riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Партия Согласие
© Sputnik / Сергей Мелконов

Молчание – знак "Согласия"

В 2011/12 году, в пору языкового референдума, "Согласие" показало, что способно мобилизовать многотысячные массы избирателей, аккумулируя их протест против этнической дискриминации. А все остальное время оно занимается демобилизацией протестного русского электората в угоду режиму латышской этнократии. Практика это только подтверждает.

Часто приходится слышать, что русские в Латвии и в России – это разные русские. Я не сторонник данной теории, но одно различие бросается в глаза: латвийские русские на дух не переносят публичной полемики. Полемистов они считают скандалистами, особенно если предметом дискуссии оказывается русский вопрос. Полагаю, такой подход позволяет одной из заинтересованных в споре сторон попросту снять русский вопрос с повестки дня.

А ведь именно русский вопрос является для нашей страны ключевым. Как справедливо заметил один даровитый отечественный публицист, Латвия – страна одного вопроса. Верный ответ на него позволил бы Латвии решить кажущиеся неразрешимыми противоречия, помог бы сойти с дороги, ведущей в историческое небытие. Но сейчас не об этом.

В статье "Премьер не нашего времени" я предрек, что правящей коалиции ныне и впредь формироваться без участия партии "Согласие". Такое предсказание мог бы сделать любой, кто не лишен наблюдательности. Но я также заметил, что лидеры "Согласия" только притворяются, будто намерены конвертировать свою мнимую победу на парламентских выборах в реальную политическую власть на национальном уровне, довольствуясь ролью надзирателей за благонамеренным поведением русских.

Вячеслав Домбровский
© Latvijas Republikas Saeima / Ernests Dinka
Домбровский: "Согласие" не прорусская партия, двуязычия не будет

Один начинающий политик-согласист назвал это "поливом", счел за пятно на его новеньком партийном мундире. И попытался его оттереть.

"Удивительное непонимание происходящих процессов – причин и следствий, подсвеченное этой абсолютной чушью: ""Согласие" нейтрализует русское национальное меньшинство – и в этом качестве вполне устраивает латышскую политическую элиту, частью которой из всех сил и не так уж безуспешно пытается стать"", – прокомментировал мою мысль начинающий политик-согласист.

По его словам, "Согласие" появилось "только потому, что у русского национального меньшинства был запрос на такую политику – политику вовлеченности, неконфликтности и интеграции". "Вот и вся история. Это то, чего не может понять РСЛ (Русский союз Латвии – прим. Baltnews.lv), и как та муха продолжает долбиться в стекло из года в год: "Мой дед долбился, отец долбился и я буду долбиться!"", – продолжил начинающий политик-согласист, переводя общий разговор о политической нише "Согласия" в конкретику его противостояния Русскому союзу Латвии, который, кстати сказать, в моей статье даже не упоминался.

В предвыборном штабе партии Согласие и Честь служить Риге
Чужой среди своих: почему "Согласие" регулярно остается за бортом коалиции

Но самую любопытную реплику начинающий политик-согласист выдал ниже: "То, что этому настрою не дают реализоваться, не вина "Согласия". И самая большая трагедия не в "Согласии", а в том, что своими действиями правящие националисты могут в итоге качнуть маятник в другую сторону, изменив запрос меньшинства".

Вот это феноменально! Я не спорю, русские в Латвии – и я в первых рядах – хотят вовлеченности, неконфликтности и интеграции. Вопрос в том, обеспечивает ли эту триаду политика соглашательства, проводимая партией "Согласие"? Ответ, по-моему, очевиден так же, как и то, что "Согласия" не будет в правительстве ни теперь, ни когда-либо после; до тех пор, покуда руководство этой партии не откажется от своего оппортунизма, то есть никогда.

Со времени Школьной революции начала 2000-х "Согласие" (оно же ПНС, оно же "Центр согласия) взяло курс на подавление протестного движения, принося в жертву иллюзорной стабильности коренные интересы русского национального меньшинства, которые на словах обещало отстаивать. Говорить сегодня, что "Согласие" появилось "только потому, что у русского национального меньшинства был запрос на такую политику", все равно, что утверждать: русские просят только одного – чтобы их водили за нос.

