riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Кадр из сериала "МакМафия".
© пресс-фото

Захватит ли русская мафия Лондон? О чем рассказал британцам захвативший их сериал

Мафия просыпается. У нее новое, но опять почему-то очень русское лицо. И пусть Алекс Годман внешне ничем не выделяется в сонме инвестбанкиров лондонского Сити, его тайная жизнь вот уже два месяца удерживает у экранов миллионы британцев, рассказывает Русская служба Би-би-си.

В минувшее воскресенье первый сезон сериала Би-би-си "Макмафия" подошел к невероятной развязке. Сюжет и драматургия — удел кинокритиков, и пока они формулируют вердикт, публика, политики и ученые обсуждают перевоплощение международной мафии, явленное в сериале, сообщает Русская служба Би-би-си.

В дивном новом мире "Макмафии" мафиози давно вылупились из татуированных коконов, сбросили малиновые пиджаки и сменили кастеты на финансовый терминал компании Bloomberg. Они больше не ездят на стрелки, а ведут переговоры в фешенебельных отелях в центре Лондона.

В кинофильме, снятом по книге бывшего корреспондента Би-би-си Миши Гленни, показана новая эра мафии — трансграничной, высокотехнологичной и плотно интегрированной в государственные и финансовые институты.

И не случайно героями стали именно русские, говорят эксперты из академических кругов, посвятившие себя изучению организованной преступности и коррупции на постсоветском пространстве.

"Антарктида — единственный континент на планете, где нет серьезного представительства русской организованной преступности", — говорит один из ведущих специалистов по русской мафии, британский исследователь Марк Галеотти.

Потомки воров в законе и криминальных авторитетов получили блестящее западное образование, освоились в скромном шике аристократизма и оказались как нельзя к месту в новой реальности, где преступные деньги отмываются от налогов, а не от крови врагов.

Об этом и сняли кино британцы, не избежав клише — водка льется с экрана рекой, размывая берега из черной икры.

"Я поговорила со многими экспертами. Все сериал критикуют, но все его смотрят", — сказала профессор лондонского UCL Алена Леденева на дискуссии, организованной ее университетом.

"Макмафия" не претендует на академичность и точность, но прайм-тайм и охват аудитории гарантируют, что она оставит след в общественном мнении.

Так насколько полно и корректно отражена в фильме проблема организованной преступности в целом и русской мафии в Лондоне — в частности?

Эволюция мафиози

Название сериала отсылает к "Макдоналдсу" и идее максимизации прибыли через повсеместное глобальное присутствие — напрямую или через франшизу. Именно такой стала современная мафия, говорит Галеотти: "И россияне — одни из лидеров этого процесса".

"Герои сериала оказываются то в одной стране, то в другой — иногда крайне странно и неожиданно — однако это довольно точно отражает современное состояние организованной преступности — она превратилась в международный рынок. Даже самая неприглядная шайка гопников теперь — часть транснациональной криминальной экономики".

Посредничество и сотрудничество русских с мафиями по всему миру широко отражено в сериале: Алекс Годман плетет сложную сеть криминально-деловых отношений: с мексиканским наркокартелем, с израильскими торговцами людьми, мелкими пражскими бандитами.

Он продает финансовые услуги, покупает информацию — то есть, пожинает плоды глобализации, а не противостоит ей. Не пытается подмять всё под себя и уничтожить всех, а стремится к взаимовыгодному сотрудничеству.

"Добро пожаловать в современный преступный мир. Конечно, банды никуда не делись, их превеликое множество. Однако теперь они — узелки огромной международной сети", — говорит Галеотти.

Он жалуется, что во времена "Крестного отца" мафией заниматься было намного интереснее — колоритные персонажи, яркие судьбы. А в эпоху "Макмафии" мафиози все больше походят на скучных бизнесменов, а их сходки напоминают заседания советов директоров транснациональных корпораций.

Захватит ли русская мафия Лондон

Так было не всегда. В 1990-е в западной массовой культуре сформировался образ русской мафии как саранчи татуированных отморозков. С тех пор он претерпел мало изменений, и "Макмафия" сделала шаг вперед, показав смену поколений.

Галеотти отмечает, что первое наступление русского криминалитета на Европу было отбито к концу 1990-х.

"И они вернулись, в 2000-е, но уже не как захватчики, а как торговцы-первооткрыватели, как поставщики услуг. Они общались с мафиями в Европе и за ее пределами, предлагали сотрудничество: поставку афганского героина, российского метамфетамина".

"Они спрашивали: "Скажите, что вам нужно, и мы достанем. Хотите хакеров? У нас есть хакеры. Наемные убийцы? И эти у нас имеются". Они продают оптом, а местные — уже в розницу. И товары, и услуги. И это касается в том числе отмывания денег и темных инвестиций".

В результате конфликт уступил место сотрудничеству.

Захватила ли русская мафия Лондон? Нет. Местный криминалитет живет и здравствует, и никаких разборок и перестрелок на лондонских улицах в "Макмафии" мы не увидели.

