riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Беспилотник в прицеле
© Виталий Тимкив/РИА Новости

Дроны и хакеры: как мир незаметно погрузился в "тихую войну"

БПЛА, атакующие военные объекты, хакерские атаки, выводящие из строя целые отрасли стран – методы, к которым современные армии могут привыкнуть слишком сильно. Baltnews разбирался, насколько опасно применение силы, когда неизвестно, кто нападающий, а война эволюционировала настолько, что население даже не видит, как она проистекает.

Многие страны мира все активнее используют новейшие разработки беспилотников и других средств вооружений и разведки, с помощью которых можно наносить урон противнику, но при этом якобы не иметь никакого отношения к диверсиям.

Оградить себя от дронов

На днях представитель литовского погранведомства Гедрюс Мишутис заявил, что его страна закупила три устройства, цель которых – пресечение полетов БПЛА (Беспилотный летательный аппарат – прим. Baltnews). Теперь прибалтийские пограничники начнут активно использовать антидроны на границе с Калининградской областью России и Белоруссией.

Концерн "Калашников" представил гражданскую версию автомата АК-12 и дрон-камикадзе "Ланцет"
© РИА Новости
"Ланцет": ударный дрон, который изменит облик войны

"Устройства блокируют сигнал управления беспилотником, позволяют перехватить и посадить дрон на землю", – сообщил в прессу Гедрюс Мишутис. Подобное оборудование нужно литовским пограничникам якобы для пресечения незаконного наблюдения за военными объектами неизвестными БПЛА на территории прибалтийской страны. Вильнюс уверен, что дроны стали все чаще использовать в регионе для наблюдения за деятельностью литовских структур, сбора конфиденциальной информации или в контрабандных целях.

Так ли это на самом деле? Возможно. Гораздо важнее другое. Применение беспилотников для проведения сомнительных операций становится все более частым явлением во всем мире.

Впрочем, тут есть некая закономерность. Атаки и незаконная разведка дронов чаще всего фиксируются в тех местах, где есть конфликт интересов США и их геополитических противников. Атаки неизвестных дронов на танкеры в Ормузском проливе, перехват иранскими силовиками американского беспилотника на своей территории, многочисленные атаки БПЛА на российскую авиабазу Хмеймим в Сирии – это лишь неполный список.

Беспилотники, участвовавшие в атаке на российские военные объекты в Сирии
© Минбороны РФ
Беспилотники, участвовавшие в атаке на российские военные объекты в Сирии

Неудивительно, что сегодня у России, как и у многих других стран, даже у прибалтийских, есть множество различных средств борьбы с беспилотниками. Иметь защиту от них сегодня нужно обязательно, ведь атаки дронов (совпадение?) всегда происходят именно там, где есть конфликт интересов между государствами.

Беспилотники – не единственная угроза для мира

Проблема в том, что БПЛА – это аппараты, управление которыми происходит на расстоянии. Довольно часто очень трудно доказать, кто был действительно причастен к незаконной видеосъемке, атаке, террористическому акту, где использовался дрон.

К сожалению, научно-технический прогресс сегодня породил для военных разных стран не только дронов, но и массу других средств, с помощью которых можно организовать серьезную диверсию, но при этом остаться якобы не у дел. Взять хотя бы кибератаки.

Да, сегодня многие западные СМИ твердят о "российских хакерах", только вот они есть не только в России, но и в Китае, США, европейских государствах, странах Латинской Америки и даже в таких "странах-изгоях", как Северная Корея. Кто сказал, что какая-нибудь страна уже завтра не захочет совершить массированную атаку на энергетику, транспортную сферу или даже на военные ведомства другого государства?

Принципы кибератак

Взять, к примеру, США. Нет, не потому что Вашингтон якобы виноват во всех мировых проблемах или потому что очернять Соединенные Штаты – это весело и модно. Просто американская армия на сегодняшний день имеет самый большой бюджет и технически вооружена (если брать в целом) лучше всех в мире. Очевидно, что Белый дом обеспечил Пентагон весьма действенными кибервойсками. Так вот где гарантия, что они не устроят нападение на геополитического соперника США? Виновных ведь не найдут.

Пентагон
© CC BY-SA 2.0. David B. Gleason
Почему Пентагон много говорит о киберугрозах, но мало делает

Заметьте, официально у Пентагона для таких операций руки развязаны. Еще год назад Министерство обороны США без лишнего шума расширило полномочия Киберкомандования, разрешив ему "предпринимать более агрессивные действия для защиты государства от кибератак". Де-факто работники Пентагона получают право действовать на опережение, совершая рейды на иностранные сети, когда посчитают нужным.

Считаете это конспиралогией или "сгущением красок"? А вот жители Венесуэлы, которым несколько раз подряд устраивали "блэкауты" по всей стране, из-за чего в больницах погибали пациенты, с вами не согласятся.

Верить в то, что массовые отключения в латиноамериканской стране происходили накануне манифестаций в поддержку Мадуро чисто случайно – глупо. Тем более, когда при этом американский сенатор Марко Рубио говорил о выходе из строя резервных генераторов в "Эль-Гури" еще до того, как об этом узнали сами венесуэльские чиновники в Каракасе.

Отключение электричества и воды в Каракасе. Люди пытаются поймать сигнал мобильной связи на хайвее в Каракасе.
© РИА Новости
Отключение электричества и воды в Каракасе. Люди пытаются поймать сигнал мобильной связи на хайвее в Каракасе.

