riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Площадка открытого хранения обожженных боеприпасов с отравляющими веществами для последующей утилизации.
ria.ru

Ядовитое наследие. Кому досталось химическое оружие СССР

Закрыть глаза, задержать дыхание, натянуть на голову резиновый шлем противогаза - на это по армейским нормативам отводится не более 10 секунд - еще со времен Первой мировой. 90 лет назад правительство СССР ратифицировало Женевский протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств.

Однако производство никто не запрещал. После 1991-го на всей огромной территории бывшего Союза осталось множество складов и заводов. О том, где именно готовили "боевую отраву", — в материале РИА Новости.

Работать над созданием химического оружия в России начали еще в 1915-м. Это был симметричный ответ Германии, активно распылявшей отравляющие газы на полях сражений Первой мировой. Быстро построили три завода — в Иваново-Вознесенске, Москве и Казани. К весне 1916-го армия получила около 150 тысяч химических снарядов, а всего до конца года предприятия синтезировали почти четыре тысячи тонн жидкого хлора, хлорпикрина, сульфурилхлорида и фосгена. Тем не менее массово российская сторона газы не применяла, они оказались слишком "капризными" и зависели от погоды. Старые добрые артиллерийские снаряды с обычным снаряжением были эффективнее.

В СССР химоружием с 1925 года занималось Военно-химическое управление Красной армии. Вторая мировая несколько притормозила прогресс в этой области, однако в годы холодной войны и гонки вооружений Советский Союз и США массово накапливали запасы боевых отравляющих веществ. К 1990-м на территории СССР находилось почти 40 тысяч тонн химического оружия (свыше четырех миллионов артиллерийских и ракетных боеприпасов). Этот огромный арсенал на 80 процентов состоял из нервно-паралитических газов зарина, зомана, VX и ряда других. Остальное — запасы агента кожно-нарывного действия люизита и комбинированного иприт-люизита (HL).

В постсоветской России все химоружие хранилось на семи хорошо охраняемых предприятиях-арсеналах: в городах Камбарка (Удмуртия), Щучье (Курганская область) и Почеп (Брянская область), поселках Горный (Саратовская область), Леонидовка (Пензенская область), Мирный (Кировская область), Кизнер (Удмуртия). Правительство решило избавиться от смертоносного груза, и 2 мая 1996 года президент Борис Ельцин подписал Федеральный закон "Об уничтожении химического оружия". Запасы преимущественно утилизировали прямо на складах. В Леонидовке, Щучьем, Почепе и Кизнере пришлось строить дополнительные заводы.

В сентябре 2017-го президент России Владимир Путин отдал команду на уничтожение последнего химбоеприпаса по телемосту с заводом "Кизнер" в Удмуртии. Снаряд с газом VX утилизировали в прямом эфире. Глава государства назвал это событие историческим и подчеркнул, что Россия выполнила свои обязательства по уничтожению химического оружия досрочно. На базе заводов, задействованных в утилизации, запустят другие производства. На "Кизнере", в частности, будут производить порох.

Забытая отрава

Документ, подтверждающий факт уничтожения Россией запасов химоружия, подписал лично гендиректор Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) Ахмет Узюмджю.

"Некоторые виды боевых отравляющих веществ разработали и производили на предприятии в узбекском Нукусе во второй половине ХХ века, — рассказал РИА Новости военный эксперт Игорь Никулин, бывший член комиссии ООН по химическому и биологическому оружию. — А в 1999 году все или почти все запасы уничтожили военные специалисты из инженерного корпуса армии США, по нашей классификации, войска химзащиты. Полагаю, часть они увезли с собой".

По словам экспертов, в советские годы химическое оружие и его прекурсоры также разрабатывали и производили в Казахстане, на Украине, странах Балтии. После распада СССР все входившие в него республики со временем присоединились к Конвенции о запрещении химоружия, уничтожили свои запасы БОВ, закрыли или перепрофилировали лаборатории и заводы. Процесс контролировали международные наблюдатели из ОЗХО. Однако химическое разоружение не всегда шло гладко. Кризис в вооруженных силах бывших советских республик, вызванный недофинансированием и общим пагубным фоном "лихих девяностых", привел к тому, что опасное оружие порой не хранилось должным образом и могло "утечь" на сторону. Или о нем просто забывали.

Так, 17 июня 2004 года в селе Топоривка Новоселицкого района Черновицкой области Украины местные жители выкопали из земли ящик с 76-миллиметровыми снарядами. Прибывшие на место пиротехники установили, что 16 обнаруженных боеприпасов — химические, начиненные смертельно опасной синильной кислотой. Снаряды вывезли на специализированный полигон и уничтожили. Но вопросы, кто и зачем зарыл их и сколько еще таких "кладов" хранится в земле, остались открытыми.

А в 2009 году склад бесхозных химических боеприпасов обнаружили на военном полигоне Сарышаган Карагандинской области Казахстана. В начале нулевых Россия, арендовавшая этот военный объект, передала казахской стороне большую его часть. Денег на то, чтобы целиком обследовать территорию, равную по площади двум Голландиям, в то время не было ни у Москвы, ни у Астаны.

По словам местных экологов, полигон способен преподнести еще немало подобных сюрпризов. Однако вряд ли такое химическое оружие можно использовать по прямому военному назначению. Без соблюдения специальных условий хранения оно довольно быстро приходит в негодность.

Загрузка...

Сюжеты