riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Скорая помощь.
BaltNews.lv

Минздрав не предупреждает. «Скорую помощь» для кого-то отменят с мая?

Не удивляйтесь, если через несколько месяцев в службе неотложной медицинской помощи вам скажут: "Извините, свободных машин у нас в данный момент нет, ждите своей очереди".

С начала мая планируется реорганизация этой службы в Риге и Рижском регионе, где обслуживается 54% экстренных вызовов от их общего количества по Латвии. Портал BaltNews измерил температуру ситуации — она критическая.

"У нас вчера заболел ребенок, 9 лет. Температура 40. Вызвали "скорую", ехать они отказались. Дежурная по телефону посоветовала таблетки взять у соседей. Ночью вызывала еще два раза. На третий раз все-таки решили приехать. Сказали, что ангина и уехали, ничего не сделали. Сбиваем температуру, но не сбивается, гланды красные и большие. Сейчас 39. Я три года вдова, малоимущая, второй сын инвалид. Подскажите, что делать?" — в отчаянии писала молодая женщина Ирина.

Гиппократу у нас плохо

Ирина — одна из тысяч латвийцев, лишившихся профессиональной неотложной помощи медиков дежурной бригады. В этом случае, правда, больного ребенка ночью все же отвезли в больницу — на такси, где сразу начали лечить антибиотиками. А еще часто помощи врачей вообще нет. В подобной ситуации недавно умерла молодая женщина, заболевшая гриппом: диспетчеры "неотложки" на протяжении двух недель отказывали в госпитализации, советовали обращаться к семейному врачу амбулаторно, а грипп дал осложнения после безрезультатного лечения. Подобных случаев много. Так что же происходит с этой службой? 

Директор Государственной службы неотложной медицинской помощи (ГСНМП) Армандс Плориньш.
© Андрей Татарчук
Директор Государственной службы неотложной медицинской помощи (ГСНМП) Армандс Плориньш.

Директор Государственной службы неотложной медицинской помощи (ГСНМП) Армандс Плориньш подчеркнул в беседе с журналистами важность отсева т.н. ложных вызовов. Если у диспетчера появляется хоть тень подозрения, что бригада может выехать к здоровому, в принципе, человеку, он отменяет выезд. Вообще-то, логично: пока врачи отвлекаются по всяким мелочам, без их помощи могут погибать люди. Так, с помощью отсева мелочей, помощи лишится пенсионерка с гипертонией, алкоголик в состоянии абстиненции, а также многочисленные граждане любого пола и возраста в состоянии тревоги, хронической депрессии, с навязчивыми психическими состояниями и т.д. А выезжали латвийские бригады на 230 машинах в 2014 году, по статистике самой службы, 433 804 раза.

Впрочем, ежегодно этот показатель уменьшается. Что напрямую связано с резко отрицательной демографической динамикой Латвии, а опосредованно — с упомянутой превентивной борьбой с болтливым одиноким пожилым дамами и страдающим с похмелья господами.

Динамика спада в четком тренде. В 2011 году — 459 701 выездов, в 2012 — 457 539, а в 2013 — 449 619 выездов. В Минздраве не отрицают, что в этом году машины с сиренами и проблесковыми маячками мчатся к больным еще реже.

В ипохондрики записать могут любого

— Дежурные бригады в идеале должны выезжать в каждом случае по вызовам. Однако как минимум половина всех наших клиентов — ипохондрики, мнимые больные. 50 процентов выездов "скорой" не обоснована, а это более 200 тысяч выездов каждый год, — говорит BaltNews.lv Армандс Плориньш.

Плановый бюджет службы в текущем году составляет 47,1 млн. евро. Министр здравоохранения Гунтис Белевичс давно, еще со времен владения сетью аптек, с энтузиазмом мечтал о реформах в отрасли. В прошлом году внимание министра привлек отчет ревизии службы Госконтроля, указывающий, что государству невыгодно выплачивать предприятию "Rīgas Sanitārā transporta autobāze" (RSTA) около 52 млн. евро в течение 7 лет. Новый договор должен был вступить в силу 30 апреля текущего года, но ясно, что этого не случится.

Летальная инъекция для успешного бизнеса

Это предприятие с участием 90% частного капитала в лице Адгезала Мамедова и 10% государственных долей в течении последних 18 лет обслуживает на своих "скорых" всю Ригу и Рижский район, до Кекавы и Саулкрасти. Повсюду же в остальных городах и регионах сервис обеспечивает государство, столичная зона — исключение. В Минздраве давно утверждали, что частный аутсорсинг дороже и менее эффективен, чем если бы население обслуживалось медиками на государственных микроавтобусах все тех же моделей "Mercedes Sprinter" и "Volkswagen Crafter".

— В Риге работает 76 бригад. Чтобы заполнить вакуум с 29 апреля с.г., когда заканчивается срок 5-летнего нашего договора с автобазой RSTA, нам нужно укомплектовать ровно столько же. Ситуация, когда население в Риге и окрестностях обслуживает частная компания, сложилась неправильно и, возможно, с использованием мошеннических схем при приватизации автобазы в 1997 году.

