Александр Викторович (1989) — с отличием окончил Воронежский Государственный университет по специальности «Международные отношения» (тема дипломной работы: «Внешнеполитические аспекты национальной безопасности России»), затем обучался в аспирантуре на кафедре Мировых политических процессов МГИМО по специальности «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» (2012-2014). С 2009 года активист национал-большевистского движения. С момента создания партии «Другая Россия» активист ее воронежского, а затем московского отделений.

Загрузка...

Сюжеты