riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Первый военный комендант Берлина генерал-полковник Николай Берзарин идет вдоль строя солдат, 1945 год
РИА Новости

Генерал Берзарин. Латыш, который в 1945-м брал Берлин

115 лет назад – 19 марта 1904 года – в столице Российской империи родился будущий комендант Берлина Николай Эрастович Берзарин, человек, который мог бы стать одним из символов истории Второй мировой войны.

Что же символичного в его судьбе?

Сначала очень коротко расскажем о его жизни. В 1918 году сын рабочего Путиловского завода, латыш Николай Берзарин (латыш. Bērzzariņš) добровольно вступил в Красную армию, а через несколько лет стал офицером. В 30-е годы ХХ столетия он сделал очень быструю военную карьеру: в 1931 году командовал лишь ротой, а через десять лет – весной 1941 года – был назначен командующим дислоцированной в Прибалтике 27-й армии. Между прочим, в эту армию входил и 24-й территориальный стрелковый корпус, сформированный на базе бывшей армии Латвийской Республики.

В Великую Отечественную войну Берзарин воевал с первого дня боевых действий до победного мая 1945 года. Именно его 5-я ударная армия брала центр столицы Третьего рейха. И маршал Георгий Константинович Жуков по старой русской военной традиции назначил комендантом Берлина генерала, войска которого занимали город.

Бои на улицах Берлина, апрель-май 1945 года
© РИА Новости
Бои на улицах Берлина, апрель-май 1945 года

Будучи первым советским комендантом Берлина, Николай Эрастович Берзарин за короткий срок многое сделал для горожан. Вот что пишет современный немецкий историк Петер Ян: "Послевоенный Берлин Берзарина боготворил: Гитлер внушал, что Советы искоренят немецкую нацию, а он первым делом начал ее кормить. Еще до капитуляции и из армейских запасов. Вплоть до бесплатного молока детям. Невероятно быстро поднял из руин важнейшие инфраструктуры, развивал культуру…". 

Партизаны минируют железнодорожное полотно
© РИА Новости
Как латышский партизан поздравил страну с Днем Красной Армии

Сегодня историки отмечают именно тот факт, что возвращение Берлина к нормальной жизни произошло невероятно быстро. А генерал-полковник Николай Берзарин был комендантом Берлина всего 54 дня – 24 апреля он был назначен комендантом, а 16 июня погиб в дорожно-транспортном происшествии. С тех пор в Берлине не раз менялась власть, но Николай Берзарин и поныне считается почетным гражданином этого города.

Человек-символ

Таким был Берзарин как человек. А теперь обратим внимание на то, почему Николай Берзарин – и своего рода символ. На наш взгляд, говорить здесь можно о многом, в том числе и о том, о чем не вспоминают обычно в сегодняшней Латвии.

Итак, в XII столетии немецкие крестоносцы прибыли к берегам Даугавы и стали с помощью насилия устанавливать здесь свои порядки. В XX веке латыш Берзарин с оружием в руках нанес в столицу Германии своего рода ответный визит…

Штурм Рейхстага, май 1945 года
© РИА Новости
Штурм Рейхстага, май 1945 года

Заметим, что немецкое руководство Лифляндией и Курляндией ныне оценивают по-разному. Скажем, классик латышской литературы, автор поэмы "Лачплесис" Андрейс Пумпурс не случайно утверждал: "Был бедою, был напастью, тот же Запад и для нас…". Ведь при жизни Пумпурса многие латыши батрачили в поместьях немецких баронов, а их предки веками были крепостными немецких прибалтийских дворян. А вот что касается генерала Берзарина, то о нем как о коменданте Берлина известно только хорошее. Чем не повод для национальной гордости сегодня?  Вот только время нынче такое, что в чести в Латвии совсем другие персонажи истории…

Памятник латышским красным стрелкам
© РИА Новости / С. Соловьев
Ценили за профессионализм. Как бывшие красные стрелки служили в армии Латвии

На наш взгляд, примечательно и то, что Николай Берзарин в первые дни Великой Отечественной войны защищал от нацистов земли своих предков. Пытался деблокировать Лиепаю, отстоять Ригу, создать оборону по Даугаве…

В 1941 году одним из подчиненных Берзарина был командующий артиллерией 27-армии, будущий генерал-полковник Николай Хлебников. Позднее он так описывал в воспоминаниях Ригу за несколько часов до начала войны: "На набережной Даугавы полно гуляющих. Смеркается. Вспыхивают фонари, на темной воде играют блики. Мирный субботний вечер. Рига ярко освещена".

А 22-го июня в штабе Прибалтийского военного округа на улице Валдемара в Риге больше всего были озабочены… исчезновением командующего: генерал-полковник Федор Кузнецов  несколькими днями ранее отбыл на военные учения в Литву, и в первый день войны штаб не мог с ним связаться. Этот факт доходчиво показывает, какой была обстановка в округе после внезапного нападения противника.

Берлинская стратегическая наступательная операция с 16 апреля по 8 мая 1945 года. Советские артиллеристы готовятся к штурму Берлина.
© РИА Новости
Берлинская стратегическая наступательная операция с 16 апреля по 8 мая 1945 года. Советские артиллеристы готовятся к штурму Берлина.

В наши дни порой создается "глянцевый" облик генерала Берзарина: мол, летом 1941 года волевой и талантливый генерал всегда сохранял спокойствие, не колебался и прекрасно знал, что делать. Думается, ближе к истине был уже упоминавшийся Николай Хлебников, написавший в мемуарах о том, каким он видел Берзарина в конце июня 1941 года: "Вид у командующего был подавленный. Да его и можно понять. Фронт прорван, создать прочную оборону на тыловом рубеже, на такой крупной естественной преграде, как Западная Двина, тоже не удалось".

Атомное облако над Нагасаки, 9 августа 1945 года
© Public domain. Hiromichi Matsuda
Атомная казнь Хиросимы и Нагасаки: что произошло 6 и 9 августа 1945 года

Да и какими силами Берзарин мог бы создать прочную оборону? 27-я армия находилась в стадии формирования, ее силы к 22-му июня были разбросаны по огромной территории – по нескольким советским республикам… А что касается реакции Николая Эрастовича на отступление в первые дни войны, то было бы просто странно, если бы он делал вид, что все идет как надо и выглядел бы "бодрячком".

В мемуарах Жукова

Но судьба Берзарина символична и как у генерала – участника войны. Ведь это о нем писал позднее маршал Жуков, который умел давать реалистичные оценки полководцам: "Опытный, волевой, дисциплинированный командир. Командуя армиями, Н.Э. Берзарин в Ясско-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других операциях проявил себя талантливым военачальником. К разработке операций и руководству войсками относился вдумчиво, творчески выполняя приказы высшего командования…".

Маршал Советского Союза Георгий Жуков, Ленинград, 1943 год
© РИА Новости
Маршал Советского Союза Георгий Жуков, Ленинград, 1943 год

И такая характеристика Берзарина не случайна. Ибо высокая оценка Жуковым Берзарина повторяется. Вот как, к примеру, писал маршал о назначении Берзарина комендантом Берлина: "Учитывая наиболее успешное продвижение 5-й ударной армии, а также особо выдающиеся личные качества ее командарма Героя Советского Союза генерал-полковника Н.Э. Берзарина, 24 апреля командование назначило его первым советским комендантом и начальником советского гарнизона в Берлине".

И вновь Берзарин оказывается своего рода символом: как и ряд других генералов Красной армии, за войну он прошел путь от отступавшего в 1941-м году полководца до усовершенствовавшего свой уровень, прекрасно умевшего наступать победителя нацизма.

Повторюсь, генерал-полковник Николай Берзарин мог бы быть своего рода символом, гордостью латышского народа. Кто знает, может быть, его еще оценят в Латвии в будущем…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты