riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Рига
© Latvijas Republikas Saeima / Viktorija Hudjakova

События столетней давности все еще влияют на Латвию, но ничему ее не учат

Какие уроки можно было бы извлечь из вековой истории Прибалтики? 29 ноября рамках презентации изданий Фонда "Историческая память" и "Российской Ассоциации прибалтийских исследований", посвященных изучению балтийского региона, ученые нескольких стран обсудили исторический опыт в поисках ответа на этот вопрос.

"Все начинается с истории", – кратко, но емко заявил Николай Межевич, председатель Российской Ассоциации прибалтийских исследований.

По его мнению, во многих государствах разные вопросы имеют историческую подоплеку, но в Прибалтике получается так, что любой разговор с представителями МИД, с учеными или с экспертами соответствующих стран начинается с истории.

"Например, мы спрашиваем о приграничном сотрудничестве, а нам в ответ начинают рассказывать про войны Карла XII. С 1991 года любые переговоры с Эстонской Республикой на уровне государственных делегаций обязательно предполагают историческую дискуссию, по любым вопросам, даже если речь идет о транспорте и закупке железнодорожных полувагонов", – пояснил Межевич.

Факельное шествие 18 ноября в Риге
"Рижская дума не хочет ссориться с партией националистов": Кузинс о свастиках на столетии Латвии

Тезис о том, что вопросы истории являются насущими, подтвердили и другие участники беседы. Так, например, модератор дискуссии и руководитель исследовательских программ Фонда "Историческая память" Владимир Симиндей подчеркнул, что "многие современные решения принимаются исходя из крайне специфической трактовки прошлого".

Однако такой подход противоречит фундаментальному принципу – права сегодня живущих людей никоим образом не должны нарушаться из-за трактовок прошлого, касающихся поколений, которых уже нет на свете.

Эхо школьного образования

Один из самых наболевших вопросов в современной Латвии – это политика интеграции в отношении нацменьшинств и, в частности, школьные реформы Шадурского. В этом ключе следует отметить образовательную систему ранней Латвии.

Оказывается, в 1920-е годы в Латвии существовала достаточно демократичная система школьного образования, при которой национальные меньшинства имели свои школы и свои отделы при Министерстве образования. В отличие от современной ситуации, школы прошлого века имели обособленную программу обучения, а также получали финансирование из государственного бюджета.

Рижская городская русская гимназия, 1935 год
© Public domain. Latvijas Krievu kultūras mantojuma institūts
Рижская городская русская гимназия, 1935 год

Эхо долговой ямы

Экономика – это продолжение политики другими средствами. 100 лет экономическая модель новообразованной Латвии имела схожие черты с современным состоянием дел в республике. Ярким примером этого служит история жизни одной семьи – обеспеченной семьи Красинских, потерпевшей крах в первые годы после обретения страной независимости.

Рижский публицист и историк Александр Малнач, выпустивший в свет мемуары Лии Красинской и сверивший ее воспоминания с архивными данными, ставил перед собой задачу понять, почему семья Красинских, которая преуспевала в Риге до Первой мировой войны, разорялась на протяжении 1920-х годов в независимой Латвии.

Презентация монографии Александра Малнача "Лия Красинская и её время" и книги воспоминаний Лии Эммануиловны Красинской "Так было. Этюды из моей жизни"
Презентация монографии Александра Малнача "Лия Красинская и её время" и книги воспоминаний Лии Эммануиловны Красинской "Так было. Этюды из моей жизни"

"Исследуя систему налогообложения в буржуазной Латвии, я понял, что в то время банкротство Латвии было неизбежно. Только вхождение Латвии в состав более крупной и экономически развитой страны позволило бы покрыть те долги, которые лишь накапливались на протяжении 1920–1930-х годов", – заключил историк.

В ходе беседы было озвучено предположение, что в советское время бывшие владельцы мелкой застройки, которую сносили, многократно получали повторные компенсации в виде новых квартир.

"Это бомба под современной моделью экономики, так как олицетворяет банкротство, которое просто откладывается во времени. Мы опять приходим к этому – Латвия живет в долг, она нерентабельна как независимое самостоятельное государство", – считает Малнач.

Эхо Советского Союза

Любимая балтийская тема – это проблемы "оккупации". Особенно остро она встанет в предстоящем году, на годовщину подписания пакта Риббентропа-Молотова и присоединения Прибалтики к СССР. С учетом того, как часто прибалтийские политики поднимают вопрос о компенсациях, можно ожидать особого всплеска истерии в 2019 году.

Демонстрация трудящихся города Риги, требующих присоединения Латвии к СССР, 18 июля 1940 года
© РИА Новости
Вхождение Латвии в состав СССР. Как это было

Заместитель директора Историко-документального департамента МИД России Михаил Яковлев поделился своим мнением на этот счет: "Застрельщиком выступает министр юстиции, хотя на высшем уровне эта инициатива не поддерживается. В то же время в медийном и общественном поле она постоянно присутствует".

Однако, как выяснилось, произвести точные подсчеты невозможно: в Прибалтике и России абсолютно разные статистика и методология, не позволяющие адекватно перевести советские показатели в современную валюту.

"С моей точки зрения, это можно рассматривать как развлечение. Кто-то играет в шахматы, кто-то поет, кто-то подсчитывает ущерб от оккупации", – сказал Межевич. Но так ли эти требования невинны? По мнению Малнача, в современных условиях у требований по возмещению оккупации нет оснований для монетизации, однако неблагоприятная ситуация может подтолкнуть к реальным претензиям.

Изучать тему оккупации следует в общем историческом контексте. Любопытна отсылка к отдельным и почти неизвестным среди балтийской публики документам, которые могут быть "неугодны" действующей власти. Например, речь идет о сепаратных договорах о ненападении между нацисткой Германией и Латвией и Эстонией соответственно – пакты Риббентропа-Мунтерса и Риббентропа-Сельтера.

Молотов и Риббентроп после подписания советско-германского договора о дружбе и границе между СССР и Германией, Москва, 28 сентября 1939
© Public domain. wikimedia / фонд ЦГАКФД
Молотов и Риббентроп после подписания советско-германского договора о дружбе и границе между СССР и Германией, Москва, 28 сентября 1939

Но самое важное – это люди. Следует поднять вопрос потери человеческого ресурса, ведь коллаборационистские марионеточные режимы во время войны способствовали уничтожению значительной части местного населения, например, в виде депортаций, чтобы население не досталось советской власти. Это ответственность не Советского Союза, а тех сил, которые были на местах.

Но как помочь понять причинно-следственные связи тех лет и тех событий современному руководству Латвии, запершемуся в собственной ограниченной информационной "эхо-камере", – большой вопрос.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка...

Сюжеты