riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Солдаты у православной церкви святого Михаила в деревне Садад в сирийской провинции Хомс.
© ria.ru

Крест Востока. Выживут ли христианские общины после «арабской весны»

Последовавшие за «Арабской весной» войны заметно сократили численность христиан Ближнего Востока. За семь лет сотни тысяч прихожан местных церквей погибли или были вынуждены покинуть свои дома. Корреспонденту РИА Новости удалось поговорить с членами христианских общин нескольких стран региона.

После Саддама

На землях, где 2000 лет назад возникло христианство, сегодня самое малочисленное христианское население. По данным Pew Research Center на 2012 год, доля последователей этой религии на Ближнем Востоке и в арабских странах Северной Африки не превышает 0,6 процента исповедующих христианство во всем мире (приблизительно 14,5 миллиона из 2,4 миллиарда человек).

Сегодня этот показатель еще ниже — из-за революций и войн отсюда бежали сотни тысяч, хотя достоверную статистику мы узнаем еще не скоро.

В этом регионе к христианам веками относились как к людям второго сорта. Многие арабские страны после обретения независимости за основу своих конституций взяли шариат. И хотя авторитарные режимы, существовавшие до «арабской весны», были относительно светскими, исламские авторитеты не раз призывали вернуть христианам их статус времен Османской империи — ограниченной в правах, облагаемой специальным налогом части населения.

«Арабская весна» ознаменовала решительную победу исламистской идеологии.

Но началось все с американской операции по свержению Саддама Хуссейна в Ираке в 2003 году.

Страна потеряла две трети христианского населения под натиском «Аль-Каиды», шиитских вооруженных формирований «Бадр» и «Асаиб Ахль аль-Хакк» и «Исламского государства». Сегодня в Ираке всего около 250 тысяч человек.

Собеседники РИА Новости среди христиан Ирака утверждают, что не чувствуют себя в безопасности даже после изгнания ИГ в 2017 году: раньше их жизни и имущество забирали под предлогом «борьбы с неверными», теперь — под предлогом их же защиты.

По данным РИА Новости, связанные с иракским правительством шиитские вооруженные формирования, как и курдские отряды пешмерга, часто не просто не препятствуют притеснению христиан со стороны суннитских радикалов, но и сами участвуют в конфискации их собственности.

«Когда я жил в Мосуле, мне постоянно угрожали. Радикалы преследовали меня, едва не убили — это было задолго до появления здесь ИГ. В 2007 году пришлось переехать. Моего учителя убили боевики «Аль-Каиды» только за то, что он был христианином», — рассказывает живущий в городе Каракош (единственное место, полностью контролируемое вооруженными формированиями ассирийцев, — около 500 человек) ассирийский христианин Ашур Эскария, президент организации Assyrian Aid Society.

«В Мосуле (освобожден от ИГ летом 2017 года. — Прим. ред.) я был неделю назад, мы видели разрушенные церкви. Сейчас люди пытаются вернуться к нормальной жизни, все относительно спокойно, но собственность христиан, вынужденных бежать в 2014 году, их землю, дома, магазины очень трудно вернуть — все захватили мусульмане-шииты и сунниты.

Они стремятся изменить демографический баланс в традиционных местах проживания христиан и вытесняют нас. Кроме того, заставляют соблюдать свои обычаи, например, женщинам-христианкам в университетах приходится закрывать лицо», — продолжает Эскария.

В Ниневийской долине — другом традиционном месте проживания христиан — похожая ситуация. Долина сейчас поделена между курдскими и шиитскими вооруженными формированиями.

«Город Барталла когда-то был полностью христианским, сегодня там шииты, — говорит Ашур Эскария. — Курдские формирования пешмерга тоже пытаются выдавить христиан с этих территорий, отнимая у них собственность и контролируя любой шаг, подминая под себя все местные инфраструктурные проекты.

Так, они заблокировали реконструкцию, запущенную Ассирийским студенческим союзом. Курды контролируют все дороги и КПП, не позволяют свободно передвигаться по долине, это очень неудобно для тех, кто работает и учится. В Мосул трудно добраться — раньше для этого требовалось 40 минут, сейчас в три раза дольше».

Другой ассириец, врач из Каракоша, пожелавший остаться неназванным, также посетовал в беседе с РИА Новости на то, что местные христиане не могут доверить свою безопасность курдам.

«В 2014 году я был свидетелем битвы между курдами и ИГ. Пешмерга тогда обещали нас защитить, но по приказу своего командования покинули нас за одну ночь. Многие мои знакомые и друзья-христиане погибли, кто-то бежал в Эрбиль и Дахук, кто-то остался под властью ИГ. Мы не хотим уезжать, хотим жить тут, где колыбель нашей религии, где наши корни, но больше не доверяем никому, кто обещает нас защитить», — говорит собеседник агентства.

По словам Ашура Эскарии, христиане были и остаются гражданами второго сорта, без серьезного представительства в парламенте Ирака (пять христиан в иракском парламенте и пять — в парламенте Иракского Курдистана), без права претендовать на те же рабочие места, что и мусульмане.

«И я не вижу, что иракское правительство ведет какую-то политику национального примирения или пытается как-то защитить нас», — говорит Ашур Эскария.

«Еще до вторжения ИГИЛ в Ирак в долине Ниневии не было почти никакой инфраструктуры, а после них там вообще ничего не осталось. Однако иракские власти до сих пор не обеспечили элементарные необходимые для жизни вещи. Отчасти из-за коррупции, отчасти потому, что речь именно о христианах, которых здесь ни во что не ставят», — продолжает президент Assyrian Aid Society.

По данным другой собеседницы РИА Новости, правозащитницы Джулианы Таймурази, ассирийской христианки, основательницы правозащитной организации «Совет спасения иракских христиан», в долину Ниневии сегодня вернулось 50 тысяч христиан, около 100 тысяч — перемещенные лица или эмигранты.

«Еще полгода назад был ИГ, сейчас дети ходят в школу, открыты больницы, храмы. Но эта стабильность шаткая, то тут, то там теракты, — говорит Таймурази. — Иракское правительство кое-как контролирует безопасность, но опирается на Иран. Это нам тоже не очень нравится: хотя в целом шииты более терпимы к христианам, чем суннитские радикалы, в Иране христиане живут под постоянным давлением».

Собеседница РИА Новости высоко оценивает роль России в защите христианских общин Ближнего Востока: «Администрация Обамы совершенно этим не занималась, поэтому мы благодарны за то, что Россия предпринимает решительные шаги в этом направлении — как военные, так и гуманитарные, например в Сирии».

По словам Ашура Эскарии, ассирийские христиане надеются на более активное участие России в их судьбе: «Я два раза встречался с представителями российского правительства, РПЦ, Императорского православного палестинского общества. Они обещали союзничество, защиту и помощь с возвращением в Ниневийскую долину. На практике мы до сих пор ничего не увидели. Вероятно потому, что вся помощь идет через иракское правительство, а как они ее распределяют, никому неизвестно».

Сирийская безысходность
В самом отчаянном положении сегодня находятся сирийские христиане. Их число (до войны — 10 процентов населения) с 2011 года сократилось, по некоторым данным, почти в два раза — с двух миллионов до 1,2 миллиона человек. Может, и больше: получить достоверную статистику в охваченной войной стране невозможно.

Как говорит Ибрагим Нсейр, священник из Алеппо и представитель Национального евангелического Синода Сирии и Ливана, сокращение числа христиан в Сирии — это надолго, и неизвестно, смогут ли местные общины вообще пережить эту войну.

«В последний год — после того, как ИГ выбили почти со всех захваченных территорий, — стало значительно спокойнее. Сегодня мы в Алеппо чувствуем себя в относительной безопасности. Мы уже можем молиться, не опасаясь нападения джихадистов, у нас есть электричество, питьевая вода и бензин.

Но и после победы над ИГ война продолжается, никто из эмигрантов не торопится возвращаться, наоборот, люди продолжают бежать. Страна разрушена, экономика в ужасном состоянии, курс лиры упал, и нет никакой надежды найти здесь работу», — рассказывает Нсейр.

По его словам, вовсе не все христиане Сирии поддерживают правительство — многие считали себя ущемленными в правах при Башаре Асаде и сражаются на стороне умеренной оппозиции.

Однако большинство христиан режим Асада пугает гораздо меньше, чем суннитские радикалы, поддерживаемые и финансируемые монархиями Персидского залива.

Если они захватят власть, «от уникального этнического и конфессионального разнообразия Сирии не останется ничего».

«Мы благодарны России за ее усилия в Сирии, за гуманитарную помощь, — говорит Ибрагим Нсейр. — Надеюсь, рано или поздно внешние игроки договорятся между собой и мы увидим восстановление страны, а также новую конституцию и новую политическую систему, для которой важно лишь гражданство, а понятия «меньшинства» и «большинства» не влияют на судьбы людей».