Партия Русский союз Латвии
© Sputnik / Sergey Melkonov
Кто виноват в провале РСЛ? Мнение историка

Но феноменально не это. Критики Русского союза Латвии (он же ЗаПЧЕЛ) не устают повторять, что РСЛ боролся за русские школы и ничего не добился, то есть проиграл. Но им невдомек, что, согласно этой логике, "Согласие" тоже потерпело сокрушительное поражение. Оно агитировало за согласие, но согласия не достигло, то есть проиграло. Латышские националисты неизменно укрепляют свои позиции, а "Согласие" выглядит изгоем, каким прежде при их же помощи стал ЗаПЧЕЛ-РСЛ. Ни одна из партий, прошедших в 13-й Сейм, с "Согласием" даже разговаривать не желает. По крайней мере, на людях.

Если же критикам РСЛ приходится нехотя констатировать этот неоспоримый факт, то с оговоркой начинающего политика-согласиста: "То, что этому настрою не дают реализоваться, – не вина "Согласия"". Выходит так, что РСЛ виноват в том, что проиграл борьбу за русские школы, а "Согласие" не повинно в том, что проиграло борьбу за согласие. В этом де виноваты не "согласисты" с их проигрышной стратегией/тактикой, а "правящие националисты", которые "могут в итоге качнуть маятник в другую сторону, изменив запрос меньшинства".

Не до конца ясно, что хотел этим сказать начинающий политик-согласист, но общая мысль вырисовывается достаточно четко. Простодушно и чистосердечно он расписался в полной безответственности "Согласия" перед лицом русского национального меньшинства: мы бессильны, нас ни во что не ставят, но вы правильно сделали, что отдали свои голоса за нас, потому что у нас настрой на согласие; не переключайтесь, оставайтесь с нами. Другими словами: "Мой дед долбился, отец долбился и я буду долбиться!".

Сейм Латвии
© CC BY-SA 2.0. Latvijas Republikas Saeima / Ernests Dinka
После нас – хоть потоп. Лишь бы "Согласия" не было в правительстве

В таком вот духе я давеча ответил начинающему политику-согласисту, но тот от продолжения полемики уклонился. Сам ли он решил промолчать, или старшие товарищи ему посоветовали, я не знаю. С давних пор согласисты упорно воздерживаются от открытой полемики по русскому вопросу. Какая уж тут полемика, когда нечем крыть? Молчание – знак "Согласия", как говорится.

Но больше всего, если помните, начинающего политика-согласиста задело утверждение, что его партия не просто бессильна отстоять интересы русских латвийцев, а сознательно подыгрывает "правящим националистам", проводящим откровенно антирусскую политику. Такой взгляд он назвал "абсолютной чушью".

Допускаю, что не все в "Согласии" хотят играть роль прихвостня латышских националистов, как не все осознают, что эта партия выражает интересы не большинства русскоязычного населения Латвии, а лишь его незначительной части – компрадорской русской буржуазии, алчущей согласия и слияния с правящим режимом. Какие бы аттракционы неслыханной щедрости не устраивало "Согласие", свои значительные финансовые и административные ресурсы оно использует во благо кучки своих акционеров, а не основной массы избирателей.

Колокольня Домского кафедрального собора в Риге в Латвии
© РИА Новости
При Ушакове Рига стала более латышской, чем при националах – Лембергс

Но бюджет латвийской столицы и некоторых других самоуправлений – это золотое дно – отдается на разграбление "Согласию" в обмен на каждодневную работу по усмирению русских. В 2011/12 году, в пору языкового референдума, "Согласие" показало, что способно мобилизовать многотысячные массы избирателей, аккумулируя их протест против этнической дискриминации. А все остальное время оно занимается демобилизацией протестного русского электората в угоду режиму латышской этнократии. Этот мой тезис так и остался неопровергнутым. И он останется таковым, пока практика его подтверждает.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты