riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Церемония передачи Военно-морскому флоту РФ дизель-электрической подводной лодки "Великий Новгород" проекта 636.3 ("Варшавянка") в Санкт-Петербурге.
© ria.ru

"Нас не слышно, но мы здесь". Репортаж с самой тихой подлодки в мире

"Черные дыры в океане" — так на Западе прозвали новые российские дизель-электрические подводные лодки проекта 636.3 за беспрецедентную малошумность. Даже зная, что многоцелевая субмарина рыскает где-то рядом, эсминцы НАТО часто не в силах нащупать ее своими сверхчувствительными сонарами, пишет РИА Новости.

Лодка с характером

Со стороны может показаться, что притянутый канатами к пирсу "Новороссийск" мирно дремлет на консервации. Но это не так. Внутри, в скрытых от посторонних глаз отсеках, дежурят вахтенные офицеры, мерно постукивают дизель-генераторы и урчат многочисленные механизмы.

Парадный и единственный вход в лодку — длинная узкая шахта с трапом, уходящая из боевой рубки вертикально вниз. Спуститься по ней без навыка непросто, особенно в верхней одежде и с увесистым фоторюкзаком. Велик риск позорно застрять.

Чтобы этого не произошло, опытные подводники советуют держать вещи над головой. На спуск у меня ушло около двух минут. По нормативам при срочном погружении шестеро вахтенных покидают мостик за 20 секунд. Командир всегда спускается последним и задраивает люк. Задерживаться нельзя — спустя еще 20 секунд рубка проваливается под воду.

Вертикальная шахта ведет во второй отсек с центральным постом (ЦП). Сюда стянуты нити управления всеми основными системами, установлены гидроакустические и навигационные комплексы, блоки радиоэлектроники, оборудовано рабочее место боцмана, следящего за положением рулей. Здесь же расположены "глаза" корабля — поворотный оптический перископ.

Рядом, в небольшой выгородке, — пульты управления оружием. Его тут хватает: на торпедной палубе "Новороссийска" можно разместить целый арсенал мин, торпед и ракет "Калибр-ПЛ", способных поражать морские или наземные цели. Шесть носовых торпедных аппаратов калибра 533 миллиметра "всеядны" и представляют собой универсальный пусковой комплекс.

"Новороссийск" — первая из шести построенных лодок этого проекта. Спущена на воду в июне 2014-го, базируется в Новороссийске. Вслед за ней в состав Черноморского флота вошли однотипные "Ростов-на-Дону", "Старый Оскол", "Краснодар","Великий Новгород" и "Колпино".

"Ростов-на-Дону" — первая подлодка в истории ВМФ России, ударившая ракетами по реальному противнику. В декабре 2015-го все выпущенные из ее торпедных аппаратов "Калибры" нашли свои цели в Сирии. Лодки получились настолько удачными, что решено построить еще шесть для Тихоокеанского флота.


"У любого корабля свой особый характер, — убежден командир "Новороссийска", капитан второго ранга Константин Табачный, который получил свою лодку прямо со стапелей. — У нас в соединении шесть подлодок, и, поверьте, выходя в море, командиры чувствуют разницу, хотя все они одного проекта. Даже швартовка каждого корабля — довольно индивидуальная процедура. Причем с уровнем подготовки экипажей это никак не связано".

Изнутри отсеки усыпаны разноцветными штурвальчиками приводов клапанов, рукоятками и циферблатами разного диаметра. По словам моряков, многие из них нужны скорее для подстраховки и применяются редко — большинство систем управляются с центральных пультов или полностью автоматизированы.

Универсальные невидимки

Отсек с дизелями встречает оглушительным грохотом и запахом разогретого машинного масла. Разговаривать тут невозможно, приходится кричать. Еще бы — в небольшом замкнутом пространстве работают два дизель-генератора мощностью в полторы тысячи киловатт каждый. Главный гребной электродвигатель выдает пять с половиной тысяч лошадиных сил. За машинным отделением — электрический отсек, увешанный распределительными щитами с индикаторами и тумблерами.

Командир Табачный — ярый приверженец дизель-электрических субмарин, хотя уважает и подводников с атомных крейсеров, среди которых у него много друзей. "Атомоходы — это корабли будущего. Там все беленькое, экипаж ходит в чистеньком. У нас такого нет. Я уверен, каждый подводник должен послужить на дизельных подлодках.

Пока он не прочувствует на себе стесненное пространство, не понюхает соляры, он не может называть себя полноценным подводником. А так проект 636.3 очень удачный. У нас точно такое же оружие, как на многоцелевых атомоходах", — отмечает капитан второго ранга.

Если разобраться, у дизель-электрических субмарин действительно немало преимуществ. Они более компактны, могут действовать на мелководье, близко подходить к берегу, выпускать боевых пловцов-диверсантов, ложиться на грунт, скрытно ставить мины на узких фарватерах. Современные системы жизнеобеспечения позволяют находиться под водой до пяти суток, а общая автономность выросла до 45.