Превосходство как догма
Не менее драматично положение христиан в Северной Африке. «Арабскую весну» здесь пережили три страны — Тунис, Ливия и Египет. Христианское население первых двух было довольно малочисленным и до этого. Ливия, где до свержения Муаммара Каддафи проживало порядка 100 тысяч христиан, в основном коптов, до сих пор практически лишена государственности и охвачена борьбой различных исламистских группировок, в том числе ИГ.

Здесь осталось в общей сложности несколько тысяч христиан, и они ежедневно подвергаются смертельной опасности.

Христианские общины Туниса, страны, где более 99 процентов населения — мусульмане-сунниты, до революции едва насчитывали 30 тысяч человек. Хотя это государство называют одним из самых демократичных в регионе, на христиан там наложены ограничения — им не разрешается строить церкви, звонить в колокола в дни церковных праздников, обращать в свою веру и жениться на мусульманках.

Не лучшие времена переживает и самая крупная община христиан в регионе — египетские копты (когда-то они были здесь в большинстве, мусульмане доминируют лишь с XIII века). После свержения Хосни Мубарака и дальнейших политических катаклизмов их естественную убыль (сегодня примерно 9,5 миллиона человек или 10 процентов населения — в два раза меньше, чем век назад) подстегнули непрекращающиеся атаки исламистов. Это здесь часть повседневной реальности.

Только за прошлый год в результате нападений на коптские храмы погибли десятки человек.

Самый масштабный теракт в апреле прошлого года, ответственность за который взяло на себя ИГ, унес жизни 47 коптов.

Корреспондент РИА Новости поговорил со служителем одной из церквей в провинции Эль-Минья, в прошлом сотрудником христианской благотворительной организации. Из соображений безопасности он не пожелал назвать своего имени. Собеседник РИА Новости признался, что живет в атмосфере страха с тех пор, как исламисты убили его двоюродного брата.

Служитель церкви рассказал, что его брат был хирургом. Его убили и забрали из его дома несколько сотен тысяч египетских фунтов.

«Это происходит с христианами постоянно. После того как «Братья-мусульмане» были отстранены от власти, стало получше, но все равно власти не хотят нас защищать. Сам я, если получится, обязательно эмигрирую в США», — говорит он.

Помимо страха перед исламистами, по словам собеседника РИА Новости, копты ощущают сегодня давление и дискриминацию со стороны государства: «Даже если оставить за скобками то, что, когда мы молимся в своих церквях, мы в любой момент готовы стать мучениками. Здесь просто не найти хорошую работу. Христианин никогда не будет начальником или менеджером в фирме, где работают мусульмане. Потому что в Коране написано: евреи или христиане не могут управлять мусульманами. И это мы видим в армии, полиции, на государственной службе. Часто талантливые сотрудники, чей интеллектуальный уровень выше, чем у их начальников, вынуждены подчиняться не очень умным людям».

Недоволен египтянин и сложностями со строительством новых церквей. «Для этого требуется согласие местных властей, — говорит собеседник РИА Новости. — И чаще всего они не разрешают. Благотворительную организацию, где я занимал руководящую должность, закрыли. Очень редко власти все же позволяют строить новые церкви, чтобы Запад видел: у христиан здесь все в порядке».

Санкцию на притеснение христиан дают государственные религиозные институты, уверен доктор Ашраф Рамелах, основатель правозащитной организации «Голос коптов».

«Университет Аль-Азхар и его выпускники, несмотря на все заявления о светскости режима в Египте, продолжает транслировать идею о превосходстве мусульман над коптами, — говорит Рамелах. — Влияние этого университета не ослабело при Абдель Фатахе Ас-Сиси. Военные могут защитить христиан, но сегодня это для них явно не приоритет. Копты Египта поддержали военных во главе с нынешним президентом, когда нужно было устранить исламиста Мухамеда Мурси, и поплатились за это. Внутренняя миграция выросла в разы. Разные источники в Египте сообщали мне, что после своих атак исламисты и сочувствующие говорят христианам: пусть теперь Ас-Сиси защитит вас».

Доктор Рамелах уверен, что из египетской конституции нужно исключить религиозные положения.

«Аль-Азхар должен специализироваться только на духовных вопросах. Мусульманским авторитетам не следует заниматься политикой, нам необходим переход к секулярной политической системе. Но пока непрекращающиеся конфликты лишь повышают популярность исламистской идеологии в ее наиболее радикальных вариантах», — говорит Рамелах.

И с этим согласны все собеседники РИА Новости.

Загрузка...

Русские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