riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Коммунизм по-латвийски: каждому по 500 евро и можно не работать

Когда уже в названии мероприятия заявлено полтыщи евро, это само по себе привлекает общественность. И собравшиеся в коворкинге на Бривибас хипстеры были чрезвычайно оживлены. Казалось бы, вот-вот всех позовут за занавесочку, где начнется раздача лавэ.

 Но присутствующие депутаты сейма возвращали в реальность, подтверждая, что все звери равны, но некоторые равнее. Наконец прибыл высокий во всех отношениях гость — министр благосостояния Янис Рейрс, и собрание стартовало, пишет латвийская газета "СЕГОДНЯ".

Спарта, Намибия, Финляндия…

Организовал обсуждение Фонд Фридриха Эберта — простого ремесленника, сто лет тому назад ставшего президентом Веймарской Республики. Директор фонда в Балтийских странах Тобиас Моршел сказал: «Концепцию понять очень просто. Каждый член общества получает одинаковую сумму денег вне зависимости от того, работает он или нет». Поднять этот вопрос требуют реалии цифрового общества, где множество профессий уже становятся излишними. На что же будут жить оставшиеся не у дел люди?

Создание государства благосостояния, констатировал Т. Моршел, это серьезный вызов для Балтийских стран. Потому следует взвешивать плюсы и минусы всеобщего базового дохода касательно конкретных условий Латвии.

Германский политолог, доктор Кристиан Крелл, представляя тему, сравнил ее с мистическими существами — вроде призраков, вампиров и вуду. Все слышали, но никто в реале не видел (может, оно и слава богу).

— Как вы будете это финансировать? Будет ли это одноразовый платеж, или для покрытия ваших нужд? Тогда на каком уровне — чтобы вы могли выживать или принимать участие в развитии?

Раздача благ имеет древнюю и уважаемую историю. Еще конституция Древней Спарты обещала полноправным гражданам «необходимые товары», вне зависимости от их работы. В 2004 году право на базовый доход было записано в основном законе Бразилии. Эксперименты по его введению начались в таких разных по развитию странах, как Намибия и Финляндия. Мнение о том, что адвокатами данной идеи являются левые, доказала как раз последняя. Юха Сипилас был премьером правоцентристского правительства, и именно при нем началось применение базового дохода для 2000 безработных в размере 560 евро — вместо пособия. Заметим, эта сумма в Суоми далеко не покрывает жизненных потребностей. Потому профсоюзы выступили против. Скептики отмечали, что равный доход не компенсирует структурных проблем с бедностью, инвалидностью, и вообще представляет собой слишком резкий слом сложившейся системы благосостояния.

Подобные выплаты потребуют изменения налоговой политики и неизбежно приведут к привлечению новых иммигрантов. К тому же может создаться гендерное неравенство: женщины на свой доход будут кормить детей, а мужчины развлекаться…

Каждому по потребностям?

Затем получили слово представители различных общественно-политических сил.

Петерис Винькелис, активист «Движения За»:

— Всеобщий базовый доход — это свобода от голода, от страха, свобода делать то, что ты считаешь нужным. Конечно, не 500 евро и не в Латвии. Не будучи привязан к необходимости посещать какие-то курсы, конечно, это утопия. Но утопия полезная, заставляющая думать. В ситуации, когда меняется модель работы с 40 часами работы в неделю, профсоюзами, страхованием — не говоря уже о роботах, будут социальные проблемы. В отношении людей до 18 и после 70 лет мы уже договорились об обязательном доходе — это пособия и пенсии.

Сейчас в «Максиме» на кассах в ужасных условиях сидят тысячи людей, это крупнейший работодатель Латвии. Но за них платят налог. Что будет с ними, когда их заменят на аппаратуру, считывающую деньги за товар с карточек?

Гиртс Рунгайнис, инвестиционный банкир:

— Что мне не нравится? Мне полжизни пришлось прожить в государстве, стремившемуся к перераспределению. Поэтому все коммунисты, социалисты, фашисты для меня — вредители, отнимающие стимулы к труду. У нас и так есть базовый доход — это дороги, медицина. Это очередной популизм, который может ухудшить экономические результаты. Это луддиты — мол, придут машины, отнимут у нас, бедняжек, работу. Я за свободу и конкурентоспособность людей, не делая их зависимыми от политиков.

Мы все капиталисты, капитал есть у каждого. Мы идем к постиндустриальному обществу. Когда я смотрел на витрины магазинов, где ничего не мог купить, это меня стимулировало. Может быть, в таких ресурсных обществах, как Россия и Саудовская Аравия, может быть перераспределение. Но для свободных экономик, как Латвия — это вред.

Борис Цилевич, депутат сейма от «Согласия»:

— У меня совершенно другие воспоминания о социализме. Еще в детском саду говорили: кто не работает, тот не ест. Напомню суд над Иосифом Бродским, когда его спрашивали: «Где вы работаете?» «Я пишу стихи». То время уже прошло. Сейчас небольшое число людей может обеспечить общество едой и одеждой. Большее количество занято непроизводительным трудом — рекламой, маркетингом, финансовыми услугами. Да, есть отрасли, изъятые из рыночного оборота, — скорая помощь, полиция. Но у нас об экономике понятия прошлого столетия. И какие огромные средства тратятся на контроль в том же ведомстве господина Рейрса, чтобы пенсионеры и безработные не получили бы на пару евро больше. А Гиртс озвучивает все ту же концепцию, что рынок все расставит по своим местам.

Работать, чтобы жить — или жить, чтобы работать?

Робертс Путнис, активист партии «Прогрессивные»:

— Как бы выглядело общество, осуществившее данную концепцию? Труд является частью идентичности человека, смысл жизни через работу — это красиво. Люди, уходящие на пенсию или прекращающие трудиться по состоянию здоровья, теряют нить существования. Идея же базового дохода актуализировалась на фоне цифрового капитализма. Возьмите тот же Uber… Они хотят субсидирования со стороны государства. Рынок труда движется в сторону очень высоких требований. И с каждым потерянным часом человек теряет свою компетенцию.

Фелициана Раевска, ассоциированный профессор Видземской высшей школы:

— Вроде бы в левой форме подаваемая идея разрушает систему социального обеспечения, создававшуюся десятилетиями. Якобы все так просто. В общем, я очень подозрительна к этому. И сейчас есть возможность получать пенсию тем, кто нигде не работал, сидел в тюрьме или зажигал. 64 евро в месяц — и ни в чем себе не отказывай.

Я считаю, что единый всеобщий доход ведет к деградации. Но тем, кто не может по какой-то причине работать, нужно создать достойные условия существования. Следует создать систему поддержки молодежи, дающую им стимулы.

Янис Рейрс, министр благосостояния от «Единства»:

— Это утопия, это невозможно. Когда мне позвонили и пригласили на эту дискуссию, подумал, что говорят пранкеры. Я руководил комиссией по бюджету, финансам и налогам, и понимаю, о чем речь. Уже сейчас получатели пособий иногда имеют больше, чем социальные работники, которые мотивируют их искать работу. И молодцы финны, что закончили этот эксперимент. В Швейцарии люди проголосовали на референдуме против 2000 евро каждому, причем с большим перевесом.

Кстати, господин Рейрс в прошлом году при зарплате в 60 723,28 евро не отказался от получения пособия от Государственного агентства социального обеспечения — 600,84 евро. Как говорится, что охраняю, то и имею!

 

Загрузка...

Сюжеты