riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Синдром «вражеских голосов» или рестарт латвийского радиорынка?

25 сентября Сейм Латвии одобрил во втором чтении поправки к Закону об электронных средствах массовой информации. В случае если предложенные изменения будут приняты новым Сеймом, радиостанциям, вещающим преимущественно на латышском, русском или ином языке, предстоит выбрать единый язык эфира.

80% контента должно будет создаваться непосредственно в Латвии. 20% возможно будет ретранслировать или покупать за рубежом. И, наконец, третье, наиболее спорное нововведение: радиостанции, в лицензиях которых обозначено 50/50 вещания на латышском и на русском языке, должны будут полностью перейти на государственный язык до 31 декабря 2015 года.

Этот вопрос зрел достаточно давно. Однако в 11-м Сейме сложилась благоприятная ситуация для его актуализации, так как правящая коалиция является национальной, лоббирующей свои интересы. Второй момент — это российско-украинский конфликт, что, безусловно, придает всем действиям политизированный характер. Мы видим, что в мире повсеместно происходит ужесточение медиаполитики, и, я думаю, в ближайшее время мы не станем свидетелями либерализации данной сферы ни в одной из стран, в том числе и в Латвии.

Жаркие споры относительно ретрансляции время от времени разгорались все последние 20 лет. Нынешний политический курс — ставка на усиление местного информационного продукта, ограничение ретрансляции, которой в большинстве своем пользовались русскоязычные станции. Кто-то эту меру называет ущемлением, но, на мой взгляд, это, напротив — поддержка местной радиожурналистики, в том числе русскоязычной. Это отказ от импорта в пользу местного информационного производства. И не важно, на каком языке.

У нас уже была попытка скорректировать потоки поступающего в Латвию контента. Последние украинские события очень хорошо это продемонстрировали. Нам импонирует телеканал «Дождь» — мы его поставили. «Россия РТР» противоречит нашим взглядам — мы ее запретили. Понятно, что такие вещи происходят в контексте инфомационной войны, они разовые и временные. В долгосрочной перспективе я считаю, что такая регуляция невозможна, так как мы живем по демократическим принципам, запрещающим цензуру. Поэтому за радиостанциями, на мой взгляд, в любом случае останется право самостоятельно выбирать то, чем заполнить имеющиеся 20%.

Здесь важно понимать другое. Современной Латвии, учитывая мировые события и тренды, необходимо наконец начать создавать свое инфомационное поле. Проблема в том, что наши политки, хотя и уловили данную идею, пока не совсем умело предпринимают шаги по ее реализации.

Еще задолго до нынешней международной напряженности, Совет по радио и телевидению категорически выступал против организации русской службы на Латвийском телевидении. В то время, как этот вопрос крайне актуален, учитывая высокую потребность русскоязычного населения в качественном контенте на своем языке.

После украинских событий все изменилось. На проект русской службы на базе общественного телевидения сразу же было выделено порядка 700 тыс. евро. Схожие тенденции и в сфере радио. Речь идет об организации Latvijas Radio 5, финансирование которого уже составило полмиллиона евро. У данных инициатив есть много скептиков, которые приводят разумные доводы, называя подобные начинания непродуманными с точки зрения медиапланирования, хаотичными, больше походящими на временный политический жест и предвыборный пафос. А кроме того — крайне затратными. Более того, из-за отсутствия профессиональной концепции относительно того, как привлечь интерес нужной аудитории, упомянутые продукты и, в частности, русская служба вряд ли когда-либо достигнет такого охвата русскоязычных зрителей как, к примеру, TV5 или Первый Балтийский канал.

Я не отрицаю значения общественных проектов. Их продвижением занимаются все развитые страны мира, которые заботятся о собственной культуре и ценностях, для которых важна общественная солидарность и сплоченность нации. Чего сегодня нет в Латвии, продолжающей оставаться разделенной на два национальных лагеря. Но при том, что важно создавать свои общественные проекты, не стоит игнорировать существующие медиаканалы, которые уже сегодня охватывают нужную аудиторию.

И ошибка состоит в том, что этим никто не пользуется, в то время как в законе прописано, что 15% из бюджета, выделяемого на общественные медиа, может быть потрачено на коммерческие СМИ с целью продвижения государственно важных целевых проектов, необходимых в конкретной ситуации. Как это было сейчас, в пору украинского конфликта, когда правительство должно было через те или иные ресурсы сообщить свою позицию. И тем самым разбавить обильный поток иновещания с его специфической точкой зрения, не отражающей во всей полноте ситуацию. Это нужно было делать в первую очередь, а не судорожно выделять средства на проекты отдаленного будущего без четкого представления о том, как их нужно развивать.

Я против скрытой ретрансляции. Я против грубого копирования чужого продукта, не находящего сегодня эквивалента в Латвии. Преимущества нового закона о СМИ как раз и состоят в том, чтобы упорядочить рынок, избавившись как минимум от половины из ныне существующих 67 латвийских радио, так как те даже не попадают в рейтинги рекламных замеров. Я за то, чтобы четко разделить рынок на языки вещания, убрав утопические лицензии 50/50, которые все равно не выполнялись и лишь вводили в заблуждение слушателей, конкурентов и рекламодателей. Чтобы заставить, пусть и радикально, но начать производить свое, обзаводиться собственным «голосом», создавая рабочие места в нашей стране.

Это не означает, что мы должны быть информационно закрытыми. Тем более, что это невозможно, по крайней мере потому, что существует Интернет. А что касается радио — то здесь по закону разрешено чистое иновещание, когда 100% программ радио производятся за рубежом, как в случае с волной BBC. Это значит, что любое государство может быть услышано в Латвии. И я считаю это правильным. В то же время мы должны иметь собственные конкурентные каналы, через которые будет передаваться наша точка зрения, наше мнение. И пусть уже зритель и слушатель, получив весь объем информации со стороны как латвийских, так и зарубежных СМИ, сам разберется в той или иной ситуации.

Я предвижу дискуссии относительно радиостанций, имеющих лицензию 50/50 латышского и русского вещания, которые, согласно предложенным поправкам, вынуждены будут полностью перейти на государственный язык. Таких радио всего десять. Наиболее жаркие споры развернулись вокруг Хитов России, также входящих в этот список. Совет решил достаточно жестко, и в этом просматривается все более явная стратегия на увеличение присутствия в медиа и обществе в целом латышского языка. На мой взгляд, подобное решение слишком радикально и не принесет позитивного результата. Ведь мы уже сейчас видим большой отрицательный резонанс. Было бы разумнее оставить право решать за рынком, предоставив этой десятке самостоятельно выбрать свой язык вещания. Возможно, что третье чтение как раз внесет законодательные изменения по данному вопросу.

 

Загрузка...

Сюжеты