riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Сейм Латвии
© Latvijas Republikas Saeima / Ieva Ābele

Латвия под властью "трехглавого дракона"

Фамилии министров и названия партий могут отличаться, но уже сейчас можно сказать, что политическая конфигурация в виде "трехглавого дракона" останется.

Продолжаются переговоры между партиями, прошедшими в Сейм, о создании правительственной коалиции. Президент назвал кандидатов на пост премьера: Пабрикс ("Для развития/За!"), Борданс (Новая консервативная партия, НКП) и Гобземс ("Кому принадлежит государство?"). Но уже сейчас можно сказать, что правительство останется прежним – если иметь в виду не фамилии министров и названия партий, а политическую конфигурацию. Я называю ее "трехглавым драконом".

Стабильность власти в Латвии, независимо от партийной принадлежности премьер-министра и числа партий, входящих в коалицию, всегда обеспечивалась союзом трех политических сил.

Первая "голова дракона" – прямой проводник американского влияния. Назовем ее условно – национал-либералы. Свою русофобию упаковывает в приемлемую для Запада политкорректную риторику. В нынешнем правительстве эту роль выполняло "Единство".

Вторая – радикальные националисты. Открытая русофобия, минимум политкорректности. Могут иметь особое, отличное от западного мейнстрима, мнение об однополых браках, феминизме, афро-азиатской иммиграции. В пока еще действующем правительстве эта ниша за Национальным объединением.

Янис Домбрава.
© BaltNews.lv
Домбрава: не раскидываться гражданством, как ненужным товаром

Наконец, третья "голова" – это, как правило, идейно-размытая партия (или союз партий), за которой маячат интересы кого-либо из "олигархов". В составе нынешнего правительства это Союз "зеленых" и крестьян, тесно связанный с мэром Вентспилса Айваром Лембергсом.

Что мы видим в новоизбранном Сейме? Каждая из "голов" представлена двумя фракциями. Национал-либералы – "Новое Единство" и "Для развития/За!", в сумме – 21 место в Сейме.

Радикальные националисты – Национальное объединение и Новая консервативная партия, 29 депутатских мандатов на двоих.

"Олигархические" фракции – "Кому принадлежит государство?" (СМИ утверждают, что за KPV стоит Айнар Шлесерс) и Союз "зеленых" и крестьян. У них в сумме 27 мандатов.

Айварс Лембергс
© CC BY-SA 2.0. Latvijas Republikas Saeima / Reinis Inkēns
Союз больных и неудачников: чем Лембергс объяснил падение рейтинга СЗК

Баланс сил несколько пошатнулся в сторону национал-радикалов, но это непринципиально для формирования правительства. Будет правящая коалиция состоять из шести, пяти или даже четырех партий – неважно, у власти останется тот же "трехглавый дракон".

Полагаю, что такая политическая конструкция удовлетворяет и заокеанских кураторов. Им могут не нравиться перегибы некоторых персонажей из национал-радикального лагеря, они могут подозревать "олигархов" в готовности при первом удобном случае перебежать на сторону Москвы. Но в целом конструкция стабильна и исключает российское влияние на правительство. Если одна из "голов" отвалится, на ее месте вырастет новая.

Стоит отдельно остановиться на Новой консервативной партии. Русские СМИ избегают называть НКП "нациками", относя ее к лагерю умеренных националистов. Но это заблуждение.

Вот как подвела итоги выборов в своем Twitter член НКП, писательница Эва Мартужа:

"Будем последовательны – в выборах участвовали только две партии; латышская – она получила 80% голосов, уважает Конституцию и готова работать для Латвии. Вторая – антилатвийская – получила 19% голосов. Эта партия всем сердцем ненавидит Латвию, желает ей смерти и желает стереть все латышское с лица земли".

Агрессивный антирусский пафос так и прет… Под "второй партией" подразумевается не "Согласие" как таковое, а русский избиратель, да и не-избиратель (неграждане) тоже. Русские хотят уничтожить Латвию и латышей – никак иначе интерпретировать это высказывание невозможно.

По уровню разжигания ненависти откровения Мартужи достойны войти в призовую тройку, наряду со словами Шноре о "русской вше" и постом в Facebook писателя Седлениекса, назвавшего русских "генетическим отклонением от общечеловеческих ценностей".

Эмблема полиции безопасности Латвии
© Sputnik / Алексей Тихомиров
Обжалованию подлежит! Полиция безопасности еще раз проверит слова Седлениекса о русских

К слову, Эва Мартужа – весьма плодовитый автор, написавшая кучу романов и научных рефератов. Кроме того, она депутат Рижской думы. Баллотировалась в Сейм, поднялась на несколько ступеней в партийном списке, но не прошла.

Стоит вспомнить и бредовые рассказы одного из лидеров НКП Юты Стрике (в девичестве – Потаповой) о том, как в Москве школьные учителя запрещали ей говорить по-латышски и называли латышский язык "собачьим".

Таким образом, в лице Новой консервативной партии мы имеем клон Национального объединения, но, возможно, еще более неадекватный и экзальтированный.

Юта Стрике
© BaltNews.lv
Юта или Анна: как на самом деле звали экс-замначальника KNAB?

А что же с планами "Согласия" войти в правительство? Вопреки бодрым заявлениям Ушакова и Домбровского (Урбанович, кстати, помалкивает), все латышские партии, прошедшие в Сейм, твердо заявили, что в правящей коалиции "Согласия" не будет.

На сегодня я не вижу ни одной веской причины, почему латышские политики должны вдруг захотеть поделиться властью с "Согласием". Что, если не поделятся? Случится русский бунт, избиратели, взбешенные издевательством над любимой партией, пойдут на штурм Сейма? Нет, конечно. Тогда зачем пускать чужаков в правительство? По доброте душевной?

Возможно, у лидеров "Согласия" были надежды, что если они будут хорошо себя вести, то американцы надавят на латышские партии, чтобы те выделили пару министерских кресел для "хороших русских". Встречи Ушакова с Маккейном, с навязчивой демонстрацией взаимной приязни, могли быть частью такого плана. А может быть, Ушаков просто блефовал, и никаких намеков-обещаний с американской стороны на самом деле не было. В любом случае Маккейн умер, и надежды, если они и были, умерли вместе с ним.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты