riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау в Освенциме.
© ria.ru

Погромы польских националистов: о чем Варшава приказывает всем забыть

Президент Польши Анджей Дуда подписал поправки в закон об Институте национальной памяти, которые ввели наказание до 3-х лет тюрьмы за распространение сведений о причастности поляков к Холокосту. Даже намек на соучастие в преступлениях нацистов власти заранее объявили клеветой на польский народ, сообщает Ruposters.

Шаг за шагом поляки переписывают историю, вымарывая факты организации массовых убийств польских граждан еврейского происхождения. Видимо, будет запрещено вспоминать и о покаянии польских президентов, и о трудах историков, по крупицам собиравших доказательства участия польских националистов в геноциде сограждан.

Автор Ruposters Владимир Тихомиров приводит несколько самых известных событий войны, о которых так стремятся ныне забыть в Варшаве.

Первые жертвы

Преследования еврейского населения Польши начались вскоре после вторжения нацистов. В восточных районах страны деморализованная польская армия еще продолжала сопротивляться, а в Кракове уже было создано еврейское гетто.

Впрочем, тогда оно еще так не называлось. Просто район Казимеж — это старинный краковский еврейский квартал — был обнесен забором, колючей проволокой и военными постами. За пределами Казимежа (да и внутри тоже) все евреи с 12 лет были обязаны носить нарукавные повязки со звездой Давида.

Вся полнота власти в гетто была передана "Еврейскому комитету" из 12 человек. Его председателем был назначен доктор Марек Биберштейн, его заместителем стал Вильгельм Гольдблат. Они должны были организовать еврейские рабочие отряды в помощь оккупационной администрации.

Вскоре нацисты устроили в Кракове и первый погром — хотели закрыть городскую синагогу на ул. Старой Божницы. Эсэсовцы вскрыли Ковчег Завета и, вытащив пергаментный свиток Торы, заставили евреев под страхом смерти оплевать свою святыню. После этого храм был закрыт и сожжен.

Погром в Кракове стал сигналом для погромов в других городах, в которых местные польские чиновники хотели выслужиться перед немецкими господами. По сведениям историков, сразу после нацистского вторжения погромы произошли в 128 населенных пунктах Польши. Характерный пример — городок Щучин, в котором польские активисты сожгли синагогу и еврейскую школу. Местный ксендз отказался остановить бойню, потому что считал всех евреев коммунистами.

Но подлинный террор против евреев развернулся летом 1941 года, когда нацистский режим приготовился раз и навсегда перекроить мир.

Дело было в Едвабне

До войны город Едвабне был типичным еврейским местечком: по данным переписи 1931 года, из 4 тысяч жителей примерно половина горожан были евреями, а в центре городка по соседству со старинным костелом красовалась деревянная синагога начала XVIII века.

Так же спокойно уживались друг с другом жители разных национальностей города, который в 30-е годы стал одним из лидеров текстильной промышленности Польши — там работало два десятка ткацких фабрик. Экономический фактор и стал главной причиной еврейского погрома, начавшегося 25 июня 1941 года — как только город под натиском вермахта оставили подразделения Красной армии.

Современные польские историки в объяснение (если не в оправдание) еврейского погрома сочинили версию о том, что польское население было склонно обвинять евреев в сотрудничестве с советскими оккупантами, которые заняли этот район Белостокской области Польши еще в 1939 году.

Дескать, органы НКВД по наводке евреев провели массовую депортацию поляков в Сибирь, а поэтому поляки и перенесли на евреев гнев на чекистов. Однако архивные данные никак не подтверждают этой гипотезы. Польский режиссер-документалист Агнешка Арнольд установила, что во время советской оккупации 1939-1941 годов органы НКВД арестовали в районе Едвабне и двух соседних городов всего 250 человек.

Это были зажиточные предприниматели, а также польские офицеры. Причем списки на арест "классовых врагов" составляли не в синагоге, а местные коммунисты-подпольщики — все как один чистопородные поляки.

Как только советские войска оставили Едвабне, в городе начались антиеврейские выступления. Чудом выживший во время погрома житель Шмуль Васерштейн вспоминал:

Одни бандиты шли от одного еврейского жилья к другому, пока другие бандиты играли на аккордеоне и флейте, чтобы заглушить крики еврейских женщин и детей…

Якуба Каца они забросали насмерть кирпичами, Кравецкого они пырнули ножом, а затем выкололи ему глаза и отрезали язык. Он ужасно страдал на протяжении 12 часов, пока не испустил дух…

В тот же день я видел жуткую сцену. Чая Кубжаньская, 28 лет, и Бася Бинштейн, 26 лет, обе с новорожденными детьми на руках, когда увидели, что происходит, они побежали к пруду, чтобы утопиться и не попасть в руки бандитов…

Погром остановило лишь вмешательство местного священника, заявившего, что с этим вопросом в скором времени разберутся сами немецкие власти.

Что ж, немцы вскоре действительно заинтересовались местными евреями. Новые городские власти, по словам Васерштейна, заявили, что всех евреев следует убить, а их имущество конфисковать и поделить.

10 июля 1941 года погром повторился. По свидетельству очевидцев, группа польских националистов, вооруженных топорами и дубинками, принялась выгонять евреев из домов и сгонять на площадь. Затем, отобрав 75 человек, они заставили их свалить памятник Ленину, который успели установить советские власти. Под градом побоев евреи отнесли памятник на окраину городка, где им приказали вырыть яму и свалить туда обломки статуи. Затем их забили до смерти и бросили в ту же яму.

Остальных же евреев заставили идти к большому амбару на окраине городка. По пути поляки поджигали бороды и пейсы стариков, а бежавших добровольцы ловили с собаками и избивали до полусмерти. Некоторые пытались обороняться, но усталым и израненным это было уже не под силу. В амбаре всех евреев подожгли.

Интересно, что за убийством евреев наблюдало несколько гестаповцев, которые утром приехали в Едвабне. Красноречивая деталь: свидетели настаивают, что гестаповцы не принимали участия в операции, они просто все фотографировали.

Именно на немцев в послевоенной Польше возлагали ответственность за эти убийства. Но в 2001 году известный американский историк польского происхождения Ян Томаш Гросс опубликовал книгу "Соседи", в которой собрал свидетельские показания выживших евреев, доказав, что погром был совершен местными жителями без немецкой помощи.

Впрочем, Ян Гросс не снимает ответственности с немецких нацистов:

Очевидно, что, если бы Едвабне не был оккупирован немцами, евреи не были бы убиты своими соседями… Бесспорными повелителями жизни и смерти в Едвабне были немцы. Никакая серьезная организованная акция не могла быть предпринята без их согласия. Они и только они могли решить судьбу евреев. Они имели возможность остановить погром в любой момент, но они не сочли нужным вмешиваться…
Книга Гросса, а также кинофильм Агнешки Арнольд "Где мой старший сын Каин?" произвели в Польше эффект разорвавшейся бомбы. Была даже создана специальная правительственная комиссия для расследования обстоятельств преступления. И в 2001 году президент Александр Квасьневский официально принес извинения еврейскому народу за это преступление.

Интересно, что свое расследование провел и польский "Институт народной памяти" (IPN). В итоге IPN снизил число жертв убийства до 340-350 человек, в остальном же согласившись с выводами Гросса.

Вонсош, Гонендз, далее везде

После того как официозные польские историки не смогли опровергнуть неудобные факты в книге Гросса, в Польше стал насаждаться другой миф: мол, поляки принимали участие в Холокосте, но погром в Едвабне был спонтанным взрывом агрессии обезумевшей толпы, которая стремилась выместить на несчастных людях свой гнев за советскую оккупацию. Утверждали, что погром был организован криминальными элементами под надзором немецких солдат.

Но польский историк Мирослав Трычик, автор книги "Города смерти: соседские еврейские погромы", развенчал и эту мифологию, убедительно доказав, что все еврейские погромы тщательно готовились местными полицейскими и подпольными военизированными организациями "патриотов".

Все началось 5 июля 1941 года в городке Вонсош, где жило 1700 человек. 700 из них были евреи. В ночь на 6 июля деревню окружили специально отобранные для акции поляки.

