riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Фестиваль Кубана.
gazeta.ru

Продюсер «Kubana» Илья Островский: политическое напряжение - это беда для культуры

Завтра в Риге стартует фестиваль «Kubana» - одно из крупнейших российских мероприятий, переехавшее на Луцавсалу из Краснодарского края. Портал BaltNews.lv побеседовал с продюсером «Kubana» Ильей Островским о музыкальной культуре, политике и особенностях организации фестиваля в Латвии.

- Фестиваль «Kubana» переехал из Краснодарского края из-за геополитического напряжения. Не кажется ли Вам, что Латвия не самая спокойная и стабильная страна — вот, например, другие музыкальные мероприятия вынуждены ее покидать…

— Ну, здесь мы просто приобрели другие сложности: в России были одни, в Латвии — иные. «Kubana» — фестиваль, ориентированный на западную музыкальную культуру. У нас обычно более 70% зарубежных участников, хотя мы всегда оставляли большой сегмент для российских артистов. Так что теперь проблем с западными артистами у нас будет намного меньше.

Зато могут возникнуть с российскими. Но мы в основном работаем с альтернативными музыкальными коллективами, они никогда не были замечены в каких-то геополитических высказываниях спорного характера. На сегодняшний день все получили визы, все готовы по этим визам въехать в ЕС. Надеюсь, что никаких затруднений на границе у них не возникнет. Но если возникнут, то будем решать их по мере поступления.

- У Вас уже появилось какое-то впечатление о латвийской музыкальной и фестивальной культуре? Видите ли Вы отдельную нишу для фестиваля «Kubana»?

— Я вижу, что существует некое обособление латышскоязычного и русскоязычного населения. И мероприятия в Латвии ориентированы либо на одну, либо на другую аудиторию. И я надеюсь, что «Kubana» как фестиваль интернациональный, в котором есть место и западной, и российской музыкальной культуре, поможет сблизить и сгладить эти сложности в коммуникации. Я верю, что для молодежи — не важно, на русском она говорит или на латышском — в любом случае может дружить и находить общий язык. И верю, что мы сможем этому поспособствовать.

Да, в Риге мы сейчас воспринимаемся как российский фестиваль, но в России мы всегда воспринимались как фестиваль прозападный. Может, этот симбиоз нашей прозападности там и нашей российскости тут позволит сделать тот продукт, который будет нейтральным и равноценным для любой аудитории Латвии, говорящей на любом языке.

- У многих в Латвии неоднозначное отношение к российским фестивалям. Довелось ли Вам столкнуться с каким-либо негативом в адрес «Kubana», например, в местных СМИ?

Конкретного негатива я не встречал. Я сталкивался, скажем, с некой озабоченностью: как же так, приедут русские коллективы, а вдруг они поддерживают не то, что нужно поддерживать и так далее. Но я уже много раз говорил: все взаимные контрсанкции, которые касаются деятелей культуры, — тупиковый и абсурдный путь.

Я не хотел бы как-то поддерживать или не поддерживать высказывания тех или иных музыкантов. Но я знаю, что если мы говорим, что у нас свободные страны, то очевидно, что каждый человек — и музыкант в том числе — имеет право на свое мнение. Какое угодно! И если мы говорим: дайте право высказываться одним музыкантам и политикам, тогда надо дать право высказываться и другой стороне. Поэтому запреты на въезд российских артистов, которые привели к переезду «Новой волны» и других фестивалей, — это, на мой взгляд, действия сомнительного характера. Это совершенно точно никому на пользу не пошло. И с экономической точки зрения, и с политической.

Я уверен, что те, кто интересуется творчеством артиста, в сегодняшних возможностях интернета и других каналов коммуникации, все равно получат информацию о его взглядах и убеждениях. Не важно, где это прозвучало — в Латвии или в России. И от того, что это будет звучать со сцены или со страниц интернета, ничего не изменится. А запреты лишь нагнетают взаимное напряжение.

- Насколько вообще для музыкального мира все эти политические дрязги усложняют жизнь?

Для тех, кто занимается культурными проектами, все эти границы и политическая напряженность — это огромная беда. Это трагедия, когда артист не может донести творчество до своего зрителя.

Я очень хорошо понимаю политику и те ценности, которыми живет современная Латвия. Есть определенные исторические факты. Но если отталкиваться не от политических, а от человеческих позиций, то нельзя отрицать: Латвия с Россией связана многими родственными корнями. Существует общий культурный пласт, сколько от него ни отнекивайся. Если кто-то живет на территории Латвии последние 60 лет и любит Льва Лещенко, который будет у нас на фестивале выступать, то от того, что между странами возникла граница, он меньше любить его не станет.

- А что касается негатива со стороны россиян — мол, покинули родную страну и поехали «туда, где нас не любят»…

— Если речь идет о неком высказывании Иосифа Пригожина — а это единственное, что я слышал, — то он всё пояснил. Новость о переезде «Kubana» в Латвию застала его врасплох, он не понимал, какие тому способствовали обстоятельства. Он сожалеет, что фестиваль был вынужден покинуть территорию Российской Федерации. Ведь и мы в глобальном смысле сожалеем, что так сложилось. Но есть большая разница. «Новая Волна», «Голосящий КиВиН» и Comedy Club ушли из Юрмалы, но им предоставили площадки и возможность работать на территории России. У нас же как раз обратная ситуация! Мы прекрасно готовили фестиваль в Калининграде, и он замечательно бы прошел. Туда собирались тысячи людей, которые сейчас сдают билеты, теряют деньги и сожалеют о том, что так случилось. Но в Калининграде нас отменили, и Рига пошла нам навстречу.

- Каковы Ваши впечатления от работы с латвийской командой?

— Великолепные! Во-первых, сотрудники рижской думы гораздо ближе к современной музыкальной культуре, чем те чиновники в России, с которыми мне приходилось общаться. Во-вторых, их заинтересованность в мероприятии не ограничивается проведением пресс-конференции и громкими словами. Она подкреплена конкретными делами. Например, подготовкой площадки в сжатые сроки. А это очень сложно! Сейчас на площадке работает огромное количество строительной техники.

В России мы могли только мечтать, чтобы нам так готовили площадку. Очень простая, быстрая и понятная коммуникация. Это начинается с первого шага через порог Рижской думы, где у тебя не требуют никаких заранее заказанных пропусков и записи. Мы не очень привыкли к тому, что можно просто постучаться в кабинет к мэру. В России все происходит иначе: на встречу с чиновником нужно записываться за недели. Нам сейчас, учитывая сжатые сроки, надо постоянно работать в режиме онлайн. Нил Ушаков как раз в этом плане доступен и активен. Конечно, мы общаемся с позиции партнеров: то есть общение носит равноценный и паритетный характер. Очень приятные впечатления, хотя и есть свои сложности.

Важно же еще не только технически выполнять задачи, но и получать удовольствие от того, что ты делаешь. В Латвии нам не приходится бороться с какими-то мифическими проблемами. Если в России мне приходилось защищать право группы «Ленинград» на выступление в рамках «Kubana» и выслушивать кучу упреков, то в Латвии мэр Риги сообщает у себя на странице в фейсбуке, что сам собирается посетить концерт «Ленинграда». В России мне такое и не снилось: если какой-то чиновник и любит эту группу, я могу с большим трудом представить, что он это будет афишировать.

- А в чем заключаются «свои сложности»?

— Не всегда легко складывается коммуникация с местными коммерческими структурами. Нас мало кто знает, мы новые игроки на этом рынке. Если в России я знаю всех подрядчиков и могу позвонить с просьбой срочно что-либо привезти, а финансовые вопросы решить потом. В Латвии такое не работает. Тем не менее, мы движемся вперед.

- На фестивале выступят три прибалтийские группы. Вы как продюсер планируете ли изучать местный музыкальный рынок? Может, уже присмотрели себе какой-то коллектив, будете кого-то продюсировать отдельно?

— Мы только начинаем знакомиться с латвийской музыкальной культурой, потому что до сегодняшнего дня я знал только Раймонда Паулса, Лайму Вайкуле и группу Prāta Vētra. Теперь придется копнуть поглубже.

Загрузка...

Сюжеты