Времена другие.

"В целом мафии не мигрируют. Их могут выдавить куда-то, но сами они не стремятся оккупировать новые территории", — говорит Галеотти.

Обманываться рады

Главный герой сериала Алекс — инвестбанкир из лондонского Сити, финансового центра Европы. Создатели "Макмафии" сходу затронули проблему растущей толерантности западных финансовых институтов к сомнительным капиталам. Но глубоко копать не стали.

В первой из восьми серий Алекс проводит сомнительные деньги через офшоры. Леденева отметила, что весь этот эпизод скомкан и не прописан.

"Многие из этих офшоров — в юрисдикции Великобритании. Британские юристы ежедневно кормятся на подобных сделках. В фильме ничего этого нет", — говорит она, но признает: "Конечно, если начать описывать в кино офшорные схемы, мы все уснем".

Галеотти называет британскую финансовую систему "поставщиком услуг для поставщиков услуг преступного мира".

"Это и отмывание денег через лондонский Сити. И продажа дорогой недвижимости. Легальный бизнес — от Израиля до Латвии, от Канберры до Калифорнии — все больше готов извлекать выгоду от опосредованного сотрудничества с международным криминалитетом", — говорит он.

И добавляет, что толерантностью Запада к едва отмытым капиталам лучше всех научились пользоваться как раз русские.

Причем здесь Кремль

Можно ли назвать сериал антироссийским? Это вряд ли, говорят эксперты: власть в России не чужда криминалу, зачастую выросла из него, но давно вышла на другой уровень.

"Проблема политической "крыши" отображена в фильме довольно абстрактно", — говорит Леденева, вспоминая седьмой эпизод. В то же время, "политика разделяй и властвуй, в рамках которой нужно получать добро политической "крыши" на уничтожение криминальной группировки — это показано очень хорошо".

Галеотти считает, что создатели сериала остались верны истине и не стали притягивать за уши политику туда, где ее нет. Мафия в России занимает особое место, говорит он, но место это — далеко не в Кремле.

"Я не стал бы называть Россию мафиозным государством. Режим в России не способствует развитию организованной преступности, а скорее, не препятствует — до тех пор, пока она не бросает вызов властям", — говорит он.

Что скажут британские власти

"А что они могут?" — возражает Леденева. Мафия давно переросла границы, и попытки одолеть ее на локальном уровне обречены на провал.

Галеотти соглашается: у Скотленд-Ярда нет ни средств, ни сил бороться с трансграничным отмыванием преступных доходов, а в более привычных делах об убийствах пыл следователей ограничивают воспоминания о том, какой масштабной и продолжительной межгосударственной конфронтацией обернулось дело об отравлении в Лондоне радиоактивным полонием экс-сотрудника ФСБ России Александра Литвиненко.

Несмотря на это, реакция на "Макмафию" не заставила себя долго ждать. Министр по вопросам безопасности Бен Уоллес пообещал разобраться с сомнительными капиталами иностранцев и усложнить жизнь их владельцам.

Как нельзя кстати тут же вступил в силу закон, позволяющий властям заморозить активы на сумму от 50 тысяч фунтов и начать расследование в случае, если их владелец не может объяснить, на каких законных основаниях они были получены.

Миша Гленни назвал новый нормативный акт серьезной попыткой искоренить в Британии культуру "Макмафии".

Зарубежные богачи давно мозолят глаза британцам — в основном, в Лондоне, где запредельные цены на недвижимость подогревают неприязнь к иностранным владельцам пустующих элитных аппартаментов.

Инвестиции в быстро растущий рынок привлекают коррупционеров, диктаторов и мафиози всех мастей со всех континентов, но после "Макмафии" именно русские рискуют стать воплощением проблемы и оказаться первыми в очереди на публичную порку.

Новые мафиози

Типажи "Макмафии" вполне соответствуют реальности, говорят исследователи криминалитета.

"Я со многими встречался, и вот что могу сказать. Те, что постарше — довольно образованные люди, выглядят прилично — встретишь и не поверишь, что они имеют отношение к преступному миру", — сказал Александр Купатадзе из Королевского колледжа Лондона.

"Проблема с новым поколением, с теми, кого набрали в последние годы. Конкуренция ужесточилась — пришлось смягчать кадровую политику".

Галеотти из академических соображений тоже часто общается с силовиками и мафиози. И они действительно похожи на персонажей сериала.

"В наше время ключевые фигуры русской организованной преступности — вроде тех, что нам показали по телевизору — это больше не костоломы — этих они нанимают отдельно — а бизнесмены в дорогих костюмах с интересами в самых различных схемах, от почти законных и серых до совершенно преступных", — говорит он.

Что дальше?

Что припасли создатели сериала на следующий сезон, и прислушаются ли они к критике? Кто появится на горизонте, и чем это все закончится?

Совет от профессора Леденевой: "Читайте Виктора Пелевина. Он всегда на полкорпуса впереди действительности. Хотите узнать, что будет дальше — почитайте его последний роман".

Загрузка...

Русские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