Один из участников погрома показал, что у акции "стихийного террора" были организаторы, которые отдавали приказы и расставляли патрули добровольцев на окраинах городка и в полях — всюду, где могли спрятаться евреи.

Юзеф Л. велел мне идти за сараи в Вонсоше, на ржаное поле, и следить там, куда будут прятаться евреи, потому что они будут бежать той дорогой, — вспоминал один из поляков. — Ты будешь их возвращать, а мы с ними разберемся.
Одни добровольцы должны были убивать евреев, другие — засыпать пятна крови на улицах песком, третьи — на телегах вывозить тела в условленное место. Братской могилой евреев Вонсоша стал глубокий противотанковый ров, вырытый еще бойцами Красной армии.

Потом эта схема действий повторялась в Радзилове, Едвабне, Щучине, Граево, Райгруде, Гонендзе и других населенных пунктах региона.

В других местах польские националисты, почувствовав свою безнаказанность, еще и издевались над своими жертвами.

В городе Кольно еврейских женщин заставили раздетыми бегать по улице, а затем выгнали "пастись на луг", заставив есть траву.

В городке Райгруде один поляк "бил стекло, а потом гнал по нему босых евреев купаться в озере, подгоняя их ударами веревки". И весь город "сбежался посмотреть, как топят этих евреев". Убийство воспринималось как спектакль.

Сначала милиция или народные патрули арестовывали евреев, которые сотрудничали с советскими силами. Это был сигнал, что убивать евреев можно быстро, без процессов и безнаказанно. Кого-то расстреливали за городом, кого-то топили в колодце, пруду или в дренажных рвах. На детей пули жалели, их убивали ударами о мостовую.

Потом полякам стало понятно, что убивать людей на улицах и вывозить тела за город неудобно. Начали копать ямы в окрестных лесах и полях и отводить туда жертв, потом оказалось, что эффективнее и дешевле всего сжигать людей в сараях…

В немецких архивах сохранились и документы о том, как солдаты вермахта вставали на защиту евреев от местных жителей. Показательна история погрома в городке Гонендз близ знаменитой крепости Осовец. По свидетельствам чудом выживших очевидцев, евреев убивали металлическими прутьями и полуживыми сбрасывали в яму. В итоге представители местной еврейской общины бежали за помощью в немецкую комендатуру, умоляя спасти их.

В итоге вмешательства немцев "еврейский вопрос" был решен кардинально — немцы задержали 70 погромщиков, из которых 17 было расстреляно — не за убийства евреев, а за грабеж их имущества, которое формально считалось собственностью Третьего рейха.

Все выжившие евреи были заперты в импровизированной тюрьме в подвале местного магазина. Еврейских мужчин разделили на "рабочие бригады" — одни из них стали похоронной командой, другие же определены в обслугу для немцев. В итоге все они стали строителями немецкого концлагеря Майданек — первого "лагеря смерти", открытого после нападения фашистов на СССР.

Историк Мирослав Трычик развенчал и другой миф о том, что за истреблением евреев будто бы стояли какие-то темные и необразованные крестьяне, неграмотный народ, который попался на удочку гитлеровской пропаганды.

Нет, опубликованные документы ясно свидетельствуют, что организацией геноцида занимались представители местных элит — польские полицейские, предприниматели и даже врачи. Так, например, в городке Гонендз именно довоенные полицейские составили списки евреев.

В Браньске акции по уничтожению евреев возглавлял довоенный лидер местного отделения Польской крестьянской партии. Немецкая комендатура состояла из 3-4 немецких офицеров, остальные же были поляками. В городке Щучин убийства евреев организовал директор местной школы, а в городке Райгруд главарем банды националистов стал учитель латыни и древнегреческого из местной католической семинарии.

Эти образованные люди практически ничего не знали о своих еврейских соседях. Когда их просили перечислить фамилии убитых, они чаще всего называли клички: "Сапожник", "Портной", "Морковка".

* * *

С новой силой террор против еврейского населения вспыхнул в 1945 году, когда польские националисты, рассчитывавшие после падения Берлина на начало новой войны между СССР и США, решили заранее "зачистить" польские города от евреев, считавшихся "пособниками большевиков". Но это уже другая история.

Загрузка...

Русские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