riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Флаги ЕС в здании Европейского парламента в Страсбурге
РИА Новости

Восточная политика Евросоюза – это создание вокруг России пояса недружественных государств

Европейский проект под названием "Восточное партнерство", подразумевающий сближение ряда постсоветских стран с Евросоюзом, отмечает свой десятилетний юбилей. Об истинных целях этой программы Baltnews рассказал профессор Лев Криштапович, долгое время работавший в Информационно-аналитическом центре при Администрации президента Республики Беларусь.

– Г-н Криштапович, удалось ли за десять лет достичь заявленных целей программы "Восточное партнерство"?

– Если рассматривать реальность, то, естественно, нет. Почему нет? Потому что изначально программа "Восточное партнерство", как инициатива Польши и Швеции (в первую очередь, разумеется, Польши) предполагала – и сейчас, я считаю, предполагает – именно создание по периметру России группы государств, которые бы рассматривались для нее как недружественные. Все это делалось под риторику о продвижения Европейского политики соседства или европейских ценностей.

Кошелек и евро
15 лет в ЕС: как европейцы устранили латвийских конкурентов их же руками

– Вы хотите сказать, что это антироссийский союз?

– Это формально не декларировалось как антироссийский союз, но, естественно, подтекст его заключался в этом. Поскольку из общей цепи небольших государств выпадала первоначально Беларусь, и надо было каким-то образом вписать ее в этот формат "Восточного партнерства" – с пониманием того, что это будет тот формат, который будет противодействовать российским интересам на постсоветском пространстве.

Часы на башне церккви Святого Петра в Риге
© РИА Новости
Политолог о 15 годах Латвии в ЕС: из плюсов – возможность уехать отсюда

– Чьей инициативой было создание объединения такой направленности? Не одних же поляков, наверное.

– Мы прекрасно понимаем, что после разрушения СССР вся политика Запада заключалась и заключается в сохранении нашего большого постсоветского пространства в безынтеграционном состоянии. Чтобы сохранить его в таком состоянии, необходима была определенная политика, некие обещания, которые и предлагали элитам стран "Восточного партнерства". Определенные перспективы, что они в той или иной степени смогут быть частью общей европейской политической элиты. В этом и заключался смысл программы. И ни сколько не в продвижении и укреплении национальных интересов этих стран.

Поэтому "Восточное партнерство" – это первый этап. Следующий этап – это ассоциации с Европейским Союзом, что реализовалось в программах с Молдавией и Украиной. Цели совершенно ясны и понятны. Они абсолютно антироссийские и маскируются под видом неких перспектив евроинтеграции, которая по всему своему смыслу и плану является альтернативой евразийской интеграции.

Евро
© CC0. pixabay
Guardian: у Евросоюза есть проблемы и поважнее Brexit

– Как вы считаете, ассоциация с ЕС реально поспособствует вступлению Украины в Евросоюз?

– Думаю, что даже резидентские выборы в какой-то степени показали, что это было большое заблуждение. Или сознательный обман украинского народа. Как со стороны европейской (или западной) бюрократии, так и со стороны той части элиты на Украине, которая никакого отношения к интересам украинского народа не имела, а пыталась реализовать собственные интересы. Поэтому можно говорить, что президентские выборы на Украине подвели черту под иллюзиями "евромайдана" и показали, что фактически вся политика, ориентированная на так называемую евроинтеграцию, потерпела провал.

– А на чем основывается участие Белоруссии в программе "Восточное партнерство"?

– Если говорить откровенно и сохранять объективность и адекватность в этой ситуации, разумеется, тут секретов нет: 2014-ый год, "евромайдан" на Украине или, как бандеровцы назвали это, "Революция достоинства", во многом изменил геополитическую конфигурацию на постсоветском пространстве – и в более широком смысле – на европейском континенте. В том плане, что определенные постсоветские республики посчитали, что этот тренд евроинтеграции имеет некую устойчивость. Это произошло именно потому, что Украина как крупнейшее из постсоветских образований, после России, выбрало такой вариант развития.

Конференц-зал во время подготовки к Мюнхенской международной конференции по безопасности MCSC
© РИА Новости
Как беспечное отношение к безопасности подрывает престиж ЕС

Политические элиты других постсоветских республик – в первую очередь, в странах "Восточного партнерства" – сказали, что программа дает определенные перспективы для развития их стран. Это является, безусловно, ошибкой.

Тем более, надо учитывать, что политическая элита в Республике Беларусь неоднородна, ее можно разделить на чисто белорусскую и прозападную – в более точном выражении, польско-шляхетскую, как я говорю – которая работала в этом направлении, начиная с 1990-х годов.

– На ваш взгляд, у "Восточного партнерства" есть будущее?

– Надо исходить из того, что будущее может быть у той программы, которая действительно ориентирована на сотрудничество, развитие для всех сторон. Если она исходит только из принципов своих собственных, узких, эгоистических интересов – будущего быть не может. Мне кажется, в этом изначально несостоятельность и евроинтеграции, и, в частности, программы "Восточное партнерство" – они рассчитаны именно на реализацию интересов только лишь Запада. Постсоветские республики просто не берутся в расчет.

Брифинг главы МИД РФ Сергея Лаврова
© РИА Новости
"Поддались давлению своих внутренних русофобов": в чем проблема отношений России и ЕС

Поэтому они для нас такие программы будут абсолютно невыигрышными. Ситуация европейского учителя и постсоветского ученика. Неравноправие. Наши республики остаются периферией.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты