riga
Литва
Эстония
Латвия

Общество

Гендиректор Службы госдоходов (СГД) Илзе Цируле.
© В. Старков

Наличных денег скоро не станет. Но это к лучшему. Разговор с главой СГД «о самом главном»

О снижении оборота «налички», очередном росте акциза, пенсиях и многом другом на вопросы корреспондентов отвечала новый гендиректор СГД Илзе Цируле. Встреча прошла на прошлой неделе в редакции газеты «Сегодня». Задал «главному налоговику» страны свои вопросы и журналист BaltNews.lv.

Честно говоря, состоявшийся разговор оставил у меня двойственное впечатление. С одной стороны, Илзе Цируле — руководитель умный, довольно грамотный, открытый для общения. Некоторое её незнание глубин «практики жизни», применительно к налоговой сфере, пока вполне простительно: к своим обязанностям г-жа Цируле приступила 14 ноября прошлого года. Но с другой стороны, именно эта «практика жизни» способна даже самые благие начинания, которые эффектно смотрятся в форме презентации, на практике воплотить полным бредом. Но об этом — в конце материала.

«Презумпция виновности?»

Элина Чуянова (зам. глав. ред. «Сегодня»):

- «Во всех спорах с СГД, — спрашивает наш читатель, — проявилась такая практика: юридическое или физическое лицо должно документально доказывать свою невиновность по налоговым сборам, а не СГД — его виновность. Спорные вопросы всегда трактуются против клиента. То есть, по сути, действует «презумпция виновности»? Это латвийское ноу-хау, или общепринятая практика?»

— Я не считаю, что можно говорить о какой-то «презумпции виновности». Когда проходит налоговая проверка, налогоплательщик должен доказать, что все его сделки соответствуют принципам бухгалтерского учета. Что у него в наличии все документы, они правильно оформлены. Не думаю, что это негативная политика со стороны СГД. Это нормальная, даже повседневная ситуация.

- Поскольку вы недавно в должности, возможно, вы просто не знаете всех нюансов. Но наши читатели говорят, что таких случаев много. У СГД на ровном месте возникают какие-то подозрения и люди вынуждены бегать, собирать какие-то бумаги, что-то доказывать. А значит, терять время, деньги.

— Я не считаю, что мы спрашиваем что-то такое, что не входит в нормальный бухгалтерский учет. Все договора, это часть стандартной бухгалтерии предприятия. И обычно такой проверкой документов наш аудит и заканчивается. Хотя действительно, бывают ситуации, когда нам приходится обращаться в налоговые службы других стран. А это действительно более длительный и сложный процесс. Но такое случается очень редко.

- Латвия отличается от других стран, в том числе — от Литвы и Эстонии, тем, что у нас люди вынуждены платить налоги с пенсий. Точнее с ее части, превышающей 235 евро. Понятно, что вы не законодатель, а исполнитель. Но что вы думаете по этому поводу? Разве 300 евро у нас уже считаются большой пенсией?

— Это действительно трудно понять: в среднем у нас пенсии довольно маленькие. Но, так как сегодня идет речь о повышении необлагаемого минимума, думаю, что правительство хотело бы сделать шаг в сторону пенсионеров. Конечно, мы понимаем, что ситуации бывают очень разные.

Есть пенсионеры, которые получают примерно 60 евро в месяц. А самая большая пенсия в стране, если я не ошибаюсь, 19 тысяч. Мне кажется, с такой пенсии довольно правильно потребовать заплатить налог. Хочу уточнить: все пенсии платятся из социального бюджета. А с социальных взносов мы все-таки налоги не платим…

Гендиректор Службы госдоходов (СГД) Илзе Цируле.
© В. Старков
Гендиректор Службы госдоходов (СГД) Илзе Цируле.

«И позабудем мы шелест купюр»

Александр Шамров, журналист Baltnews.lv:

- У меня будет два вопроса, — вернее, один из двух частей. Еще в 2014 году СГД выступала с инициативой прийти к соглашению, которое обяжет коммерческие банки предоставлять вашей службе информацию о взносах наличных через банкоматы. Правда, там была оговорка: «если они носят регулярный и довольно ощутимый характер». Минфин тогда не стал рассматривать это предложение. Вы же, будучи еще кандидатом на пост главы СГД, говорили, что видите свою основную задачу в борьбе с теневой экономикой. А этому, по вашим словам, может способствовать ограничение объемов сделок с наличностью. Как при выплате зарплат, — так и, хочу подчеркнуть, в розничной торговле.

Поясню, почему я делаю на этом акцент. Буквально недавно мне пришлось слышать, причем от людей довольно разного уровня образования и социального положения, примерно следующее: «А ты знаешь, что скоро вообще запретят оборот «налички»? И обычных денег больше не будет…» Поэтому недосказанность в этом вопросе неизбежно порождает слухи. Срабатывает «эффект испорченного телефона». Или может быть, это не слухи, а правда?!!

Поэтому вопрос будет такой. Во-первых, не считаете ли вы нужным и возможным вернуться к идее о предоставлении банками в СГД информации по взносу наличности через банкоматы? И во-вторых, как вы вообще видите механизм ограничения оборота «прежних денег»? Насколько это реализуемо? Как в выплате зарплат, так и при покупках в розницу.

— Отвечу сначала на вторую часть вопроса. Прежде всего, всё объективно идет к этому. И может быть, это и хорошо… Развиваются и появляются всё новые виды платежных услуг. Например, пока еще необходима банковская карта. Но когда мы сможем делать все платежи через мобильный телефон, через другие современные средства коммуникации, необходимость в наличных деньгах уменьшится. Даже просто дать своим детям какую-то сумму на «карманные расходы» в электронном виде тоже будет намного удобнее и надежнее. 

Сейчас мы обсуждаем оба эти предложения. Во-первых, возможно ли в частном секторе — как и в государственном — чтобы все зарплаты в обязательном порядке выплачивались на банковский счет? Или, как уже сделано в отношении пенсий, на банковский или почтовый счет? Сейчас на уровне Министерства финансов и социальных партнеров идет обсуждение, как сделать то же самое в частном секторе. Пока мнения разделились. И нужно прийти к какому-то решению.

Во-вторых, мы вновь подняли вопрос и о контроле за взносами через банкоматы. Да, действительно, я думаю, что это проблема. В прошлом году примерно два с половиной миллиарда евро поступило на счета через банкоматы. Конечно, мы понимаем: есть компании, которые работают в регионах и делают через банковский автомат инкассацию. Но очень большой процент — это просто взносы от частных лиц. И все эти деньги находятся как-бы в «серой зоне»: непонятно их происхождение.

Сейчас Ассоциация коммерческих банков обещала подготовить нам соответствующую статистику, чтобы мы представляли себе точно объемы этих денежных потоков. С января месяца в Ассоциации новый председатель правления — Санда Лиепиня. Мы с ней прорабатываем конкретные механизмы, чтобы уже было основание выйти на уровень Кабинета министров.

- А вот вторая идея, относительно ограничения оборота наличности? Что это вообще потребует, — юридически, технически? То есть, одно дело, это — намерения, а другое дело — их реализация. И как заставить людей захотеть отказаться от того, к чему они привыкали столетиями?

— Это потребует изменения в одном законе. Это Трудовой закон. Конечно, можно говорить, что в маленьких городах нет такого количества банков, как в Риге, нет нужного числа банкоматов… Что до ближайшего банкомата надо ехать… Но у нас есть очень много почтовых отделений. Поэтому можно успешно работать через них, чтобы люди могли получить свои деньги на счета. И дальше люди уже смогут пользоваться наличными, если они вообще нужны.

- Но пока мы говорим только о выплате зарплат. А если говорить об обороте наличных в розничной торговле? Ведь снижение их оборота вы тоже считаете одним из факторов борьбы с теневой экономикой?

— Насчет розничной торговли есть такая идея. В будущем мы сможем освободить от кассовых аппаратов тех торговцев, кто не будет использовать наличные деньги. Я думаю, это будет для них большой бонус. Конечно, не все и не сразу примут такое решение. Но люди начнут думать в этом направлении.

Или, например, что касается маленьких и микропредприятий. В будущем, если такое предприятие открывает специальный деловой счет для налогов и все свои доходы перечисляет туда, — то оно не будет обязано содержать бухгалтера. Информация будет автоматически поступать в СГД и при помощи специальной программы будет вычисляться налог с оборота. И вот точно так же нужно, чтобы для каждой категории людей был свой бонус. Чтобы именно они поняли, почему им это выгодно — отказаться от наличных денег.

Тотальная РЕГИСТРация

Э. Чуянова: Скоро начнет действовать единый регистр счетов юридических и физических лиц во всех финансовых учреждениях. Кто и на каком основании будет иметь доступ к этому регистру? Достаточно будет просто подозрения чиновника, или должен быть факт правонарушения? Ведь и сейчас счета могут заблокировать, за неуплаченный штраф, задолженность… То есть, доступ к счетам у СГД есть. В чем тогда отличие? И как это согласуется с законодательством и мировой практикой? Не нарушается ли тем самым право человека на частную жизнь?

— Думаю, одна из самых важных целей создания такого регистра, это прежде всего, борьба с «отмыванием денег», с крупными финансовыми потоками, с финансированием международного терроризма. То есть, это проблемы гораздо большего уровня, чем «теневая экономика». Безусловно, СГД будет использовать в своей работе этот регистр. Но доступ к нему будет прежде всего у правоохранительных органов, полиции. И конечно, все действия в этом регистре будут фиксироваться. Поэтому невозможно представить, что кто-то возьмет и просто воспользуется информацией.

— Но утечки данных бывают из самых разных регистров…

— Да, да… Но сейчас, я думаю, возможности контроля вышли на гораздо более высокий уровень. В свою очередь, СГД в этом регистре интересуют те, у кого действительно большие задолженности.

В этом случае очень важно знать, в каких банках у должника вообще есть счета; и не только в латвийских, но и других банках Евросоюза. Потому что крупные деньги сегодня не знают границ. Значит, и мы должны смотреть не только у себя…

Хочу отметить, что этот регистр — это не «инструмент разглашения финансовой информации». Он будет содержать просто номера счетов. Для получения более детальных сведений все равно нужно будет получить право запросить их у банка. Просто мы будем знать, что, например, у человека счета в пяти банках.

— И что, это уже повод для подозрений?

— Само по себе нет, конечно же… Поводы для подозрений могут быть разные. Большие долги, неуплата налогов, сомнительные сделки с сомнительными партнерами.

— СГД возвращает налоги за обоснованные расходы на медицину и образование. А не проще ли сразу не включать эти налоги в стоимость услуг и экономить время людей и трудовые ресурсы?

— Безусловно, возврат этих налогов требует очень больших трудовых затрат. Сейчас, благодаря хорошим базам данных, эффективно работают пенсионные фонды, накопительное страхование. Но в целом нет отлаженного механизма электронного обмена информацией между разными сферами. Поэтому приходится использовать какие-то другие методы, чтобы уменьшить населению, например, медицинские расходы. Мы хотели бы в будущем решить эту проблему. Например, создать единый электронный регистр студентов… Тогда будет больше возможностей.

Призрак «железного старосты»

Юрис Лусис, новостной редактор латышского сегмента портала Vesti.lv:

— Службу госдоходов часто упрекают в том, что это такой железный староста, каратель. И тут же сравнивают с «милейшими» эстонскими коллегами, которые, как мамочка, нянчатся с клиентами. Скажите, планируется ли у вас постепенный переход к более сервисной структуре? Каковы последние веяния?

— Конечно, процесс идет и СГД несомненно меняется. Но время, в течение которого эта информация дойдет до каждого налогоплательщика, может оказаться достаточно долгим. В Великобритании, например, потратили 200 млн. фунтов, чтобы объяснить, зачем нужно платить налоги и что каждый от этого получает. Мы тоже должны идти к этой цели. Но восприятие в обществе изменится не скоро. Хотя уже сейчас есть много направлений, где соприкосновение с нашими клиентами-налогоплательщиками строится по принципу: «прежде всего — консультировать».

Например, это касается проверки поданных деклараций. Нет такого, что как только выявляются какие-то несовершенства, сразу накладывается штраф! Первым делом мы пытаемся коммуницировать. Звоним или пишем налогоплательщику. И очень часто при таких проверках санкции вообще не накладываются. Ошибки исправляются и на этом процесс заканчивается. Причем это относится не только к повседневным, рутинным вещам, но и к более серьезным делам.

Так, один из наших приоритетов на этот год, это зарплаты «в конвертах». Но даже когда мы видим, что средняя зарплата на предприятии продолжительное время ниже, чем по отрасли в целом, даже на эти случаи у нас выработан алгоритм действий — так называемый «комплект пяти писем». Три письма, это предупреждения. Первое — весьма бережное, щадящее: мы видим, что зарплаты у вас слишком низкие, может быть, вы ошибаетесь, может быть, вы действительно не знаете, какова ситуации в вашей отрасли — пожалуйста, обратите на это внимание. Второе обращение — уже жестче, третье — совсем жесткое. Впрочем, в комплект писем может быть включено и благодарственное письмо: да, очень приятно, что вы исправили свою ошибку, мы рады с вами сотрудничать. В худшем случае, если ошибки никак не исправляются, мы пишем: ждите от нас контрольных мероприятий. Так что работаем.

— Для снижения социального неравенства Всемирный банк предлагает Латвии ввести прогрессивный подоходный налог. Каковы последние новости в связи с этим? И каков ваш взгляд? Понятно, что решения принимают другие «господа», а не вы, но всё же…

— В настоящий момент как раз разрабатывается новая налоговая политика в Латвии на среднесрочную перспективу. Этот вопрос также будет рассмотрен. Ставки подоходного налога могут отличаться, в зависимости от объема доходов. Кроме того, мы придем и к дифференцированному необлагаемому минимуму. Это значит, что после налоговой реформы жителям со сравнительно низкими и средними доходами практически не придется платить подоходный налог. Разумеется, очень важно, какими будут компенсационные механизмы, чтобы компенсировать самоуправлениям снижение налоговых поступлений.

В целом мы изучили исследование Всемирного банка, и еще в прошлом году увидели, что налоговое бремя чрезвычайно велико именно у получателей низких зарплат. В связи с этим одна из главных целей новой налоговой политики — снизить эту нагрузку. Но необходимо избежать при этом ситуации, когда станет выгоднее вообще не работать, а сидеть на социальном пособии.

— Существуют ли какие-то обозримые сроки, когда могут вступить в силу все эти изменения?

— Планируется, что изменения вступят в силу с 1 января 2018 года. Есть план, что уже этой весной соглашение будет достигнуто, по крайней мере, на уровне Кабинета министров, а далее — направлено в Сейм.

Так меньше будем платить, или больше?!!

Э. Чуянова: В планах Минфина по снижению подоходного налога с населения и повышению корпоративного налога предусмотрен и рост акциза. На что и на сколько?

— На все виды акцизных товаров: на алкоголь, на сигареты, на топливо. Но это — поступенчатый план. В течение трех лет акциз должен подниматься постепенно. И мы должны постоянно наблюдать, как действуют наши соседи. Всё же балтийский рынок более-менее един.

— Но рост акциза на топливо, — это опять скачок цен?..

— Его рост может быть очень маленьким. Кроме того, обсуждается возможность создать специальный целевой фонд. И, через него, часть акциза пойдет на ремонт дорог. Если удастся разработать новую налоговую политику, то каждому будет понятно, куда уходят эти деньги.

А. Шамров: Может быть, в планах Минфина и предусмотрено снижение подоходного налога. Но наши политики уже не раз высказывали мысль, что этот налог неизбежно будет расти. Народу в стране становится меньше — значит, каждому придется платить больше. Такая вот логика…
Э. Ч.: Ну да: если где-то убыло, где-то должно прибавиться…
А. Ш.: Поэтому как вы считаете, существует ли какой-то оптимальный уровень этого налога? Попросту: если вот столько процентов, то людям в массе своей проще заплатить, чтобы не было проблем. А вот если уже больше, то выгоднее становится уклоняться. В итоге собираемость налогов, — по объективным социально-психологическим причинам, — не растет, а падает!

— Нет, ну насколько мы понимаем в концепции новой налоговой политики речь идет именно о снижении подоходного налога! Для высоких зарплат он останется на нынешнем уровне. А для зарплат поменьше подоходный налог будет снижен. Например, в следующем году минимальная зарплат предположительно будет 430 евро. Если у человека, который ее получает, двое детей, то совершенно очевидно, что необлагаемый минимум в этом случае будет выше минимальной зарплаты. Тогда ему не придется платить подоходный налог совсем. Останется лишь социальный налог. Эти шаги направлены и на то, чтобы выровнять подоходный налог на балтийском рынке.

А. Ш.: То есть — сколько?

— То есть — 20 процентов. И очень важно, чтобы новая налоговая политика мотивировала людей нормально платить трудовые налоги. Это, возможно, позволило бы выровнять налог на другие виды доходов: на дивиденды, налог от прироста капиталов… Чтобы был примерно одинаковый налоговый уровень на все виды доходов. Это также будет мотивировать людей честно предоставлять информацию.

Что будет 20 лет спустя?

Э. Ч.: Есть информация, что очень многие фирмы, — из-за неупорядоченного налогового законодательства, из-за роста налогов, — переводят сейчас свое производство в Эстонию и другие страны? Правда ли это? И насколько это отражается на сборе налогов? 

— Это точно не правда! Это обычная уловка, которую часто приходится слышать от бизнесменов. Но в реальной жизни мы видим совсем иное! В этом году прирост сбора налогов — восемь процентных пунктов. Это очень хороший показатель… Конечно, это может быть связано и с тем, что наша работа начинается с разъяснения людям. Поэтому самый большой прирост мы видим в сборе именно трудовых налогов. Это социальные взносы и подоходный налог с населения.

После введения минимальных социальных взносов мы волновались, что, будет снижение поступлений. Но всё идет очень хорошо. Я думаю, дело в том, что и правительство, и министерство экономики начали намного больше говорить о том, куда уходят наши налоги. Как всё это связано с государственными пособиями и пенсиями.

— Кстати. Часто говорят, что через 10-15-20 лет пенсий не будет вообще. То есть, сегодняшних пенсионеров мы в состоянии еще содержать. Но рождаемость невелика, миграция велика… Вымывается слой самых активных, работоспособных людей, который и зарабатывает эти деньги. Что вы об этом думаете? Какие-то признаки этого вы видите?

— Да, конечно. Раньше я работала в страховании и уже 20 лет назад мы начали говорить об этом: нужно ввести второй, третий пенсионный уровни. Чтобы люди сами собирали себе что-то на пенсию. Потому что первый уровень, это, попросту, те, кто работает сейчас, — платят нынешним пенсионерам.

Конечно, через 20 лет, может быть, это не опустится до нуля. Но если сейчас мы рассчитываем получать одну треть от своей зарплаты, то в какой-то момент гарантированная пенсия на первом уровне просто пойдет постепенно вниз. Поэтому люди должны действительно уже заботиться о себе. И начинать это, пока они молодые. Статистика показывает, что обычно человек начинает думать о пенсии после 40 лет. Сколько он сможет тогда успеть накопить?

Гендиректор Службы госдоходов (СГД) Илзе Цируле.
© В. Старков
Гендиректор Службы госдоходов (СГД) Илзе Цируле.

«Никто не платит дважды!»

— «Мы платим соответствующие суммы в фонд накопления, — пишут нам наши читатели, собственники квартир. — Начиная с декабря этот фонд стали облагать налогом в 21%. То есть, в сумме 42%. Получается, что приходится платить налог дважды. Бухгалтер нам говорит, что это требование Службы госдоходов». Это действительно ваше распоряжение, или просто инициатива на местах?

— Я думаю, бухгалтер должен обратиться в СГД, чтобы получить разъяснения. Потому что никто не должен платить налог дважды.

— «Когда готовился закон об обложении НДС платежей за обслуживание, — пишут нам те же читатели, — было заявлено, что товарищества собственников квартир, если они сами организуют обслуживание, этим налогом облагаться не будут. Наше товарищество создало свою обслуживающую организацию. Поскольку оно бесприбыльное и не является плательщиком НДС, то на каком основании облагаются налогом в 21% платежи, которые оплачивают члены товарищества за обслуживание своих домов? В бухгалтерии нам сказали, что государство не делит самоуправления по видам обслуживающих организаций. И поэтому нам, мол, надо платить».

— Дело в том, что есть те услуги, которые напрямую оказывает жильцам это товарищество. И они ни в коем случае не должны облагаться налогом. Но если товарищество являются посредником, — например, между строительной фирмой и жителями, — то конечно, эта фирма присылает счет с НДСом. Так что, надо смотреть по конкретной ситуации.

— У меня последний вопрос, дальше — коллега… Международные группы компаний впредь должны будут подавать в СГД отчеты о деятельности в каждой стране. Это предусматривают поправки к Закону о налогах и пошлинах. Каким, работающим в Латвии компаниям, придется отчитываться перед вашей службой?

— Например, компания имеет филиалы в других странах. По европейскому законодательству, налог должен уплачиваться в той стране, где идет хозяйственная деятельность и получена прибыль. Поэтому по каждой стране это должно рассчитываться отдельно. Не может быть, например, что у латвийской компании есть филиал в Литве, который получает большую прибыль, — а Латвия просто ее забирает.

Налог для «вольных стрелков»

А. Шамров, (Baltnews.lv):

— У меня опять вопрос из двух частей. С апреля 2016 года действует уголовная ответственность для предпринимателей, которые платят зарплаты «в конвертах». Но я хочу спросить о довольно большой категории трудящихся, о которой почему-то все забывают. Это так называемые фрилансеры или «самозанятые лица». Кто-то из них зарегистрировал микропредприятие, — кто-то нет. Кто-то считает, что у него пока нет таких доходов, чтобы получать официальный статус, а кто-то просто пока не знает, как у него пойдут дела.
Поэтому, во-первых, в каком качестве этим людям лучше «легализоваться»? Если они этого не сделали, будут ли какие-то репрессивные меры в отношении них? Попросту, будет ли их кто-то отслеживать, вылавливать за «нелегальную трудовую деятельность»?..

А вторая часть вопроса, это как бы продолжение предыдущего вопроса коллеги. Вы только что говорили о выплате налогов там, где происходит хозяйственная деятельность. Но мы живем в 21 веке… Человек сидит в Латвии, за компьютером, а работает на самом деле, — через Интернет, — в России, или на Западе. Там, где востребован его труд и его навыки. А вот заработанные деньги тратит тут, в каком-нибудь своем Пурвциемсе. И таких профессий и сфер деятельности очень много… Это могут быть программисты, музыканты, веб-дизайнеры, специалисты полиграфической верстки, литературные редактора, журналисты… Где человек в этом случае осуществляет свою хозяйственную деятельность?

— Ну, в этом случае, видимо, у человека есть договор с российской компанией и он получает зарплату в России? И он там зарегистрирован как работник. Например, есть очень много европейский стран, с которыми у нас заключены договора об избежании двойного налогообложения. Потому что такие ситуации бывают очень часто. И если человек заплатил налоги в той стране, с которой у нас есть договор, ему дополнительно уже здесь не надо платить.

— А с Россией был заключен такой договор?

— Это мы должны проверить. С большинством стран Евросоюза такие договора есть. А вот с Россией, я не очень уверена…

• (ПРИМЕЧАНИЕ: Соглашение об избежании двойного налогообложения между Латвией и Россией было подписано 20.12.2010. Правоприменение начато с 01.01.2013. — А. Ш.)

— …Но если мы говорим о самозанятых лицах, то в СГД есть такой режим налогообложения. Человек может зарегистрироваться у нас, как самозанятое лицо — и другого статуса ему уже не надо. Но конечно, кроме этого есть и другие статусы. Это патентная оплата, это микропредприятие… И конечно, каждому предпринимателю надо для себя выяснить, что ему выгодней.

Да, мы понимаем: есть те, кто считает, что у них маленькие доходы, им нет смысла платить налоги. Конечно, мы не сможем поймать каждого из них. Наверное, это и не будет нашим приоритетом в этом году. Нам надо больше работать с крупными предприятиями, которые не платят налоги. Поэтому это вопрос понимания самого человека. Человек не платит налоги, не имеет никакого юридического статуса, хотя он — не бездельник. А если он завтра заболеет? Или случится еще что-то? Тогда этот человек останется наедине с собой, со своими проблемами… И нам действительно надо еще много поработать, чтобы обострить этот вопрос, чтобы человек это понял. Пока люди не поймут, что платят налоги для себя самих, ничего не изменится.

«Проза жизни…»

Формат мини-пресс-конференции не позволял вашему корреспонденту прояснить все аспекты затронутых им вопросов. Но, исходя из «практики жизни», эти вопросы возникали прямо на ходу.

Например, г-жа Цируле говорит о снижении налогов, как об уже однозначно решенном вопросе. Но одновременно со стороны правящих звучат и заявления о необходимости не снижения, а наоборот, роста налогов! И даже проходит информация, что разрабатываются соответствующие механизмы… Так и хочется сказать: вы уж, господа, как-нибудь определитесь, чего народу ждать от вашего усердия!

Создание многочисленных электронных регистров всех сторон нашей жизни, безусловно, значительно облегчает деятельность управленческого аппарата. А вот для остальных жителей это — палка о двух концах. Нет ничего опасного в том, чтобы числиться в едином регистре студентов. А вот информация из единого медицинского или банковского регистров, — в случае ее утечки, — может очень сильно навредить человеку. Надежды, что она будет доступна только «тем, кому положено» в существующей «прозе жизни» выглядят довольно эфемерно.

Например, доступ к системе точного позиционирования вашего «мобильника» теоретически тоже имеют только спецслужбы. И тем не менее, есть множество косвенных, но убедительных доказательств, что доступ к «услугам» этой секретной спецтехники сегодня имеют и предприятия-монополисты, и фирмы по взысканию долгов, и даже коллеги-журналисты особо «лояльных» СМИ.

Точно так же может навредить человеку и утечка информации о каких-то его сделках купли-продажи. А этот риск, с тотальным переходам к «безналичке», неизбежно усиливается. Например, вы — мелкий предприниматель. НО — вы один из многих таких же, работающих в вашем сегменте рынка. И у вас всех есть один крупный и сильный конкурент. Он может себе позволить «заказать» информацию о ВСЕХ ваших финансовых шагах, — чтобы просчитать уже свои шаги и занять в итоге монопольное место на рынке. А вы, в итоге, на «обочине жизни»…

Наконец, мы все прекрасно знаем, что системы безналичного расчета периодически дают сбои. В этом случае этот платежный сегмент на какое-то время зависает — и заплатить в том же супермаркете можно только «по старинке». То есть, если абстрагироваться от уже привычного принципа нашей страны, — «хотели как лучше, а вышло — как вышло», то основная проблема общества, вся жизнь которого построена на информационных технологиях, это его высокая степень уязвимости.

Но даже пока гуманитарной катастрофы не случилось, представим себе базарчик в одном из «спальных микрорайонов», тем более — в одном из маленьких латвийских городков. Торговые модули там не оборудованы ни интернет-подключением, ни телефонной линией. Администрация даже не собирается этого делать: не выгодно. Ни хозяевам базара, ни арендатором торговых точек. А использование мобильного Интернета с платным трафиком неизбежно заставит вырасти цены.

Впрочем, и стационарное интернет-соединение с банком тоже платное. Поэтому за любую безналичную транзакцию, даже за покупку одного шоколадного батончика, магазину надо заплатить комиссионный процент. Его величина зависит и от типа банковской карты. Поэтому, например, в маленьких внутриквартальных магазинчиках приходилось видеть такие объявления: «Расчет банковской картой «*****» — только при покупке товаров на сумму не менее 10 евро».

То есть, сокращение использования наличных денег в розничной торговле ударит прежде всего по малому бизнесу. Большие торговые сети, за счет гораздо большего оборота пострадают от этого неизмеримо меньше. Однако в некоторых супермаркетах уже несколько лет пытаются, в виде эксперимента, отвести одну из касс только для безналичного расчета. Но, по моим наблюдениям, сохраняются они только в крупных торговых центрах. Где количество касс — от десяти до двадцати. И очереди в эту кассу практически нет. Вот таков сегодня процент населения, который предпочитает преимущественно безналичную систему расчетов.

Это лишь ряд из возникающей череды вопросов… Но решить их положительно можно только на уровне страны в целом. А это должен быть уже совсем другой разговор.

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