Новая мировая война, которую никто не видит

Проблема в том, что современные конфликты – это не два окопа, в которых сидят бойцы с ружьями и пытаются отстрелить друг другу голову. Все намного сложнее. Сегодня конфликт, если мы говорим о серьезных странах и армиях, ведется не только с помощью снарядов, пуль и бомб.

Киберманьяк
© CC0. pixabay
Как в США пугают население русскими "хакерами массового поражения"

К примеру, в тех же США уже давно руководствуются принципами сетецентричности при ведении боевых действий против вражеской страны. Говоря простым языком, такая доктрина опирается на последние технические достижения в области средств связи и автоматизации. Армия, аналитики, кибервойска, разведка, вертикаль командования (от сержанта до главнокомандующего) – все полностью синхронизируют свои действия. При этом самих военных действий в открытом поле может практически и не быть.
Всего пара десятков беспилотников, прилетевших неизвестно откуда и невидимые хакеры, выводящие из строя целые промышленные объекты, сегодня могут нанести гораздо больший урон стране, чем 50 или 100 танков.

Как рассказал Baltnews кандидат политических наук, директор Таврического информационно-аналитического центра Александр Бедрицкий, ударные и разведывательные БПЛА являются такими же системами вооружения, как и обычные пилотируемые, а кибератаки возможны даже против защищенных информационных систем, критически важных для страны инфраструктур.

Участники акции против ракетных ударов по Сирии в Симферополе сжигают портрет президента США Дональда Трампа
© РИА Новости / Александр Полегенько
Повышая ставку до максимума. Трамп готовит удар по Ирану?

"Например, одни из первых выявленных шпионских и деструктивных "червей" (примерно, 2009 год) – Стакснет и Флейм были предназначены для заражения изолированных интернет сетей, наиболее вероятно, использовавшихся в иранской ядерной программе.

В отношении БПЛА и кибероружия основными проблемами являются: а) сложность в выявлении субъекта атаки, б) в силу этого сложность реагирования – ведь доказательная база по отношению к агрессору может быть недостаточна. В отношении кибероружия добавляется еще одно обстоятельство – оно является, фактически, одноразовым, то есть его применение/активация будет осуществлено только тогда, когда это необходимо и, скорее всего, будет сопровождаться другими, возможно, вполне конвенциальными действиями. То есть кибероружие никак не может выполнять функции сдерживания.

Что касается БПЛА, то в случае использования сложных систем, как например, ударные системы США – Предейтор, или разведывательные – Глобал Хок, то проблем с выявлением факта агрессии (нарушения пространства) и государственной принадлежности не возникает.

Военнослужащий управляет БПЛА
© РИА Новости
Военнослужащий управляет БПЛА

Другое дело, когда используются системы, маскирующиеся под кустарное производство, как это было, например, при атаке роя БПЛА на авиабазу Хмеймим в январе 2018 года. Даже при однозначном выявлении источника управления, контрдействия оказались затруднены. Также, впрочем, как и против американских кораблей, осуществлявших пуск против объектов Сирии.

То есть подобная игра в "кошки-мышки" возможна на некой "нейтральной" территории, подобно тому, как протекали конфликты "холодной войны" с участием СССР и США. В случае же если будут затронуты жизненно важные интересы государств, реакция на действия БПЛА ничем не будет отличаться от реакции на использование других систем вооружения", – сделал вывод эксперт.

Если на стене висит винтовка, то она выстрелит

В беседе с Baltnews политолог Андрей Тихонов рассказал, чем опасны новые методы войны, при которых трудно определить, кто совершал атаку.

ВКС России провели испытания новой ракеты системы ПРО
© Министерство обороны РФ
Только для войны Судного дня. В чем принципиальное отличие новой российской противоракеты

"Безусловно, "неконвенциональные боевые действия" (Unconventional warfare) становятся все более значимыми с усложнением инфраструктуры и развитием техники. Кибервойна, психологическая война и прочее будут использоваться все активнее, поскольку поколения военных меняются, возникает понимание важности нетрадиционных методов ведения конфликта.

Это, конечно, можно осудить с позиций рыцарской морали. У многих до сих пор война ассоциируется с открытым забралом и боевым кличем "иду на вы". Но природа конфликтов трансформируется вслед за человечеством, и это объективный процесс.

В какой-то мере неконвенциональные методы гуманнее традиционных, предусматривающих нанесение максимального урона живой силе противника. Другое дело, что в отличие от традиционной войны, нетрадиционную очень трудно регулировать. Спецоперации потому так и называются, что подготавливаются и проводятся секретно", – сделал вывод эксперт.

Что ж, определенная частичка "гуманности" при использовании кибератак и различных дронов, наносящих удары по стратегически важным точкам страны, может быть, и есть. Только вот появляется одна проблема – растущий соблазн использовать безнаказанные атаки все чаще.

Лавров о США: всегда, когда наращивается военный потенциал, риски возрастают
Лавров: надеюсь, что в Вашингтоне поймут безрассудность идеи войны против Ирана

Третья мировая война до сих пор не произошла не от того что все люди хорошие, а для войны в наше просвещенное время нет повода. Он всегда найдется. Просто все хорошо помнят разрушения Второй мировой и число жертв. Работает фактор страха, сдерживающий глав самых мощных государств от начала "горячего конфликта".

А вот неконвенциональные боевые действия вроде как массовые разрушения, по крайне мере, в теории, миру принести не должны. Этакая "тихая война", которая "выключает" неугодные режимы в странах или инфраструктуру государств, вынуждая их капитулировать.

Вот только, если использовать кибератаки или дронов слишком часто, то в определенный момент можно Третью мировую, которой все боятся, и спровоцировать. Понимают ли это "западные партнеры"? Будем надеяться, что да.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты