riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Сербы подарят России памятник Чуркину

Бронзовая скульптура дипломата Виталия Чуркина, который 8 июля 2015 года в Совете безопасности ООН наложил вето на резолюцию о Сребренице, будет торжественно открыта на родине мэтра дипломатии, пишет автор сербского издания «Политика».

После Ордена Сербского флага первой степени, которым Александр Вучич наградил большого друга Сербии Виталия Чуркина посмертно, наш народ отдает дань памяти бывшему российскому постпреду при ООН памятником, который вскоре будет открыт в торжественной обстановке в его родной деревне Маринкино во Владимирской области недалеко от Москвы, пишет Миленко Пешич (Миленко Пешић) в публикации, с переводом которой знакомит ИноСМИ.

Памятник российскому дипломату, который восьмого июля 2015 года в Совете безопасности наложил вето на британскую резолюцию о Сребренице и тем самым спас сербский народ от несправедливого осуждения за геноцид, планируется уже в ближайшие дни доставить на самолете из Ниша в Москву.

Автор памятника, известный сербский скульптор Драган Раденович, принимает журналистов в художественной литейной мастерской «Станишич» в Ченее. Там, основываясь на модели из глины, он отлил памятник. Раденович говорит: «Я должен был получить согласие от российского Министерства иностранных дел на интервью сербским СМИ.

Когда пресс-секретарь Мария Захарова узнала, что речь идет о „Политике", то дала согласие». А когда Александр Станишич разрешил воспользоваться его литейной мастерской, перед нами предстала бронзовая скульптура Виталия Чуркина высотой два с половиной метра.

Через левую руку у него переброшено пальто, а правая вытянута в характерной для него манере, которая осталась в памяти после его великолепных полемик в международной организации.

Точная дата открытия памятника Чуркину, который внезапно скончался в Нью-Йорке 20 февраля 2017 года, за несколько часов до своего 65-летия, пока точно не подтверждена. Но, как говорит Раденович, по информации, которую он получил от российского МИДа, это событие произойдет в конце мая или начале июня.

Ожидается, что на мероприятии в Маринкино будут присутствовать главы дипломатических ведомств России и Сербии, Сергей Лавров и Ивица Дачич. Не исключен и приезд президента Владимира Путина.

Идея установить памятник Чуркину родилась этой зимой, когда 15 января праздновался День сербско-русского братства. В этот день в 1916 году первый сербский солдат ступил на Корфу, благодаря депешам, которые русский царь Николай Второй Романов отправлял союзникам. В них он требовал, чтобы после пересечения Албании они спасли оставшиеся сербские войска.

«На совместном ужине мы, члены общества свободомыслящих людей „Сербский Кривак", предложили нашим гостям из России установить памятник Чуркину на его родине в знак благодарности от сербского народа. Сначала россияне промолчали, а потом Игорь Давидович Панфилов, заместитель председателя правления Международного общественного фонда «Российский фонд мира», согласился.

Так мы и договорились. Мы обязались создать скульптуру, а россияне — организовать место и получить все разрешения на установку памятника в его родной деревне», — рассказывает Драган Раденович.

Деньги на создание памятника были собраны быстро — за семь дней, поскольку многие сербы из Сербии и Республики Сербской хотели поучаствовать в финансировании этого проекта. После нескольких эскизов, которые скульптор отправил на одобрение супруге Чуркина Ирине и в Министерство иностранных дел РФ, была создана модель из глины, на сам сложный процесс отливки скульптуры из бронзы занял два месяца.

«Недавно я побывал в Москве и показал его супруге фотографии модели памятника. Она осталась довольна и сказала: „Драган, мне очень приятно, что мой муж, который очень любил искусство, найдет воплощение в памятнике, созданном в современным скульптурном стиле. У России появится еще один современный памятник"», — рассказывает сербский творец, чье произведение есть даже в Ватикане.

Неслучайно, что именно Драган Раденович создал этот памятник, под которым на каменной плите будет написано на русском языке: «Выдающийся российский дипломат Виталий Иванович Чуркин. „Кто, если не мы"».

