riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Лидер Австрийской народной партии, министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц.
РИА Новости

Foreign Policy: Не вся пророссийская политика порочна

Почему Австрия и ее пророссийское и крайне правое Министерство иностранных дел не хочет наказывать Владимира Путина? Ответ на этот вопрос не столь очевиден, пишет автор Foreign Policy.

Bella gerant alii! tu, felix Austria, nube (Пусть другие ведут войны! Ты, счастливая Австрия, заключай браки). Такова была аксиома императора Максимилиана I из дома Габсбургов, которую он завещал своим наследникам. Республиканская Австрия по вполне очевидным причинам сегодня может забыть о династических браках как об инструменте внешней политики.

Однако она большей частью хранит верность своему дипломатическому наследию. Примером тому может служить последний международный кризис в Европе, пишет Франц-Стефан Гэйди (Franz-Stefan Gady) в публикации, с переводом которой знакомит ИноСМИ.

22 марта европейские лидеры, проведя заседание Европейского совета, выступили с жестким заявлением по поводу предполагаемого отравления Россией в английском городе Солсбери бывшего шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

«Мы выражаем безоговорочную солидарность с Соединенным Королевством перед лицом этого серьезнейшего вызова, брошенного нашей коллективной безопасности», — объявили они. Затем 20 стран выдворили российских дипломатов, среди которых было 18 членов Европейского Союза. Россия в ответ выслала западных дипломатов.

Но у члена ЕС Австрии, где правит коалиция, включающая в свой состав ультраправую Австрийскую партию свободы, солидарность с Британией быстро достигла своего предела. Вена пока отказывается выдворять российских представителей и предпринимать другие конкретные действия против Кремля.

Некоторые комментаторы и политические аналитики поспешили обвинить в таком поведении Австрии пророссийскую партию свободы. Но федеральный канцлер Себастьян Курц и министр иностранных дел Австрии Карин Кнайсль (Karin Kneissl) столь же оперативно ответили, что это больше связано с традиционным нейтралитетом страны, которая издавна выступает в роли строителя мостов между Востоком и Западом, а также подчеркнули, что Вена намерена держать «открытыми каналы общения с Россией». Вместо того, чтобы отмахиваться от такого объяснения в приступе уязвленного самолюбия, стоит отнестись к нему серьезно.

Двойственность поведения Австрии может вызывать раздражение, но не подозрения. И в интересах Запада увидеть разницу.

Австрия на протяжении десятилетий поддерживает хорошие отношения с Россией, и в основном это связано с послевоенной историей этой страны. После окончания Второй мировой войны и 10-летнего периода оккупации Австрии западные страны и Советский Союз в 1955 году договорились о восстановлении ее суверенитета на том условии, что она останется нейтральной страной, не будет размещать у себя иностранные войска и не станет вступать ни в какие военные альянсы.

В результате, когда последний советский солдат в октябре 1955 года покинул Австрию, парламент принял конституционный закон о нейтралитете страны, а также взял на себя обязательство о том, что она будет сохранять «перманентный суверенитет». Австрия впоследствии не стала вступать в НАТО, хотя однозначно стоит на стороне Запада, а ее разведывательные службы в годы холодной войны сотрудничали с Соединенными Штатами.

В 1970-х годах австрийский канцлер Бруно Крайский (Bruno Kreisky) еще больше укрепил нейтралитет своей страны, приняв так называемую доктрину активного нейтралитета, в которой отдается предпочтение сотрудничеству, а не конфронтации с авторитарными режимами на двустороннем и многостороннем уровне.

Это в полной мере относилось и к Советскому Союзу. Вена также превратилась в мировой дипломатический хаб, пригласив международные объединения, такие как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, ОПЕК и различные органы ООН открыть там свои штаб-квартиры. По мнению Крайского, хорошие отношения с Москвой были ключевой составляющей такого подхода к внешней политике.

Что интересно, эта доктрина нейтралитета и мнимое неприсоединение (австрийская армия в годы холодной войны считала себя тайной союзницей НАТО) помогли сформировать послевоенную идентичность Австрии, у которой появилось независимое от Германии национальное сознание. Один историк даже назвал закон о нейтралитете «источником и происхождением» австрийцев.

На протяжении десятилетий нейтралитет Австрии широко рекламировали, называя главной гарантией безопасности и инструментом поддержания независимости и свободы страны. По сей день предложение начать дебаты об отмене этого закона равноценно политическому самоубийству, как и сомнения в жизнеспособности второй поправки в США.

Хорошие отношения с Россией считаются важнейшим инструментом сохранения нейтралитета. На самом деле, для австрийских политиков понятия нейтралитета и хороших отношений с Россией являются синонимами. По этой причине сотрудничество с Москвой пользовалось широкой поддержкой во всех партиях, а не только в Австрийской партии свободы, какова бы ни была атмосфера отношений между Востоком и Западом.

Австрия стала первым членом ЕС, пригласившим российского президента Владимира Путина приехать в Вену с официальным визитом после аннексии Крыма в 2014 году. Видные члены Австрийской народной партии, Австрийской партии свободы и Социал-демократической партии Австрии неоднократно заявляли о своем желании отменить санкции против России, открыто признавая, что такая их позиция является результатом интересов австрийского бизнеса в России.

Несмотря на санкции, Австрия в 2017 году вложила в Россию прямых иностранных инвестиций на сумму около семи миллиардов долларов, и более 700 австрийских компаний до сих пор работают в России. В свою очередь, туристы из России очень активно посещают Австрию, совершив туда в 2017 году более 338 тысяч туристических поездок.

Кроме того, Австрия получает большие объемы природного газа из России, и на востоке страны находится одна из самых важных в Европе газораспределительных станций. Австрия также испытывает энергетическую зависимость от России, поскольку Москва на 85% удовлетворяет ее газовые потребности.

Австрийские и российские газовые компании в прошлом году взяли на себя обязательство расширять «стратегическое сотрудничество». (Бывший министр финансов Австрии из народной партии Ганс Йорг Шеллинг (Hans Jörg Schelling), покинувший свой пост в декабре 2017 года, на этой неделе объявил, что будет работать советником в «Газпроме».)

Есть предположение, что Путин испытывает особую личную привязанность к Австрии, ибо он неоднократно отдыхал в австрийских Альпах. «Трудно вести диалог с людьми, которые путают Австрию с Австралией», — с насмешкой сказал однажды Путин по поводу допущенной американскими дипломатами бестактности.

Но в австрийской доктрине нейтралитета в целом и в тесных отношениях с Россией в частности есть несколько серьезных недостатков. Двойственность австрийской элиты способствует усилению антиамериканизма в Австрии, о чем свидетельствует проведенное в 2017 году Европейским советом по международным отношениям (European Council on Foreign Relations исследование) исследование, в котором говорится: «Заметный во всех австрийских партиях антиамериканизм помогает создавать условия, в которых усиливаются симпатии к России, особенно в вопросах безопасности».

Поддержка нейтралитета также способствует определенной расхлябанности в вопросах соблюдения норм международного права. Многие австрийские политики и бизнесмены с радостью пожертвовали бы восточной Украиной ради улучшения отношений с Россией.

Из-за австрийских внешнеполитических традиций порой трудно сказать, когда нейтралитет превращается в нечто более губительное. Отношения Австрийской партии свободы с Россией вызывают опасения, и не без оснований. Постоянно возникают предположения о том, что эта партия получала деньги от российских доноров. Она стала первой крайне правой партией в Европе, подписавшей «договор о партнерстве» с правящей партией «Единая Россия», и таким образом, косвенно поддержавшей режим Путина.

Члены Австрийской партии свободы по приглашению российского правительства неоднократно посещали Крым, восточную Украину и даже Санкт-Петербург, выступая в качестве «наблюдателей за выборами», и тем самым укрепляя легитимность показного избирательного процесса в России. Обе партии также отрицательно относятся к ЕС. Главный парламентский организатор партии свободы Йохан Гуденус (Johann Gudenus), прекрасно владеющий русским языком, выступая в 2014 году в Москве, назвал Европу «марионеткой Брюсселя и США», а Евросоюз «лобби для гомосексуалистов».

Критики мнимой беспристрастности Австрии также утверждают, что когда эта страна в 1995 году вступила в Евросоюз, она практически аннулировала свой нейтралитет, хотя юридически этот принцип остается в силе.

Недавно член Европарламента от Австрии Отмар Карас (Othmar Karas) подчеркнул эту мысль, написав в Твиттере, что после вступления Австрии в ЕС «нейтралитет уже не является для нее аргументом. Извините!» Оппоненты подтверждают, что Австрия избирательно занимает свою «нейтральную» позицию, когда видит, что ее деловые интересы за границей оказываются под угрозой, или когда ей как члену ЕС хочется избежать большей ответственности в сфере безопасности.

Из-за этого Евросоюз неоднократно называл эту страну «нахлебницей в вопросах безопасности».

Обеспокоенностью по поводу стремления Вены решать проблемы безопасности за чужой счет объясняется и та настороженность, с которой страны Европы отнеслись к последним действиям Австрии.

«Австрию особенно резко критикуют за то, как она действует в вопросе высылки [дипломатов], хотя многие другие члены ЕС ведут себя точно так же, — рассказал „Форин Полиси" эксперт по России Герхард Манготт (Gerhard Mangott). — Скорее всего, это вызвано подозрениями в том, что Австрия стремится наладить особые отношения с Россией. Некоторые страны обеспокоены уникальными отношениями Вены с Москвой. Поэтому крупные страны ЕС хотят с самого начала сдержать Австрию».

Тем не менее, в своем стремлении не вставать ни на чью сторону и играть роль посредника Австрия в конечном итоге руководствуется благоразумием и осторожностью, которые стали неотъемлемой чертой ее послевоенной истории.

Это имеет меньше отношения к России и больше к тому, что Австрия видит себя в роли геополитического буфера. Курц не вынашивает никаких злокозненных замыслов разрушить Евросоюз по указке Москвы, да и Вену никак нельзя назвать троянским конем России в Западной Европе.

Скорее, для этого маленького государства дипломатия во времена кризисов является единственным способом быть услышанным. Курц до кризиса неоднократно говорил о своем стремлении провести в Вене встречу в верхах с участием президентов России и США по примеру саммита Кеннеди и Хрущева, который состоялся в 1961 году. На этой неделе Россия объявила, что может принять предложение Вены выступить посредником.

Но традиция не может быть оправданием для бездействия. Австрийским политикам следует иметь в виду: сегодняшние миротворцы завтра могут очень быстро превратиться в «полезных идиотов» Путина.

Загрузка...

Сюжеты