riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Лекция
CC0 / pixabay

Вредные советы от европейских стран: как не стоит проводить реформы образования

Многие европейские страны учат нас тому, как не надо проводить языковые реформы в сфере образования. Мы выбрали три разных кейса политики ассимиляции в школах, давшие противоположный эффект.

Иммиграция vs интеграция

Латвийские политики заверяют, что русскоязычные меньшинства в Латвии представляют собой вовсе не коренных жителей страны, а иммигрантскую общину, поскольку, согласно их логике, многие русские приехали в советское время. В этом кроется своеобразная ловушка, так как политика Европейского Союза в отношении межэтничности намеренно исключает любое юридическое определение понятия "этнические меньшинства".

Во-первых, это связано с тем, что четких объективных критериев этничности не существует: в современной сравнительной политологии таковым является самоидентификация индивида и его собственный выбор причастности к кому-либо этническому сообществу. Во-вторых, давать подобные определения может быть опасно в силу возможного конфликта на этнической почве. В контексте международного права не представляется возможным мирно разграничить такие противоречивые и взаимоисключающие понятия, как этнос и гражданство, а также право наций на самоопределение и принцип территориальной целостности государства.

Урок в школе. Архивное фото
© Sputnik / Артем Житенев
Зарплаты увеличим, но это не точно. Что обещают партии работникам образования

Однозначное определение статуса иммигранта в европейских правовых нормах также отсутствует, поэтому, вопреки мнению латвийского истеблишмента, в дальнейшем речь пойдет о русских не как о приезжих, а как об автохтонном народе, полноправных жителях своей страны. В связи с этим все реформы, в том числе образовательные и лингвистические, следует рассматривать по линии интеграционной, а не иммиграционной политики.

При изучении мировых практик урегулирования этнических конфликтов и интеграции нацменьшинств особое место уделяется именно образовательной политике, так как она носит стратегический и долгосрочный характер. Более того, политика в сфере образования – это своего рода лакмусовая бумажка официального курса, большой концепции развития, которая формируется (или должна формироваться) в государственных интересах, а вовсе не под сиюминутным влиянием правящей партии. Именно образование выявляет все социальные противоречия, выходящие далеко за его пределы.

флаг Австрии
© CC0. pixabay
Образование на языке нацменьшинств: чем для Латвии может служить пример Австрии

В 1995 году Совет Европы утвердил Рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств, которая запрещает любую дискриминацию и ассимиляцию, в том числе в школах. Кроме того, Конвенция признает право меньшинств изучать свой родной язык и учиться на нем. Несмотря на всю прелесть европейских документов, в основном они носят рекомендательный характер, поэтому ни механизма надзора, ни санкций за нарушения не предусмотрено.

Испания: пример массовых протестов

В 2013 году испанские автономии столкнулись с реформами в системе публичного образования, получившими название по имени профильного министра "Закон Верта". Нововведения вызвали волну протеста как среди оппозиционных партий, так и молодежи. В частности, возмущение было вызвано пунктом о введении единой образовательной программы во всех регионах Испании, что означало следующее: в школах Каталонии и Страны Басков национальные языки перешли из категории основных в категорию второстепенных, факультативных.

Фонтан трех Карниольских рек на городской площади в столице Словении Лябляне
© РИА Новости
Образование на языке нацменьшинств: чем для Латвии может служить пример Словении

Что касается частных школ и их "переманивания" на свою сторону, то реформа предполагала положение, согласно которому центральное правительство брало на себя обязанность выделять специальные субсидии тем школам, которые добровольно отказывались от преподавания на каталонском или любом другом местном языке. Очевидно, что такая языковая реформа в школах только способствовала недовольству Каталонии и ее обособлению. Впоследствии конституционный суд Испании признал действия центрального правительства в отношении национальных меньшинств незаконными. Впрочем, это не спасло Каталонию от более поздних протестов 2017 года и референдума за независимость региона.

Франция: пример изоляции общины

По регионам французской земли разбросаны небольшие коренные народы (эльзасцы, лотарингцы, бретонцы, корсиканцы и многие другие), что составляет не более 5% от населения. В местных школах преподавание культуры меньшинств и их языка не включается в основную школьную программу, а обучение на региональном языке допустимо только в начальных классах. Подобная политика французского правительства противоречит декларациям ЕС и вводит меры, нацеленные на ассимиляцию народов в единую французскую нацию.

Эйфелева башня в Париже
© РИА Новости
Парижская буря в стакане: чем отличаются русские диаспоры в Латвии и Франции

Такой курс во Франции был не всегда. Дело в том, что при правлении Жака Ширака в 90-е годы были свернуты программы по вопросам межкультурного образования. Таким образом, позиция Франции находится в контрах с европейским наднациональным законодательством, а меньшинства ищут другие пути сохранения своего языка. Так, в Бретани возникли "лагеря идентичности", цель которых заключается в освоении бретонского языка и бретонской культуры.

Болгария: пример радикализации меньшинств

Большинство национальных меньшинств Болгарии представлено турецкой и цыганской общинами. Согласно конституции страны, все народы, проживающие на территории Болгарии и не владеющие государственным языком, обязаны обучаться на болгарском, с единственной поправкой на то, что меньшинства имеют право вводить в школах преподавание своего родного языка в качестве факультативного. Тем не менее, регулярная дисциплина языков меньшинств в официальной школьной программе отсутствует. Таким образом, на государственном уровне обучение родным языкам с одной стороны не запрещается, а с другой – не поощряется.

Марш за русские школы в Риге, 15 сентября 2018
Донести мысль до правительства: почему латвийцы поверили в эффективность митингов

Такая политика ассимиляции берет свое начало еще с 1950-х годов, когда Болгария входила в состав социалистического блока: тогда турецкий язык был полностью исключен из школ. Эксперты подчеркивают, что в связи с этим малообразованные болгарские турки начинают объединяться в радикально настроенные группировки, которые крайне подвержены влиянию со стороны своей исторической родины – Турции, которая имеет потенциал в нужный момент "раскачивать лодку" общественного мнения. Нынешняя государственная политика в сфере образования способствует разобщенности между народами Болгарии и делает страну потенциально уязвимой к межэтническим конфликтам.

Помимо Рамочной Конвенции о защите национальных меньшинств, отметим другой документ – Европейскую хартию региональных языков. Хартия провозглашает перечень языков миноритариев на территории Европы (к ним, кстати, относится и русский) и право национальных меньшинств свободно пользоваться ими. Тем не менее, показательно, что ни страны Балтии, ни Франция, ни Болгария не подписали и/или не ратифицировали хартию. Результаты политики ассимиляции дают результаты только через очень длительное время, когда, кроме языка и культуры, будет стерта и историческая память народов.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты