Прибалтийское рассеяние. Что делать с уехавшими, или Как создать сетевое государство?

Пассажиры в аэропорту "Рига".
© BaltNews.lv

Эмиграцию из Прибалтики не остановить. Можно смириться и с грустью наблюдать за угасанием прибалтийских народов. А можно переосмыслить прибалтийские государства не в качестве национальных, но в качестве сетевых. Посмотреть шире географических границ. Признать за диаспорой право на соучастие в судьбе исторической Родины и поделиться с ней властью.

Прогрессирующая хроническая эмиграция убивает Прибалтику. За годы независимости Латвия и Литва потеряли почти треть своего населения. По прогнозам Eurostat к 2020 году число жителей просядет еще на 20%. Смертность довлеет над рождаемостью, исход трудоспособного населения на Запад продолжается. Все это описывает малоприятное словосочетание — демографическая катастрофа.

«Хочу тебя обратно»

В период экономического кризиса 2008-2010 годов власть предержащие поощряли отъезд населения «за кордон». Такая вынужденная «эвакуация» красиво отражалась на статистике по безработице, снижала риски социальных протестов. «Я не считаю массовую эмиграцию — трагедией. Подобная ситуация наблюдалась и в конце 19-го — начале 20-го века. Тогда латыши за рубежом получали образование и опыт, а затем приезжали обратно и создавали Латвийское государство. Почему бы не продолжить этот положительный опыт?», — говорил в 2013 году тогдашний президент Латвии Андрис Берзиньш.

Опыт хороший, спору нет. Вот только одна проблема: никто не возвращается и Латвийское государство не создает, зато убегают оставшиеся.

В определенный момент для власть предержащих стало очевидным: дальше так продолжаться не может. Не то чтобы делящие депутатские кресла и министерские посты сильно нуждались в каком-то там населении. Просто собираемость налогов серьезно беспокоит, да евробюрократы из Брюсселя поглядывают откровенно косо. А надо ведь и себе зарплаты сохранить — еще кредиты выплачивать — и о карьерных перспективах задуматься, переизбраться в конце концов. Приходится имитировать борьбу с главным бичом Прибалтики, с депопуляцией. Звать латышей и литовцев домой.

В Латвии появляется план реэмиграции. План не работает. Многократно редактируется, переиздается и… снова не работает. Нечего удивительного в этом нет. «Доступность информации о рынке труда, обучение латышскому языку, сотрудничество с диаспорой, ограничение необоснованных требований по уровню владения русским языком» — собственно все. Так государственные мужи намеревались вернуть бежавших за длинным евро на Запад. Наивные.

В приступе отчаяния рождается новая инициатива. Институт Латвии запускает социальную кампанию под фрейдистским названием «Хочу тебя обратно». Латвийцам предлагается в «доверительной эмоциональной форме посредством личного видео- или аудиопослания обратиться к эмигрировавшим родным и друзьям и рассказать им о том, как они важны для Латвии и жителей страны». Что ж, многообещающе. Еще можно с бубном через костер попрыгать, песни попеть, глядишь, кто и воротится.

Прибалтийское рассеяние

После вступления в Европейский союз прибалты начинают стремительно рассеиваться по пространству Старой Европы. Первыми едут авантюрные «колонисты», следом — мигранты поумереннее, далее те, кого выталкивает с Родины экономическая нужда, отсутствие работы. В итоге эмиграция превращается в социальную норму. Едут теперь просто так, потому что принято, потому что друзья и родственники уже уехали.

В западных странах формируются новые прибалтийские диаспоры. Лондон становится седьмым городом по численности литовцев, обгоняя Утяну, Мажейкяй, Кедайняй, Тельщяй, Мариямполе, Палангу.

Между уехавшими и оставшимися выстраиваются серьезные экономические связи. Как сообщает МИД Латвии, диаспора вкладывает в родную экономику прибалтийской республики 500 млн евро ежегодно. Серьезная цифра. Часть этих денег, вытащенная заботливым государством в форме налогов, идет на поддержание безбедной жизни депутатов и различных министерских работников.

Новые зарубежные прибалты начинают говорить о своих проблемах и интересах, требуют у государств своего происхождения соответствующей поддержки. Представители диаспор просят у родного Минобрнауки разработать сокращенные программы, чтобы у их детей была возможность выучить латышский, литовский, эстонский языки и литературу, была возможность учить национальную историю и географию. Диаспоры формируют запрос на выстраивание системы контактов и связей с Родиной, трансгосударственных сетей.

