Как автомобили превратились для латвийцев в квартиры

Дом на колесах
© CC0/ pixabay

В советское время квартира считалась выданной семье навечно, а вот машина была недоступной для большинства роскошью. Теперь все наоборот: из квартиры нередко могут выселить, и некоторые бездомные начинают жить… в автомобиле. Как относится общество к появлению в Риге таких "домов"?

Недавно в латвийскую правозащитную организацию позвонил немолодой мужчина. Жаловался на притеснения, рассказывал, будто еще много лет назад стал жертвой несправедливости и остался без квартиры. А ведь некогда он был деловым человеком, с "жирных лет" у него остался грузовой автомобиль. В нем он и живет. Вот только скоро у него могут отнять последнее – его нынешнее жилье.

Словом, печальная история. Так как собеседник сильно волновался, говорил весьма сбивчиво, выяснить конкретную причину его бедственного положения правозащитникам по телефону так и не удалось. Пригласили прийти в офис и все рассказать подробно.

А самим фактом выселения из жилья в Риге никого ныне не удивишь. В латвийских СМИ уже фигурировала цифра: с момента восстановления независимости Латвийской Республики суды приняли десятки тысяч решений о выселении из квартир.

Выселяют сегодня по разным причинам. Они общеизвестны: одних выгоняют из жилья за долги по квартплате и коммунальным платежам, у других отбирают жилищную собственность за долги по кредитам, порой арендаторов выживают из жилья собственники денационализированных домов, желающие с большей выгодой использовать свою собственность. Случается даже, что людей лишают крыши над головой их же родственники.

Спасаются выселенцы тоже по-разному: одни арендуют дешевое неблагоустроенное жилье, других выручают родственники или друзья, третьи обитают в жалких лачугах, именуемых садовыми домиками. Несколько лет назад латвийские СМИ писали о человеке, который поселился в лесу. В городах кто-то незаконно ютится в недостроенных домах. В последнее время, как уже говорилось, появились и люди, живущие в собственных автомобилях.

Недавно по одному из телеканалов показали такой сюжет. В жилом микрорайоне на окраине Риги в легковом автомобиле живут два человека – мужчина и женщина. В интервью телевизионщикам мужчина на хорошем латышском языке сообщил: как получилось, что он дошел до жизни такой, он объяснять не желает.

Может ли решить проблему бездомных рост доходов населения? Увы, нет. О чем красноречиво свидетельствует опыт более богатых стран Евросоюза.

Вспоминается, как более десяти лет назад в составе группы латвийских журналистов я ездил знакомиться с работой Европейского парламента. Во французском Страсбурге мы посетили здание Европарламента, выслушали лекцию о его работе, посмотрели, как идут дебаты, а вечером зашли в центре города в пиццерию поесть. Утолив голод, несколько корреспондентов разных СМИ вышли на свежий воздух: подышать и покурить. Мы болтали, смеялись. Вдруг радиожурналистка, член нашей группы, тихонько сказала: "Давайте отойдем в сторону, а то мы человеку спать мешаем". И тут я увидел то, что поначалу не заметил. Рядом с нами прямо на тротуаре лежит закутанный в одеяло француз и, невзирая на минусовую температуру и поднятый нами шум, спокойно спит. Честно говоря, впечатление было шокирующее.

Потом знакомый помощник депутата Европарламента рассказал латвийским журналистам, что в Страсбурге о бомжах заботятся. Их регистрируют, из муниципальных средств ежемесячно выдают каждому несколько сотен евро и одеяло. Вот только квартиру за выданные деньги в этом городе не снимешь. И бездомные продолжают обитать на улице. Так что одеяла им выдают недаром — чтобы было в чем спать на тротуаре.

Как общество в Латвии относится к тем, для кого автомашина стала квартирой, вопрос немаловажный. Примечательный факт – сюжет на телевидении появился после того, как некоторые жильцы близлежащего дома стали жаловаться: мусорят будто бы обитатели машины под их окнами, да и свои авто им у дома негде ставить, пусть полиция уберет отсюда пришельцев…

Бесспорно, за последние десятилетия жизнь радикально изменилась. Мы давно уже живем в городе с переполненными товарами магазинами, денег у большинства людей тоже стало побольше, а советская ситуация, когда человек не мог поехать за границу, нынешней молодежи кажется сюрреалистической небывальщиной. Мы в большинстве своем стали зажиточнее, практичнее и прагматичнее. Но не потеряли ли что-то в душе на пути к нынешнему обществу потребления?

Задумался, как отреагировало бы население Риги на появление у своего дома такой машины-квартиры в прошлом.

30 лет назад, в 1988 году, возмущенные активисты неформальных организаций, пожалуй, провели бы митинг на тему, до чего компартия довела народ, сердобольные старушки носили бы в машину свежую воду и еду, самые гуманные граждане предлагали бы страдальцам воспользоваться их туалетом, а горисполком срочно предоставил бы обитателям автомобиля койки в общежитии.

Двадцать лет назад – в 1998 году – ставшие более прагматичными жители рижской окраины, пожалуй, вели бы себя иначе: думали, как бы самим не остаться без средств, а жильцов автомобиля попросту не замечали бы. Точнее, несколько стыдливо отводили бы глаза в сторону и делали бы вид, что неудачников рядом не существует.

И, наконец, сегодня некоторые люди полагают: нам такие соседи не нужны, пусть убираются отсюда! Такая вот трансформация людских душ.

Автор этих строк никого не осуждает, не судья я им. Просто констатирую – времена меняются и меняются люди. Наверняка найдутся читатели, готовые обосновать позицию жильцов с рижской окраины, пояснить, что обитателям многоквартирного дома тоже нужно куда-то ставить свои машины, что мамы полагают – их маленькие дети имеют право гулять в максимально чистом дворе… И вообще, мол, надо еще разобраться, почему два трудоспособных человека не могут арендовать жилье и почему не могут ночевать в машине в более удобном с точки зрения владельцев квартир месте.

Мне кажется, десятки лет назад немало рижан руководствовались бы иными критериями. Впрочем, допускаю, что, как это нередко бывает с немолодыми людьми, могу идеализировать времена своей юности. Но мне трудно себе представить, чтобы тогда жаловались бы на вынужденного жить в автомобиле человека.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.