Раденович познакомился с Чуркиным в далеком 1981 году. Еще тогда, по его словам, Раденович понял, что из этого дипломата получится не только хороший оратор, но и страстный полемист, который с помощью убедительных аргументов не только отстаивает позицию Кремля, но и искренне ищет справедливости в международных отношениях.

«Звонимир Дамянович, бывший моим руководителем в то время, биолог по образованию, который на первой встрече Тито и Сталина после Второй мировой войны выступал в роли переводчика, повез меня в Россию, чтобы я познакомился с работой известного психоневрологического института им. Бехтерева.

Поскольку у него были друзья в дипломатической академии, они пригласили нас на защиту кандидатской диссертации одного молодого дипломата. Это и был Виталий Чуркин, который блестяще отвечал на вопросы, защищая свою работу. Во время неформальной части мы познакомились и подружились», — рассказывает известный сербский скульптор, произведения которого продаются на аукционах «Кристис» и «Сотбис».

Драган Раденович рассказывает, как, несмотря на то, что в те времена он работал в Службе безопасности Югославии, а Чуркин — в русской разведке, ничто не мешало им поддерживать не только профессиональные контакты, но искреннюю дружбу, которая продлилась вплоть до внезапной смерти российского дипломата в прошлом году.

Когда в конце 80-х Раденович продолжил художественную карьеру в США, став профессором в Школе дизайна Гарвардского университета, он не перестал встречаться в разных уголках мира с Виталием, который в разное время служил дипломатом в США, Чили, Канаде и Бельгии, где он был постпредом при НАТО.

Еще до назначения в 2006 году постоянным представителем России при ООН, где Чуркин продемонстрировал все свое дипломатическое искусство, он, в качестве заместителя министра иностранных дел Андрея Козырева, запомнился многим своей деятельностью на Балканах.

После внезапной смерти Чуркина Сергей Лавров, вспоминая начало их общей политической карьеры, особенно выделил 1994 год. Тогда они вместе занимались конфликтами в Боснии и Герцеговине, добиваясь объективного расследования экспертами ООН взрыва на рынке Маркале в Сараево. «Ответственность за взрыв пытались голословно взвалить на сербов.

В Сараево, где тогда ежедневно работали снайперы», — заявил Лавров, отметив, что Чуркин расследовал тот инцидент на сараевском рынке Маркале, где мусульманские силы своими бомбами убили граждан Сараево. Там Виталий Чуркин «и встретил свой 42-й день рожденья, добившись нужного результата», — сказал Лавров о своем друге.

В интервью EL PAÍS в 1994 году Чуркин, отвечая на вопрос, какие ошибки он видит в российской роли в войне в бывшей Югославии, он сказал, что ответ напишет в своих мемуарах. К сожалению, преждевременная смерть не позволила ему опубликовать свои воспоминания.

Однако его мнение о войне в Боснии и Герцеговине, вероятно, наиболее красноречиво выражает фраза, сказанная в период, когда предпринимались попытки примирить стороны конфликта и отсрочить воздушные удары, которые против сербских вооруженных сил планировал НАТО. «В Боснии и Герцеговине нельзя одновременно бомбардировать и вести переговоры: либо переговоры, либо настоящая война».

Драган Раденович также рассказывает об интересной встрече с российским другом в Амстердаме в конце 80-х, когда он помогал британскому скульптору Генри Муру. Чуркин был обеспокоен и позвал сербского друга на встречу — обязательно в аэропорту Схипхол. Это было накануне развала социализма, а также перемен в СССР и распада Югославии.

«Мы оба видели, что пятая колонна в наших странах побеждает. Расставаясь, я сказал ему: „Скажи мне, когда узнаешь эту мелодию". Он удивленно спросил: „Какую?" А я ответил, что ту, которая звучала накануне прорыва Солунского фронта. Тогда сербский военный горнист украл болгарскую мелодию, которая служила сигналом к отступлению.