Кроме того, "дизелюхи" намного меньше шумят. Проект 636.3 в этом смысле вообще мировой рекордсмен — более скрытной лодки не существует. По словам Табачного, в дальних переходах "Новороссийск" часто сопровождает "почетный эскорт" из корветов и фрегатов НАТО, но стоит лодке погрузиться и совершить маневр уклонения, как ее сразу теряют. Однажды в Средиземном море американский эсминец не мог найти субмарину трое суток, пока она сама не всплыла неподалеку.

Есть мнение, что во время таких "пряток" на лодке нельзя громко разговаривать, но это не так. Разговоры внутри толстостенного прорезиненного корпуса не уловит даже самый чувствительный сонар противника. Слышен обычно шум многочисленных бортовых систем. Поэтому их в такие моменты стараются отключать, оставляя только самое необходимое.

Подводное общежитие

Жилые отсеки "Новороссийска" компактны и даже по-своему уютны. Миниатюрная кают-компания по размерам сопоставима с салоном внедорожника. Это территория офицерского состава, тут проводятся рабочие совещания, устраиваются обеды и собрания.

Одну из переборок украшает большая картина с изображением Петропавловской крепости. Как следует из подписи — подарок министра обороны Сергея Шойгу. На другой стене — позолоченная табличка с фамилиями членов первого экипажа "Новороссийска", сложенный Андреевский флаг под стеклом и православная икона.

Напротив кают-компании — кубрик. Напоминает плацкартный вагон. Только полки более узкие и короткие, рядами нависают одна над другой. Койки аккуратно заправлены. На них подводники проводят почти все свободное время — в проходах и коридорах слишком тесно, чтобы прогуливаться без дела. "Если человек свободен от вахты, ему не рекомендуется перемещаться по подводной лодке. Ложись в кровать и отдыхай, потребляй поменьше воздуха", — смеется командир.

На "Новороссийске" нет дискриминации по специальностям. Для Табачного все равны — и промасленный старшина-машинист, и штурман с острым карандашом и высшим образованием. "Белой костью" он считает тех, кто хорошо знает свое дело и ответственно к нему относится. Таких старается не терять, хоть и не всегда получается. К примеру, недавно ушел опытный старший помощник — стал командиром "Краснодара".

Его место занял 27-летний старший лейтенант Александр Дудукин. Теперь он самый молодой старпом во всей отдельной бригаде подводных лодок Черноморского флота. "По старшинству на лодке старпом — это вторая должность после командира. До этого я был штурманом, затем помощником. Конечно, ответственность огромная, обязанностей прибавилось, однако я рад этому назначению", — говорит Дудукин.

Как правило, экипажи на подлодках "притираются" лучше, чем на надводных кораблях. Обостряется чувство ответственности, каждый понимает, что от неправильных действий одного человека зависит судьба еще нескольких десятков. Здесь неважно, кто именно совершит ошибку — трюмный матрос или командир, последствия в любом случае могут быть фатальными. Железная субординация, взаимное уважение и готовность выручить товарища — три кита, на которых под водой держится все. Те, кто отказывается это понимать, на лодке не задержатся.

"Каждый матрос знает, что я командир и мои действия не обсуждаются. Матрос даже не должен задумываться, для чего надо выполнять тот или иной приказ. Если говорю включить клапан, его надо включить. Демократия на подводной лодке — это лишнее. Но тем не менее нам удается сохранять человеческие и дружеские отношения. У нас нет парадных трапов и гальюнов. Все общее, как в большой семье", — подчеркивает Табачный.

Старшина первой статьи, 29-летний Николай Сонин пришел на "Новороссийск" из бригады морской пехоты и совершенно об этом не жалеет. "На лодке я отвечаю за торпедное оружие. Питание тут своеобразное, больше работы, меньше физической подготовки. Замкнутое пространство я не замечаю, просто не успеваю", — признается он. С питанием на лодке действительно все хорошо — два штатных кока, богатое меню, в море ежедневно выдают по 50 граммов красного вина и красную икру.

Старый свитер

Как у всех моряков, у подводников есть свои особые традиции. Самая главная — обряд посвящения. Его проходят все, исключений ни для кого не делают. "У нас есть техническая возможность забирать забортную воду на любой глубине, — рассказывает командир. — Тех, кто погружается в первый раз, вызывают на центральный пост. Соленую воду с глубины наливают в снятый корпус плафона и дают выпить. Проливать нельзя, строго следим. После торжественно вручаем свидетельство о посвящении в подводники с печатью и координатами места, соленую таранку и банку сгущенки. Запоминается такое обычно на всю жизнь".

Табачный признается, что в приметы особо не верит, но предпочитает выходить в море в старом шерстяном свитере, с воротником под горло, и не любит выходов по понедельникам. Второе объясняет просто — люди после выходных не успевают войти в рабочий ритм, страдают внимательность и собранность, что может не лучшим образом сказаться на работе.

Уже скоро "Новороссийск" отдаст швартовы и тихо уйдет на очередное задание. Несмотря на непростые условия службы, подводники — жизнерадостные люди, искренне любящие свое дело. Шуточки и улыбки на лицах здесь не воспринимаются как легкомыслие. Любой опытный моряк знает, что в автономке без порции хорошего юмора как без глотка воздуха — просто не выжить.

 

Загрузка...