Итого, 18 лет, возможно, государство могло переплачивать за услуги частника. Новые машины нами приобретены в 2013 году. У государства автопарк "скорых" новее, чем у частника. После 29 апреля ситуация не изменится, мы уже формируем рижское отделение ГСНМП. Оборудование из машин заберем — это наша собственность. Разумеется, автопарк свой бывший аутсорсер вправе продать — у нас свободный рынок, — рассказал BaltNews.lv Армандс Плориньш.

Кафкианская история на улице Дунтес

В сентябре прошлого года в министерстве начался процесс, напоминающий липкую нерешительность героев и ситуаций героев одноименного романа Франца Кафки: сначала, как следует по закону о госзакупках, государством был объявлен конкурс на лизинг новых автомашин для нужд ГСНМП.

Потом вдруг обнаружилось, что государство по закону не имеет права брать машины в финансовый лизинг. В декабре стартовал и параллельно с предыдущим велся конкурс на аренду "скорых", но даже определившаяся в качестве лидера компания — авторизованный мерседесовский дилер "Dominikss Latvija" в случае победы смог бы поставить 80 оборудованных машин для Риги и окрестностей в течение полугода после объявления результатов конкурса — не раньше, чем в октябре этого года. Сейчас на резервном балансе государства только 20 таких машин, требуется 60.

Присяжный адвокат и ведущий партнер компании "Varul" Янис Зелменис сообщил вашему автору, что государство фактически отнимает бизнес у частного предприятия — что за знак для инвесторов?

Стоит признать: хороший бизнес отнимается. С годовой рентабельностью в пределах 10% в год и оборотом около 7 млн. евро ежегодно. В компании работает 289 человек. В их числе 254 водителя и 21 техник. Ежегодный пробег одной рижской "скорой" составляет в среднем 61 тысяч км. Конечно, основные расходы в деятельности предприятия — топливные. У предприятия также есть своя ремонтная база и главное, опыт бизнеса с 1997 года, когда она прошла приватизацию.

— А машины в мае или позже распродадим — в Польше или еще где, — невесело резюмировал прежде саркастичный технический директор автобазы санитарного транспорта Эльзаниз Мамедов.

Его компания направила письмо в Кабинет министров с новыми предложениями по цене. Государство планирует расходы своего транспорта в размерах 1,39 евро на 1 км (включая все издержки на покупку машины в оперативный лизинг, страхование, амортизацию, стоимость топлива, зарплату водителя и т.д.). Мамедов готов работать с ценой 1,10 евро — на 20% ниже планки Минздрава. Плановый оборот государства по рижским "скорым" на следующие 7 лет составляет 52,5 млн. евро, предложение бизнесмена с 52 млн. евро в течение также 7 лет действия договора уменьшилось до 47,7 млн. евро. Ожидаемая экономия госсредств, как следует из этих цифр, составит 4,7 млн. евро, или 685 тысяч евро за год в среднем. А главное, риски, что физически не будет хватать машин для выезда на инфаркты или инсульты, в случае разрушения бизнеса одного из старейших в Риге автопарков, возрастают многократно.

Машинный вопрос все портит

— Машин у государства нет, и к маю их не будет, — указал Янис Зелменис. — Я честно не знаю, почему Армандс Плориньш утверждает, что ситуация нормальная. Она опасная: откуда государство возьмет недостающие машины? К сожалению, на письмо владельцев ГСНМП, где была предложена выгодная цена, Министерство здравоохранения не ответило. Экономия средств? Но министерству как раз предлагают экономию в размерах более 600 тыс. евро в год. Два варианта выхода из ситуации я вижу: компромисс и кризисный вариант. В первом случае договор с прежним подрядчиком будет продлен на какое-то время. Или же по номерам 112 или старому 03 звонить станет бесполезно…

Разумеется, адвокат может сгущать трагическую абсурдность ситуации: процесс, стоит надеяться, так далеко не зайдет. Из более 430 тысяч выездов бригад "скорой" в прошлом году чуть менее половины закончились госпитализацией. Свыше чем в 14 тысячах случаях пациентам требовались реанимационные меры, срочная хирургическая операция, переливание крови и т.д. Когда каждая секунда на счету может спасти жизнь, государству даже преступно менять подрядчика услуг: кто знает, может, помощи не достанется и кому-то из нас, и кому-то в министерстве.

В этой ситуации самое печальное — риски качества. Ведь по телефону не поставить диагноз даже приблизительно. Такая профанация искажает клятву Гиппократа и саму этику государства, декларировавшего заботу о населении. Без несущихся по встречке с сиреной микроавтобусов ярких цветов с трафарированной зеркально надписью "Ambulance" cлужба рискует превратиться в рутинную и в своем роде узаконенную эвтаназию латвийского населения. Самое хорошее в складывающейся ситуации — дружить семьями с соседями, реаниматологами и хирургами.

Загрузка...

Сюжеты