Надежда Савченко: «У нас в Украине, к сожалению, ничего не работает"

Верховная рада Украины похожа на болото, в котором нет смысла трепыхаться, законы в стране не работают, а люди, зная об этом, живут по принципу - главное не попасться, рассказала депутат Надежда Савченко в интервью ETV+.

Надежда Савченко в эксклюзивном интервью ETV+ рассказала о главных, на ее взгляд, проблемах украинского общества, его основных отличиях от демократического Запада, о его настроениях и недоверии к власти. 

- Согласно порталу "Сегодня" и, возможно, некоторым другим изданиям, сейчас вас называют чуть ли не агентом Кремля.

— Давайте не путать журналистов и народ. Журналисты составляют мизерный процент от народа. Этот процент, по крайней мере в Украине, всегда кем-то куплен. У нас в стране есть опыт формирования видимости мнения людей. Люди не все одинаково думают. То, что пишут СМИ, я не читаю. А в Раде говорят, что они комментируют мою работу.

- Верховная рада похожа на поле боя?

— Верховная рада больше похоже на болото, так как не с кем драться. В болоте, чем больше ты его месишь, тем больше вязнешь. Так что трепыхаться нет смысла. Лучше замереть и подождать. Я редко в последнее время захожу в Верховную раду, пропускаю заседания, так как там не происходит правильных процессов. Там есть видимость колоссальной работы, все депутаты противоречат другу другу, но нет целостного результата, нет построения страны. Я сейчас наблюдаю за работой Рады со стороны. Это тоже иногда делать важно.

- Недавно вы побывали в США и некоторых странах Европы. Какие отличия Украины от этих стран бросаются вам в глаза?

— Главное отличие Украины от Америки и Европы в том, что люди уважают закон. Есть закон и он един для всех. Отвечать будет и богатый человек. Общество не простит, если закон в его случае не сработает.

В Украине сейчас все превращается в хаос — есть внешний враг, есть вторжение, есть оккупированные территории, прошла революция — то есть все интенсивное и опасное сконцентрировалось в одной точке. И это очень взрывоопасно. У нас в Украине, к сожалению, ничего не работает. Это большое колоссальное отличие. Самое опасное в том, что все люди знают, что законы не работают, что если совершишь преступление, но сможешь спетлять, то все хорошо — главное не попадаться. Это проблема.

- Так было всегда?

— Так было всегда, все 25 лет, но это не было так очевидно. Все шло к тому, что одни могли обманывать закон, а другие должны были за этот обман отвечать. Но особенно это стало очевидно после победы Майдана.

Революция открыла людям глаза, но не могла совершить чуда.

Мы уже все понимаем причины произошедшего, понимаем, что прошлого не изменить и что будущее быстро создать не удастся, но нужно попасть в ту точку, когда гниль останется и кровь начнет медленно очищаться.

- Когда в 2004 году на Украине была сделана ставка на западный вектор, то эта идея провалилась. Проблема была в Ющенко, или это более глубокая проблема?

— Украинцы — легкие на подъем, но когда они дело сделают, то уходят дальше на свои места работать, а власть начинает портиться. У нас нет святых. Все, кто молодыми и чистыми приходят к власти, начинают портиться. Кто-то приходит уже с пониманием того, что начнет пользоваться властью в своих интересах. На эту тему по Украине даже ходят массы анекдотов.

- Ваш соотечественник из Львова Руслан Кацаба говорил в интервью, что украинцы научились делать Майданы, но не научились управлять державой. Вы с ним согласны?

— Научимся! Мы привыкли, что к власти идут ради власти.

- Какой поддержки вы ожидаете от Запада?

— Во-первых, я благодарна за то, что есть. Во-вторых, хотелось бы от них понимания. Страны, которые когда-то были под Советским Союзом, понимают, что такое Россия, какая у нее идеология. Несмотря на провозглашаемую в России демократию, от нее очень далеки европейские демократические ценности — ценности у нее более азиатские и более имперского типа. Хотелось бы, чтобы Запад понял, где именно проходит тонкая черта между двумя мирами — Россией и Западом. Насколько стоит дружить с Россией и в каких сферах, и когда дружба превращается в хамство. Россия с Украиной дружили долго. Но как только мы захотели чего-то своего, дружба переросла в хамство. Чтобы не допускать такое быдло в Европу, надо держать линию, заставлять партнера (Россию — прим. ред.) подниматься на уровень европейского языка и права, на котором находится Запад. На уровень России опускаться не стоит.

И экономическая, и политическая поддержка была бы действенна. В последнюю очередь хотелось бы поддержки военной, так как войны хотелось бы избежать. Но пока это невозможно, поддержка обучением, оружием, боеприпасами тоже нужна.