Между тем, эмиграция из прибалтийских республик продолжается. При сохранении существующих тенденций настанет момент, когда латыши и литовцы пополнят ряды таких «диаспорических» народов как евреи и армяне, преобладающая часть которых живет за пределами «своих» стран. Не потерять с ними связь — архиважная задача прибалтийских республик. Задача, без решения которой сохранить в среднесрочной исторической перспективе ту же латышскость или литовскость едва ли удастся.

Власть — уехавшим

Не будем наивными, большинство тех, кто покинул прибалтийскую Родину, уже никогда не вернутся. Разнообразные планы реэмиграции и кампании «Хочу тебя обратно» бессмысленны по своей природе вне зависимости от их содержания. Прибалтийским политфункционерам остается лишь переосмыслить процесс рассеяния, взглянуть на собственные государства не в качестве национальных, но в качестве сетевых (!).

Условная Латвия или Литва должны мыслиться шире географических границ, должны включать в себя диаспору — важный внешнеполитический и экономический ресурс. Первым делом для этого нужно поделиться властью с уехавшими.

В парламентах наиболее подверженных эмиграционным процессам прибалтийских стран — Латвии и Литвы — следует выделить места для представителей зарубежной диаспоры: например, треть всех кресел, что сопоставимо доле уехавших. Делить квоты на такие «эмигрантские» мандаты следует пропорционально численности диаспоры в определенной стране. По сути требуется создать лондонский, дублинский, берлинский и другие зарубежные избирательные округа. 

Практика «позитивной дискриминации» не является чем-то новым и чаще всего применяется в отношении национальных меньшинств. Для представителей иноэтнических групп резервируются места в парламентах Индии, Словении, Хорватии, Бельгии, Дании, Италии, Казахстане, КНР, Португалии, Финляндии и др. Такие квоты предусмотрены законодательством более пятидесяти стран. Порядка 25 государств используют систему квот для увеличения женского представительства на выборных должностях. Прибалтам же следует забронировать парламентские места для уехавших.

Во-первых, без консультаций с диаспорой «рассеянные» Латвия и Литва более не способны решать общенациональные задачи. Во-вторых, для становления прибалтийских государств как сетевых эти самые сети должны быть выстроены и отлажены, у представителей прибалтийской эмиграции должна быть возможность отстаивать интересы диаспор на исторической Родине.

Диаспора сетевого государства, в свою очередь, должна ощущать с Родиной неразрывную связь, жить по определенным правилам, поддерживать дух и традиции своего народа, двигать его интересы везде, где это возможно, не быть заинтересованной в ассимиляции. Для этого уехавшим в равной степени необходимо соучаствовать в управлении этой сетевой структурой, иметь места в парламенте страны исхода.

Неким переходным этапом и предтечей «эмигрантских квот» может быть создание отдельных диаспоральных сеймов. Такие органы существуют в Италии, Хорватии, Финляндии. Так, парламент зарубежных финнов ведет свою работу с 1997 года и за это время «пропустил» через себя представителей 504 общин из 37 стран. Парламент зарубежных финнов сумел пролоббировать закон о двойном гражданстве и послабления налогообложения трудовых пенсий, выплачиваемых за рубежом.

Хороший орган, но лишь консультационный, реальной власти и политической субъектности не имеющий. Так что, господа прибалтийские депутаты, в конечном счете нужно будет подвинуться и поделиться с уехавшими местами в нормальном «взрослом» парламенте.

Министерство диаспоры

Как было сказано выше, диаспора сетевого государства должна жить по определенным правилам. Для выработки таких правил, воплощения их в жизнь и управления соответствующими процессами помимо квотированных мест необходимо создать и новых орган: Министерство диаспоры.

С 2008 года подобное министерство функционирует в составе правительства Армении. Разрабатывает политику в отношении зарубежных соотечественников, координирует ее реализацию, и, как гласит официальный сайт этого органа госуправления — «содействует деятельности по сохранению армянства».

В 2009 году Министерство по делам Иерусалима и диаспоры создает Израиль. Учреждение отвечает за связи государства с зарубежной еврейской диаспорой. Именно еврейство — первое сетевое государство, имеющее разбросанных по всему миру лояльных граждан. Вот у кого прибалтам и следует учиться.

Эмиграцию из Прибалтики не остановить. Население Латвии и Литвы будет сокращаться, литовская и латвийская диаспоры в других странах — будут продолжать расти. Остается осознать, что уехавшие — столь же важны, как и те, кто остался. Начать строить работу, исходя из этой установки. Начать мыслить себя вне географических границ, мыслить себя как сетевое государство. Так угасающие сегодня народы Латвии и Литвы способны сохраниться в среднесрочной исторической перспективе. Пусть, главным образом, в формате рассеяния, но рассеяния прибалтийского.