riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Карлис Улманис, 1934 год
© Public Domain

Гаспарян: Карлис Улманис из своей любимой Латвии улетел, как Карлсон, захватив с собой небольшую сумму денег

20 июля 1940 года межвоенный диктатор Карлис Улманис сложил с себя президентские полномочия и получил разрешение вывести из страны 1000 долларов США. О личности этого политического деятеля Baltnews.lv рассказал историк и писатель Армен Гаспарян.

"Эта дата, безусловно, – очень важный государственный праздник для Латвии. Как известно, вокруг Улманиса создан целый культ. Это демократический политик, проводивший правильные преобразования, при котором вообще никогда никаких безобразий не было просто по определению, а наговаривают на него, естественно, злобные и противные путинские пропагандисты, типа Гаспаряна одного отдельно взятого", – пошутил историк.

Журналист и радиоведущий, блогер, писатель и публицист Армен Гаспарян
© РИА Новости
Гаспарян: "Я бы даже не пытался сдавать экзамен по латышской истории"

Личность Улманиса с точки зрения истории не выдерживает никакой критики, считает Гаспарян. "Никаким записным демократом Улманис никогда в жизни не был. Вся его деятельность – это заторможенная, с учетом специфики этого чудесного региона Балтии, попытка создать некий аналог обычного национал-социализма германского типа со всеми атрибутами, которые свойственны именно этому типу государственного устройства", – сказал он.

Речь идет также о военизированных организациях – айзсаргах и угунскрустсовцах. Некоренное население Латвии, по словам Гаспаряна, в ту эпоху испытывало проблемы. "А что, в конце концов, случилось с немцами? Немцы там жили исторически, в Курляндии. А потом вдруг их начали оттуда выдавливать. Кто же это сделал? Мы с удивлением обнаруживаем, что это был тот самый записной демократ, которому надо ставить памятники, и чем с большей помпой это все будет происходить, тем лучше", – иронизирует историк.

Бегство Улманиса из страны – это история предательства. "Его бегство из страны – это, конечно, история о "невероятном" патриоте, который не жалел своей жизни для Латвии. Что же тогда случилось в июле 1940 года? А оказывается, Латвия стояла на пороге возвращения в лоно русской государственности – ну, тогда уже была не Российская Империя, а Советский Союз. Его, конечно, невозможно назвать правопреемником, но, с точки зрения глобального геополитического пространства, это, безусловно, так и было", – отметил Гаспарян.

Что должен был делать Улманис? "Он должен был защищать свою любимую Латвию до последней капли крови. Он должен был жизни не пожалеть, останавливая своей широкой демократической грудью танковые армады нашего Мордора. Но почему-то вместо этого человек, как Карлсон, сказал: "Ну, ладно, я полетел". И захватил с собой еще небольшую сумму денег. После чего в эмиграции продолжил сражаться с проклятой азиатской тиранией", – рассказал историк.

Национальный латышский праздник Лиго в Омской области РФ
© РИА Новости
Запрещенное Лиго: как советские диссиденты латышский праздник спасли

Рассуждая о биографии Улманиса, эксперт вспомнил генерала Карла Густава Маннергейма: "Он [Маннергейм] был шведом по национальности. Проблема Финляндии ему была так, относительно близка. Волей судьбы он стал ее президентом. Когда случилась советско-финская война, Маннергейм почему-то не отправился в Швецию, захватив с собой портрет Николая II. Напротив, он руководил своей армией, – отметил Гаспарян. – А чем занимался Улманис? Это мой вопрос ко всем его горячим сторонникам".

Как Улманис пришел к власти? "Все ли было демократично? Все ли процедуры были соблюдены? Сторонники Улманиса вынуждены были признать антиконституционность переворота после того, как в кровавом и жестоком тираничном Мордоре взяли и издали сборник документов по этому поводу и его презентовали. А произошло это не очень давно", – подчеркнул Гаспарян.

"Сторонники его говорили: демократия – она ж такая. Это, мол, вам, ватникам да колорадам не понять. А потом – опа – появились документы. Не поспоришь ведь – они не только из российских архивов, еще из зарубежных. Ладно, можно было говорить, что в Мордоре все подделывают. Но с немцами же этот номер бы не прошел. Поэтому им пришлось сказать – ну да, на первом этапе Улманис не был подлинным демократом, но уж потом-то! Конечно, во все можно поверить. Это уже вопрос религиозного свойства", – добавил он.

Загрузка...

Сюжеты