riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Немецкие солдаты в Риге
CC BY-SA 3.0 / Bundesarchiv

Кого больше всех боялся главный эсэсовец Латвии

75 лет назад – 25 октября 1943 года – начальник сил SS и полиции в Латвии бригадефюрер Вальтер Шредер издал приказ "Об обеспечении личной безопасности каждого члена командования". Приказ пришлось засекретить, ибо приводимые в нем факты отличались от утверждений нацистской пропаганды, как небо от земли.

Фюрер дислоцировавшихся в Латвии эсэсовцев в начальной части этого приказа с тревогой констатировал: "Усиление деятельности банд привело к почти ежедневным нападениям".

Под "бандами" Вальтер Шредер имел в виду отряды партизан, просто положение обязывало его использовать нацистские пропагандистские штампы. Текст приказа красноречиво свидетельствует о том, какой размах имело в Латвии партизанское движение.

Сегодня многие предпочитают представлять исторические события такими, какими их хочется видеть. И человек, желающий, к примеру, отрицать факт массового движения советских партизан в Латвии, вполне может предположить, что бригадефюрер Шредер был паникером и попросту не разобрался в ситуации.

Однако думается, что начальник сил SS и полиции в Латвии в своем приказе, изданном 75 лет назад, все же основывался на фактах. И именно поэтому писал: "Даже вблизи населенных пунктов и в городах уже совершены нападения как на отдельных лиц, так и на легковые и грузовые автомашины с пассажирами".

Участники реконструкции форсирования в форме бойцов Красной армии
Заплыв, который спас Ригу: как вспоминали освобождение города от нацистов

Главный эсэсовец Латвии делал вывод: чинам SS и полиции в Латвии беречься надо! Далее следовали указания, которые можно было бы обобщенно сформулировать так: действовать, как на враждебной территории. Бригадефюрер требовал от своих подчиненных не ходить в одиночку в темное время суток, всегда иметь при себе огнестрельное оружие, не ездить по ночам на машинах, а при выезде из расположения части "брать с собой заряженные автоматы".

Партизаны в засаде, 1941 год
© РИА Новости
Партизаны в засаде, 1941 год

Сопоставим ситуацию в Латвии с положением в некоторых оккупированных нацистами европейских странах в то время. В Европе имелись оккупированные территории, где немцы чувствовали себя довольно спокойно. К примеру, один из высших нацистских руководителей – начальник Главного управления имперской безопасности и по совместительству исполняющий обязанности "имперского протектора Богемии и Моравии", обергруппенфюрер SS Рейнхард Гейдрих ездил по Праге в автомобиле с открытым верхом, без какой-либо охраны и с одним лишь пистолетом.

Столь неосторожное поведение вполне бы сошло с рук одному из самых высокопоставленных нацистов Германии, если бы не английская разведка. Да, благодаря удачному для покушавшихся на Гейдриха стечению обстоятельств он был смертельно ранен. Однако нападение на него совершили не местные подпольщики, а тайно сброшенные из Великобритании на парашютах диверсанты. Местных же подпольщиков высокопоставленный нацист не боялся настолько, что даже об охране или более мощном, чем пистолет, личном оружии не позаботился.

«Мерседес-Бенц» Рейнхарда Гейдриха, в котором он был тяжело ранен, стоящий на месте покушения. Прага, 27 мая 1942 года.
© CC BY-SA 3.0. Bundesarchiv)
«Мерседес-Бенц» Рейнхарда Гейдриха, в котором он был тяжело ранен, стоящий на месте покушения. Прага, 27 мая 1942 года.

Согласитесь, это не Латвия, где 75 лет назад шеф сил SS и полиции Шредер рекомендовал каждому обер-лейтенанту ездить на машине, имея при себе заряженный автомат. Здесь нацистские оккупанты чувствовали себя куда менее спокойно, чем в оккупированных Чехии, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии и ряде других европейских стран…

Это при том, что если в современной Латвии порой оправдывают коллаборационизм событиями сорокового года, то, к примеру, в Норвегии или во Франции никаких оправданий непатриотичному сотрудничеству с нацистами не существовало. Что заставляет задуматься о причинах коллаборационизма.

Маршал Андрей Ерёменко
© фото из личного архива. Татьяны Еременко
Восьмой удар Сталина-Еременко: годовщина освобождения Риги от нацистов

В Латвии во втором полугодии 1943 года партизаны раз за разом устраивали засады и совершали нападения на противника. И не было в Латвии региона, в котором те, кто служил Гитлеру, могли бы чувствовать себя в безопасности. От пуль партизан не спасал даже высокий пост.

Приведу лишь два примера того, какие события происходили во второй половине 1943 года. Так, в Латгалии был убит командир полицейского батальона. В другом регионе Латвии – в Курземе – в сентябре партизаны атаковали грузовую машину, нескольким противникам удалось спастись, но восемь, по сведениям нападавших, были убиты.

В целом за второе полугодие 1943 года латвийские партизаны 15 раз проводили атаки из засад, всего же свыше 100 раз они вступали в бой с противником. Можно добавить, что антифашисты не раз подрывали на железной дороге вражеские эшелоны.

Время было трагичным. Говоря о партизанском движении, стоит обратить внимание и на такой факт: 75 лет назад в Латвии нередко латыши воевали с латышами. Дело в том, что собственно немецких военнослужащих и гражданских чиновников в Латвии было немного. А вот местных полицейских насчитывалось во много раз больше. Причем по мере роста активности партизан нацисты увеличивали в Латвии количество противостоявших им местных полицейских.

Думается, столкновения партизан с полицейскими в определенной мере могли создать в Латвии ощущение своего рода гражданской войны. И не стоит забывать, что в 1943 году со времени столкновений красных и белых в 1919-м прошло менее 25-ти лет. И часть тех, кто воевал в 1919-м году, участвовали в боях на противоположных сторонах и во Второй мировой войне.

Однако увеличение численности местных полицейских не привело к ликвидации партизанского движения…

И 31 декабря 1943 года начальник генеральной инспекции Латышского легиона SS Рудольф Бангерскис вместо того, чтобы готовиться к встрече Нового года, писал печальное письмо нацистскому генеральному комиссару Латвии Отто-Генриху Дрехслеру. В нем старый генерал жаловался: "…полоса в 4-5 километрах к востоку от Цесвайне… полностью находится в руках бандитов, которые уже являются хозяевами положения…".

Можно предположить, что это письмо носило в значительной мере риторический характер. Ведь Дрехслер, конечно же, не саботировал борьбу с партизанами. Но что он мог сделать: немцев в Латвии, как уже говорилось, было очень немного, и существенных подкреплений не ожидалось, а местные полицейские ликвидировать силы партизан оказались не в состоянии…

Советские самолеты "Ил-2" в небе. 1-й Прибалтийский фронт.Великая Отечественная война 1941-1945 г.г.
© РИА Новости
У латышских летчиков был выбор, на чьей стороне воевать – и они выбрали СССР

Теперь – об одной из причин, почему сегодня история партизанского движения в Латвии трактуется совершенно по-разному. Случайно ли, что сегодня в книжных магазинах романов по так называемой параллельной истории больше, чем обычных исторических романов? Каждый слышит, как он дышит, – и во многих странах историю представляют, как уже говорилось, именно такой, какой хотят ее видеть.

Примеров тому немало. Польша сегодня требует за ту давнюю войну огромное количество денег от Германии, не пытаясь даже подсчитать, какой ущерб международному праву и всей Европе сама нанесла еще в 1938 году, участвуя в разделе Чехословакии.

Западноевропейцы рассуждают об американских освободителях, не задумываясь, что к тому времени, когда американские военные в 1944 году пересекли Ла-Манш, Красная армия уже в значительной мере, как образно высказался британский государственный деятель Уинстон Черчилль, "выпустила кишки из германской военной машины"…

Латвия имеет возможность сегодня гордиться тем, что ее жители активно участвовали в антифашистской борьбе. Оснований для этого достаточно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты