riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Дискуссия "Запад и Россия: мост или стена?".
© BaltNews.lv

Запад и Россия: игра в шахматы до конца веков

Латвийский институт внешней политики (LIIA) провел в Риге конференцию "Запад и Россия: мост или стена?". Говорящая вывеска этого мероприятия не гарантировала четкого ответа: "мост" или "стена"? Как выяснил портал BaltNews.lv, стороны уселись за бесконечную шахматную партию.

Конференция состоялась в рамках проекта "Рижские диалоги" и была посвящена евро-атлантической безопасности. Стоит заметить, что общая риторика таких встреч, по крайней мере на нашей окраине объединенной Европы, где от Риги в 250 км на востоке — Псковская область, а в 400 км на юго-западе — Калининградская, становится менее агрессивной. Так не было в 2014 году.

Единая Европа возводит стены демократии

Возведение стен в головах сопровождается строительством заборов на границе: до 2019 года на латвийских восточных рубежах будет построена 90-километровая изгородь из бетона и колючей проволоки, в Карсавском районе построили уже участок этой стены, включая расчистку леса, сооружение контрольно-следовой полосы и установку сигнализации на заборе минимальной высотой 2,7 метра.

Латгальская стена будет не такой мощной, как демонтированная в рамках оттепели Берлинская стена постройки социалистической ГДР, но любая стена между государствами — это не признак демократии, а знак тоталитаризма?

Как напомнил на конференции руководитель Комиссии сейма по иностранным делам Оярс Эрикс Калниньш (Vienotība), отгораживаться от государств-соседей стенами — это глобальный тренд. Прочные стены на границах становятся символом Европейского союза, что никак не соответствует плану госсекретаря США Джорджа К. Маршалла об объединении Европы. 

Ояр Калниньш.
© BaltNews.lv
Ояр Калниньш.

Отец-основатель ЕС Робер Шуман также был бы разочарован: Болгария и Греция отгородились стенами от Турции, Австрия закрывается забором от Италии и Словении, Венгрия строит на границе с Сербией гигантскую четырехметровую стену длиной 175 км. И даже Украина старается быть в европейском тренде, создав план отгородиться от России сплошным забором. Правда, в данном случае на реализацию планов не хватает денег.

— Россия строит физические стены на границе оккупированной Южной Осетии и Грузии, а также проводит мост в незаконно аннексированный Крым, — сообщил депутат Калниньш. По его словам, НАТО и ЕС стараются сохранять каналы коммуникации с Россией по ряду вопросов: так, две недели назад в Братиславе на межпарламентской конференции приняли резолюцию о диалоге и частичном вовлечении России в европейские дискурсы.

Дискуссия "Запад и Россия: мост или стена?".
© BaltNews.lv
Дискуссия "Запад и Россия: мост или стена?".

— В конечном счете Россия и Европейский союз — отдельны, если вы смотрите в будущее, Россия не станет частью Восточной Европы. В 1999 году в Югославии возникла европейская идея мультиполярного мира, которая приемлема для Украины, а также для Молдовы, Грузии, Белоруссии — но Россия не входит в этом мультиполярный мир. И это создает военные риски. Переговорам о сокращении обычных вооружений мешает несогласие Москвы на вывод вооружений из Молдовы (Приднестровской республики) и Грузии (республик Абхазия и Южная Осетия). Война в Европе возможна… — считает эксперт Фонда Эберта из Вены Рейнгард Крумм.

Кто генерирует военные риски?

Эксперт по конфликтологии американского Фонда Маршалла Бруно Лете заявил о "производстве Россией военных рисков" в регионах, которые являются для Кремля зонами стратегических интересов.

Дискуссия "Запад и Россия: мост или стена?".
© BaltNews.lv
Дискуссия "Запад и Россия: мост или стена?".

— При этом безопасность ЕС от нападения России гарантируется, но конфронтация по сценариям, реализованным Россией на Украине и в Сирии, усилении влияния в Черном море, убивает диалог. Гарантии безопасности в отношениях Запада и России основываются на документах 1990-х, выработанных после холодной войны. По ним Москва играть более не намерена, и правила нужно менять, — считает Бруно Лете.

В свою очередь, экс-министр обороны Латвии и посол нашей республики во Франции Имантс Лиегис счел нужным добавить в дискуссию конференции толику реверансов в сторону НАТО, указав на безусловно миротворческие стратегические цели Североатлантического альянса. Это, по мнению посла, не понимают в Кремле, где опасаются нападения НАТО на Россию. 

Имантс Лиегис.
© BaltNews.lv
Имантс Лиегис.

Был также затронут вопрос о "пятой колонне" — русских резидентах в странах Балтии, в т.ч. латвийских и эстонских негражданах.

— Гражданство Латвии нельзя давать автоматически новорожденным детям неграждан, это противоречит концепции национальной безопасности Латвии, — уверен военный дипломат Лиегис.

Кстати, интересно, что бы было, если бы экс-глава Минобороны нашей республики с ее сложным посттравматическим социально-политическим бэкграундом высказался во Франции в духе, что, новорожденные дети эмигрантов из бывших французских колоний, ну или дети семей беженцев из Сирии, родившиеся в Париже, не могут получить гражданство? А мог бы господин Лиегис высказаться так в Сен-Дени, на Северном вокзале или в 20-м округе Парижа, где живут брутальные французские внуки эмигрантов из Конго, Габона и Марокко?

Нет, наверное — да и что ему там делать? В шумановской Европе так много тонких частностей и эксклюзивных стандартов демократии…

— Вопрос о строительстве мостов: в Латвии говорят на 7 языках национальных меньшинств, такое редко встретишь в европейских странах. Могу сказать, что Россия может использовать миноритарные общины для реализации сценария защиты «Русского мира», как в случае Украины и Крыма, — заявил Лиегис.

Тоска в бесконечной игре

Эта дискуссия в рамках "Рижского диалога" стала бы похожа на сплошной пропагандистский монолог, если бы не мнение другой стороны — в данном случае это взгляд с московской стороны мостов или заборов.

Знакомьтесь: москвичка, уроженка Донецка, УССР, Екатерина Чимирис. Хрупкая Екатерина Сергеевна представляет мощный инструмент РФ — Российский совет по международным делам (РСМД), программным менеджером которого она является. 

Екатерина Чимирис.
© BaltNews.lv
Екатерина Чимирис.

РСМД учрежден президентом Медведевым шесть лет назад с задачей "содействовать процветанию России через интеграцию в глобальный мир". Опыт Чимирис в политологии — 15 лет, она кандидат наук, и выглядит далеко не так брутально, как знакомый нам по визиту в Ригу "пентагоновский ястреб" сенатор Джон Маккейн.

— Говоря о российском обществе — оно очень разнородно как по идеологии, так и территориально: Москва — это одно, а есть Сибирь, Приморье, Кавказ. Есть разные мнения, и я бы хотела развития диалога, — сказала Екатерина Чимирис.

— Отношения России и ЕС являются не мостом и не стеной — это игра в шахматы. Кто меняет правила? Вы говорите о Донбассе и Крыме, но тогда надо вспомнить и Косово. Россия протестовала против геноцида сербов и войны в Косово, а создание этого де-факто государства поддержала, в том числе военными силами, евро-атлантическая коалиция государств…

На этой незаконченной, оборванной песне "Рижский диалог" и завершился — есть о чем задуматься.

«Спор запада и востока — это вечный спор, и он все еще продолжается»

После конференции Екатерина Сергеевна дала интервью порталу BaltNews.lv:

— Мне понравилось в дискуссии то, что мы не вышли за рамки существующей ситуации — но, к сожалению, месяц за месяцем мы не слышим ничего нового, — говорит BaltNews.lv Екатерина Чимирис. — Мне бы хотелось продвинуться вперед, — кажется, уже настало время для более глубокого диалога. Может быть, то, что Тони Блэр признал операцию в Ираке против Саддама Хусейна ошибкой, а во Франции сожалеют о бомбардировках в Ливии и линчевании Муаммара Каддафи — это шаг навстречу. Может ли быть следующим шагом признание западом ошибки с легитимизацией Косово? Нет. Как и в России не признают ошибкой возвращение Крыма.

- То есть встреча на середине моста не состоится?

— В ближайшее время — навряд ли. Россия, как я уже говорила, очень разнообразное государство. Мне приходится общаться как с очень проевропейски настроенными людьми, так и со сторонниками усиления роли России в мире. Я слышу разные аргументы, они сильны — и российскому истеблишменту необходимо маневрировать, удерживать свою позицию, чтобы максимально учитывать интересы своего населения. Спор запада и востока — это вечный спор, и он все еще продолжается.

- После Варшавского саммита НАТО в Швеции и Финляндии впервые появились силы альянса — а с другой стороны, произошло сближение России и Турции как второй страны НАТО и лидера этого военно-экономического блока на Ближнем Востоке. Как вы оцениваете развитие НАТО?

— Я могу сказать, что те страны, которые пытаются видеть в НАТО панацею все своих проблем, очень сильно ошибаются. Решение проблем — многовекторное.

Украина, столкнувшись с проблемой, совершила серьезную ошибку, выбрав тактическую конфронтацию с Россией: военно-политическое разрешение украинского конфликта в стратегическом долгосрочном плане не является мудрым. Балканские страны, как Сербия и Болгария, пытаются маневрировать между Россией и Западом. Это и Белоруссия — Александр Лукашенко также в своей политической стратегии на является абсолютным приверженцем России. Опираться на альянс НАТО и думать, что это решит все проблемы государства — недальновидно.

- Хорошо, предположим, что НАТО уберет свои военные базы в Балтии — в таком случае в ответ Россия отведет от наших границ Псковскую дивизию ВДВ?

— Это сложный вопрос, кто сделает первый шаг для разрядки эскалации. Но очевидно, что не в базах НАТО дело, не в тяжелом вооружении. Как бы ни было, ядерное оружие — самый мощный фактор безопасности.

Екатерина Чимирис.
© BaltNews.lv
Екатерина Чимирис.

- Как вы оцениваете укрепление государственных институтов в Донецкой и Луганской республиках — шансы вернуть эти области в подчинение Киева тают?

— Да, там появляются свои экономические институты, свои профессии — такие, как саперы, спасатели МЧС, перевозчики. Мне не нравится, что происходит там, меня это беспокоит — я родилась и жила в Донецке. Мы наблюдаем создание лимитрофных государств с замороженным конфликтом — как в Абхазии и Южной Осетии.

Я не думаю, что ДНР и ЛНР станут частью РФ, как в случае с Крымом. Во-первых, там сейчас очень много оружия в свободном обороте, в распространении его на территории РФ не заинтересованы. Во-вторых, там очень много пассионариев, которые приехали воевать. Мне очень жаль, что это происходит в моем городе детства Донецке. Но я понимаю, почему там все началось и, возможно, другого выхода у дончан не было.

По поводу Крыма — все началось намного раньше, чем референдум о вхождении в состав России.

— Китайский лидер Си Цзиньпин заявил о решимости КНР применить ядерное оружие в случае вмешательства США в конфликт в Южно-Китайском море — как вы оцениваете сближение Китая и России?

— Это интересная тенденция: очевидно, что у Китая — своя политика, в значительной части совпадающая с политической стратегией развития и безопасности России. Россия не отворачивается полностью от запада в сторону Китая, где существуют и развиваются проекты "Нового Шелкового пути", Евразийского экономического союза. У России — многовекторная политика, строящаяся в том числе на развитии проектов европейской безопасности.

- В свою очередь Америка как драйвер проекта Трансатлантического договора между США и ЕС создает конфронтацию с Евразийским блоком?

— Очевидно, что Евразийский союз еще молодой, а Европейскому союзу в рамках реализации плана Маршалла от 1947 года уже почти 70 лет. Эти геополитические блоки будут конкурировать, но ЕС сильнее.

Конечная конфигурация карт Европы, впрочем, неизвестна.

Знаете, я начала заниматься политологией 15 лет назад, и помню, что Россия шла к вступлению в ЕС. Были переговоры о безвизовом режиме. Потом, уже при Бараке Обаме, была "перезагрузка" отношений, потом охлаждение… Что будет еще?

- Россия нападет на НАТО — об этом в странах Балтии и Польше говорят чаще, чем в Брюсселе и Вашингтоне. Почему у нас очень часто говорят так, как вы считаете?

— Всегда проще мобилизовать население с такой риторикой. "Россия идет!" — это очень хороший инструмент. Особенно тогда, когда сильный сосед не всегда способен разобраться со своими внутренними проблемами. Но Украине легитимность Порошенко, например, основывается только на военной риторике. По прогнозам, к которым скорее стоит прислушаться, он как президент не доживет до следующего года — будет война. Технология майданизации хорошо отрепетирована, смена власти будет проста. Говорят о националистах, более радикальных, чем Порошенко — все же Порошенко не настолько радикален.

Самый худший вариант после новой революции — как во времена гражданской войны в РСФСР: крестьянин днем пашет, а вечером ставит пулемет "Максим" на тачанку, и воюет за белых, за красных, за зеленых.

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