riga
Литва
Эстония
Латвия

Россия-Запад

Александр Гапоненко
© Sputnik / Сергей Мелконов

Мне не страшна смерть за дело справедливости: открытое обращение Александра Гапоненко

Латвийский правозащитник Александр Гапоненко, содержащийся под стражей в Рижской центральной тюрьме, направил открытое обращение в прокуратуру Международного уголовного суда с просьбой предотвратить преследование со стороны латвийских властей.

На протяжении пятнадцати лет я веду правозащитную деятельность в Латвии, которая выражается в публикации книг и статей, выступлениях в СМИ, обращениях в международные инстанции. Прежде всего я выступаю защитником прав национальных меньшинств Латвии. За свою деятельность уже 10 лет подвергаюсь преследованию со стороны политической полиции Латвии – Полиции безопасности.

Александр Гапоненко перед залом суда
Письмо Гапоненко из тюрьмы: о политической ситуации эзоповым языком

В июне 2016 года я обратился в прокуратуру Международного уголовного суда (МУС) с жалобой на то, что начальник полиции безопасности Нормунд Межвиетс организовал преследование активистов русской и других меньшинственных общин республики и просил рассмотреть, нет ли в его действиях признаков составной части преступления – геноцида преследования русских за их этническую, языковую, культурную и религиозную принадлежность. Материал находится на рассмотрении в прокуратуре. Все последнее время я дополнял свое обращение новыми фактами.

В октябре 2017 – апреле 2018 года я инициировал сбор материалов по фактам преследования русских путем принятия закона, ликвидировавшего образование на русском в латвийских средних государственных школах, частных школах и частных институтах, несмотря на то, что русский является родным для 40% населения.

За публичные выступления в СМИ, на разрешенных митингах и собраниях я был арестован 20 апреля и до настоящего времени нахожусь в Рижской центральной тюрьме в качестве подозреваемого. Та же Полиция безопасности обвиняет меня в попытке подрыва государственного строя за мою правозащитную деятельность. Со мной хотят рассчитаться за критику нарушения прав и свобод русского населения, которые гарантированы Конституцией республики и международными договорами.

Главное же, мне пытаются помешать продолжить сбор фактического материала о геноциде национальных меньшинств в Латвии.

Я уже обращался в прокуратуру МУС в мае 2018 года с просьбой предоставить мне статус свидетеля по делу о преследовании национальных меньшинств в Латвии, но пока не получил ответа.

Между тем, мое физическое состояние в тюрьме резко ухудшилось из-за возраста (64 года) и болезни сердца. Руководство Полиции безопасности организовало в отношении меня пытки, не позволяет пользоваться услугами адвоката на допросах, не обеспечивает перевода следственных действий на русский, родной для меня язык, тогда как следователь этим языком профессионально не владеет. Более того, сотрудники Полиции безопасности запугивают меня смертью и требуют, чтобы я оговорил себя. Я вынужден был отказаться от тюремной пищи, опасаясь отравления сотрудниками Нормунда Межвиетса, который находится в личном конфликте со мной, но продолжает прямо направлять действия следователей.

Мое обращение в прокуратуру Латвийской Республики с просьбой защитить меня от противоправных действий сотрудников Полиции безопасности оказалось безрезультатным – мою жалобу направили тому же Нормунду Межвиетсу, который организовал мое уголовное преследование.

Митинг солидарности с политзаключёнными Александром Гапоненко и Владимиром Линдерманом у Рижской центральной тюрьмы 16 мая 2018 г.
© BaltNews.lv/Дмитрий Жилин
Журналист: арест Гапоненко – беспредел на уровне фашизма

Никаких надежд на справедливое расследование и честный суд в Латвии у меня нет. Такое умозаключение я сделал после того, как президент Латвийской республики Раймонд Вейонис, премьер Марис Кучинскис и руководитель МВД Рихард Козловскис выступили с публичными заявлениями о том, что я виновен и подлежу строгому наказанию еще до того, как мое ходатайство об освобождении из-под стражи было рассмотрено в апелляционном окружном суде. То есть на судью было оказано давление исполнительной властью высшего уровня.

Я обратился с жалобой на решение окружного суда в ЕСПЧ, однако вряд ли дождусь его решения по причине естественной или принудительной смерти в тюрьме.

На основании этого я прошу вашего незамедлительного вмешательства, чтобы предотвратить мое преследование, истинной целью которого является воспрепятствование рассмотрению дела о геноциде национальных меньшинств в Латвии по моему заявлению и предоставить мне статус свидетеля.

Мне не страшна смерть за дело демократии и справедливости, но она создаст прецедент, на основании которого развернется избиение правозащитников в Европе, восторжествуют силы национальной диктатуры, угрожающие человечеству.

Загрузка...

Сюжеты