riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Новогодняя ёлка.
© ria.ru

Time назвал 10 главных рисков для мира в 2018 году

Риск «геополитической депрессии» создает фон для 10 главных рисков 2018 года, согласно данным исследовательского центра Eurasia Group, занимающегося консультированием в области политических рисков. Как обычно, есть несколько «отвлекающих моментов» или рисков, которые не столь велики, как кажется на первый взгляд, пишет автор Time.

Рынки растут, но разногласия среди граждан как развитых, так и развивающихся стран усиливаются, пишет Иэн Бреммер (Ian Bremmer) в публикации, которую перевел ИноСМИ.

Либеральная демократия сегодня менее легитимна, чем когда-либо после Второй мировой войны, и мировой порядок разваливается. За последние 20 лет в международной политике было много потрясений и кризисных ситуаций, но, похоже, что в 2018 году сложится особая ситуация, чреватая неожиданным кризисом — в геополитическом плане сопоставимым с финансовым кризисом 2008 года.

Риск «геополитической депрессии» создает фон для 10 главных рисков 2018 года, согласно данным исследовательского центра Eurasia Group, занимающегося консультированием в области политических рисков, основателем и президентом которого я являюсь.

Как обычно, есть несколько «отвлекающих моментов» или рисков, которые, по нашему мнению, не столь велики, как кажется на первый взгляд.

1. Рост влияния Китая

Государственные флаги КНР и Гонконга на территории комплекса правительственных зданий.
© ria.ru
Государственные флаги КНР и Гонконга на территории комплекса правительственных зданий.

В то время, когда в Вашингтоне отсутствует согласованная и последовательная политика, правительство Китая пересмотрело внешние условия существования страны, установило в них новые правила, разработало наиболее эффективную в мире глобальную торгово-инвестиционную стратегию и использует китайские технологические компании для продвижения государственных интересов.

Пекин инвестирует и расширяет свое влияние, обещая невмешательство в политическую и экономическую жизнь других стран, которые в настоящее время более склонны присоединиться к Китаю, ориентироваться на него и подражать ему. Глобальная бизнес-среда должна адаптироваться к новым правилам, стандартам и методам. В 2018 году станет более вероятным американо-китайский конфликт — особенно в области торговли.

2. Возможность возникновения катастрофических инцидентов

Со времени терактов 11 сентября серьезного геополитического кризиса не было, но сегодня есть много областей, в которых неверное действие или неверное суждение могут спровоцировать серьезный международный конфликт.

Наиболее вероятный риск инцидента связан с конкуренцией и конфликтом в киберпространстве, борьбой вокруг Северной Кореи, просчетами на поле боя в Сирии, растущей напряженностью в отношениях между США и Россией и распространением боевиков ИГИЛ (организации, запрещенной в РФ, — прим. ред.) из Сирии и Ирака.

3. Технологическая холодная война

Самая ожесточенная в мире борьба ведется за центры экономического влияния в области разработки новых информационных технологий. США и Китай будут конкурировать за первенство в области искусственного интеллекта и суперкомпьютерной техники, а также бороться за доминирующее положение на рынке.

Власти стран Африки, Индии, Бразилии и даже европейских стран должны решить, кому доверять и чью продукцию и стандарты принимать. Фрагментация общего рынка технологий создает как рыночные риски, так и риски, связанные с нарушением информационной безопасности, особенно на фоне того, как отечественные компании борются с глобальными вирусами.

4. Мексиканский фактор

2018 год станет определяющим для Мексики, поскольку переговоры о пересмотре Североамериканского оглашения о свободной торговле (NAFTA) достигли критической стадии, а избиратели выбирают нового президента. Провал переговоров NAFTA не будет означать отмены соглашения, но неопределенность в отношении его будущего будет слишком негативно сказываться на мексиканской экономике, учитывая серьезную зависимость страны от торговли с США.

Что касается президентских выборов, которые должны состояться первого июля, из-за коррупционных скандалов, деятельности наркокартелей и медленного экономического роста усиливается общественное недовольство властями. Необходимость перемен является аргументом в пользу Андреса Обрадора (Andres Manuel Lopez Obrador), который олицетворяет собой принципиальный отказ от благоприятной для инвесторов экономической политики.

5. Напряженные отношения между США и Ираном

Женщина идет вдоль стены здания бывшего посольства США в Тегеране.
© РИА Новости
Женщина идет вдоль стены здания бывшего посольства США в Тегеране.

Дональд Трамп испытывает неприязнь к Ирану. Ядерная сделка в 2018 году, возможно, останется в силе, но есть серьезная вероятность того, что она будет расторгнута. Трамп будет поддерживать Саудовскую Аравию и проводить политику сдерживания Ирана в Сирии, Ираке, Ливане и Йемене.

США будут чаще применять в отношении Ирана санкции за испытания баллистических ракет, предполагаемую поддержку терроризма и нарушения прав человека. Иран будет оказывать сопротивление. Если ядерная сделка будет сорвана, Иран форсирует свою ядерную программу, и над регионом снова повиснет угроза ударов со стороны США и/или Израиля.

6. Ослабление институтов

Правительства, политические партии, суды, средства массовой информации и финансовые учреждения, которые обеспечивают и поддерживают мир и процветание, продолжают терять доверие общественности, от которого зависит их легитимность. В 2018 году популизм, проявившийся в ходе голосования за Брексит и избрание Дональда Трампа, даст толчок опасному антиноменклатурному популизму и в развивающихся странах.

7. Нео-протекционизм

В результате активизации движения против истэблишмента в странах с развитой рыночной экономикой политики вынуждены менять подход к глобальной экономической конкуренции — они занимают неуступчивую позицию, используя тактику выматывания противника. В результате растет изоляция и отчужденность.

Нео-протекционизм создает барьеры не только в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве, но и в цифровой экономике и инновационноемких отраслях. Новые барьеры менее заметны: вместо торговых пошлин и квот, сегодня наиболее предпочтительны такие инструменты, как «внутристрановые» ограничительные меры — программы финансовой помощи, дотации, субсидии и требования «покупать продукцию местных производителей»

8. Разногласия в Британии

Выход Британии из ЕС.
© graphics.wsj.com
Выход Британии из ЕС.

Великобритания испытывает серьезные трудности, связанные как с жесткими переговорами по выходу из ЕС, так и с риском внутриполитического кризиса. В том, что касается Брексита, принцип, согласно которому «пока не согласовано все, не согласовано ничего», будет причиной бесконечных баталий из-за мелочей между представителями двух сторон и среди представителей каждой из них.

Что же касается внутренней политики, то управление процедурой выхода из ЕС может дорого обойтись премьер-министру — привести к отставке. Если это произойдет, то на место Мэй, вероятно, придет политик-консерватор, занимающий более жесткую позицию, что значительно усложнит переговоры по 50-й статье (Лиссабонского договора, — прим. перев.). Либо после новых выборов ее сменит лидер лейбористской партии Джереми Корбин (Jeremy Corbyn).

9. Политика идентичности в Южной Азии

Исламизм в некоторых частях Юго-Восточной Азии служит источником местных форм популизма, что наиболее заметно в Индонезии и Малайзии. Недовольство этнических китайцев, которые в нескольких странах владеют непропорционально большей долей богатства, недавно резко усилилось, особенно в Индонезии.

Преследование мусульманского меньшинства рохинья в Мьянме вызвало гуманитарный кризис. В Индии в преддверии выборов 2019 года премьер-министр Моди в целях укрепления поддержки может использовать национализм, прикрывая радикализированные элементы общества, которые стремятся направить свой удар на мусульман и индуистов из низших каст.

10. Безопасность Африки

В 2018 году негативные последствия дестабилизации на периферии Африки (Мали, Южный Судан, Сомали) распространятся на основные страны (Кот-д'Ивуар, Нигерию, Кению, Эфиопию). Основные угрозы связаны с воинственностью и терроризмом. Иностранные партнеры, которые помогали стабилизировать слабые государства в прошлом, сегодня сбиты с толку.

Кения, Нигерия, Уганда и Эфиопия сталкиваются с необходимостью выделять больше средств на обеспечение безопасности в то время, когда их правительствам необходимо сокращать расходы, а теракты могут негативно сказаться на настроениях иностранных инвесторов.

Отвлекающие моменты или несущественные риски

У подвергаемой критике администрации Трампа нет особых возможностей придать законную силу дестабилизирующей или любой другой политике. Еврозона в 2018 году откажется от политического риска. Политический конфликт в Венесуэле, судя по всему, заморожен, поскольку президент Мадуро показал себя на удивление стойким.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