Когда он заиграл ее, болгары начали отступать, а сербы пошли в атаку и не останавливались до самого Белграда. Тогда Виталий рассмеялся и сказал: „Если ты услышишь ее первым, немедленно сообщи мне"», — вспоминает Раденович. Он говорит, что после 2000 года слышал лично от Чуркина, что события перенесутся с Балкан на север Африки, но потом снова сосредоточатся на территории бывшей Югославии. «И как мы видим, — добавляет наш собеседник, — мощные державы снова меряются силами на Балканах».

Как он защищал нас в Организации Объединенных Наций

18 февраля 2008 года в связи с провозглашением Косово независимости Виталий Чуркин заявил: «Незаконные действия косово-албанского руководства и тех, кто их поддерживает, закладывает опасный прецедент. Они чреваты усилением напряженности и межэтнического насилия в крае, деструктивными последствиями для системы межгосударственных отношений, которые выстраивались десятилетиями».

Четвертого августа 2010 года в связи с требованием Косово войти в ООН Виталий Чуркин заявил: «Вы знаете, по каким процедурам принимают в ООН: для этого необходима, прежде всего, рекомендация Совета безопасности, а для ее получения необходим баланс между всеми государствами-членами. Россия не поддержит просьбу Косово о вступлении в ООН».

Восьмого июля 2015 года о британской резолюции о Сребренице Виталий Чуркин сказал, что Россия проголосовала против принятия резолюции Совета безопасности ООН в Сребренице, поскольку она только разбередит старые раны, а вся вина возлагается только на сербов. «Если взглянуть на итог всего по сути десятилетнего конфликта на территории бывшей Югославии, то нельзя не прийти к выводу, что они пострадали, по крайней мере, не меньше других», — сказал тогда российский постпред.

28 февраля 2016 года по поводу диалога Белграда и Приштины Виталий Чуркин сказал, что после договора о нормализации отношений между Белградом и Приштиной серьезного продвижения на этом направлении не наблюдается.

«ЕСовское большинство намерено шаг за шагом подталкивать Белград к сдаче им своих позиций» в вопросе Косово и постепенно сделать его членом союза. «При таком подходе роль ЕС как посредника, призванного соблюдать беспристрастность, вызывает как минимум некоторые вопросы», — подчеркнул тогда Чуркин.

Сделан из пяти частей и весит 300 килограмм

Миодраг Станишич, инженер-металлург и основатель художественной литейной мастерской «Станишич», рассказывает, что памятник Чуркину весит 300 килограммов и особенным образом сварен из пяти частей.

«При создании памятника использовался бронзовый сплав по нашей технологии, который по своему качеству превышает действующие технические стандарты. Мы сделали так, поскольку ценим художественную скульптуру и хотим, чтобы она была высочайшего качества и прослужила долго», — объясняет Станишич.

Три пальца на пуговице пиджака — традиционный знак победы

Знакомые с Виталием Чуркиным часто отмечали его твердость, и Раденович, работая над скульптурой, стремился отразить эту его черту, но при этом также хотел, чтобы внимательный взгляд отметил и некоторую загадочность в улыбке на лице статуи: «Твердость я выразил в его мужественной позе.

Он стоит, немного расставив ноги, и чуть выставив левую ногу вперед. Когда-то в античные времена, когда философы на Агоре или сенаторы в римском Сенате вставали, чтобы с помощью аргументов оспорить позицию предыдущего оратора, их тога была переброшена через правую руку. У статуи Чуркина вместо тоги — пальто, которое он часто носил, переброшенное через левую руку.

Тем самым он как бы говорит своим собеседникам, что готов аргументированно оспаривать их утверждения и доказать свою правоту. Кроме того, он намекает, что готов при необходимости даже применить силу. Поэтому его правая рука свободна и поднята», — объясняет свое произведение Драган Раденович.

Он рассказывает еще об одной детали, которой хотел показать, насколько этот российский дипломат любил сербов и беспокоился за них. Левая рука статуи придерживает из-под пальто пуговицу на застегнутом пиджаке. Три пальца на кисти руки, которые в Сербии традиционно символизируют победу, намеренно чуть выделены.

Загрузка...

Сюжеты