riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Олимпийские кольца в олимпийском парке в Пхенчхане.
© ria.ru

Юхан Каггестад: «Поэтому надо просто перестать проводить Олимпийские игры»

Норвежский тренер Юхан Каггестад недавно побывал в больнице — после неприятного столкновения с лосем. Физически он еще слаб, но мнения о спорте, допинге, тренировках и спортивных руководителях высказывает по-прежнему четко и ясно, пишет автор «Verdens Gang».

ВИКЕРСУНД — Он считает, что спорту будет только на пользу, если отказаться от Олимпийских игр и дать возможность проводить Чемпионаты мира по отдельным видам спорта. А еще он считает, что от участия в Олимпийских играх в Южной Корее следовало бы отстранить МОК — Международный олимпийский комитет, пишет Кнут Свегорден (Knut Espen Svegaarden) в публикации норвежского издания, с переводом которой знакомит ИноСМИ.

74-летний Юхан Каггестад недавно побывал в больнице — после неприятного столкновения с лосем. Физически он еще слаб, но мнения о спорте, допинге, тренировках и спортивных руководителях высказывает по-прежнему четко и ясно.

Он — один из важнейших голосов в спортивной Норвегии. Юхан Каггестад — настоящая смесь знаний, мужества, решимости и воли. Он с незапамятных времен был тренером, руководителем и движущей силой во многих видах спорта, а еще он работал на телевидении.

И вот Юхан Каггестад начинает говорить, он готов поделиться всем, что знает и приглашает корреспондентов VG к себе домой, на свой хутор в Викерсунде (Vikersund). Его жена Жанетт, домашнее имя «Нетти» выходит нам навстречу и просит ехать осторожнее, потому что на дворе скользко. Сам Каггестад находится в своем кабинете, пристройке к главному дому.

«Хотите взглянуть, какой у меня тут бардак?» — спрашивает он нас, протягивает нам кулак, показывает свой «бардак» и быстро рассказывает о том, что столкновение с лосем было впечатлением неприятным, оставившим свой след, и что он все еще не может отойти от того, что случилось несколько недель назад.

ЖЕНЕ НРАВИТСЯ МЕССИ

Это произошло недалеко отсюда. Машина Каггестада столкнулась с лосем — второй раз в жизни. Лося пришлось усыпить, а Каггестад неделю пролежал в больнице. Но сейчас он чувствует себя лучше.

«Идемте в дом», — говорит он.

«Нетти», супруга Каггестада вот уже 49 лет, рассказывает об их доме во Франции и о том, что они всегда летают в Барселону на футбол, когда выдается возможность. Нетти показывает кружку из Барселоны и гордо говорит, что сейчас ей нравится футбол — из-за Месси и со. Каггестад усаживается на диван. Появляется Нетти с кофе, садится на стул и принимается за вязанье. Она следит за временем.

Проходит час, и она говорит, что всё, хватит. Супруг на это отвечает: «У меня есть еще полчаса…»

Да, он действительно казался немного слабым, когда мы здоровались с ним у него в кабинете. Но как только началась беседа/интервью, это впечатление прошло. И уже нет ничего, что указывало бы на шокирующую встречу с лосем, Каггестад разгорячился, он вспоминает времена, связанные с легкой атлетикой, говорит четко и ясно то что думает, — отвечая на большинство вопросов, которые задает VG.

Нам дают полтора часа.

Они пролетают, как четверть часа. Ни одной скучной секунды. Да, ему 74 года, но надо еще хорошенько поискать, чтобы найти того, с кем говорить о спорте было бы интереснее, чем с Юханом Каггестадом. Да и память такая, как у него, не у всех…

На самом деле все началось с Грете Вайтц и Ингрид Кристиансен, двух норвежских королев бега. Да, у Каггестада и самого карьера в спорте складывалась удачно, и как у футболиста (проиграл юниорский финал в составе команды Lyn), и как у бегуна на длинные дистанции, где он был немного хуже лучших, таких, как Кнут и Арне Валхейм («Ты только мешаешь, Юхан…»). Потом он стал тренером, так уж получилось, и по легкой атлетике, и по лыжным гонкам, в коммуне Модум. В результате Каггестад стал тренером сборной на общественных началах. Именно там он встретил двух великих норвежских легкоатлеток, Грете Вайтц и Ингрид Кристиансен. И мир уже никогда не был прежним — для Юхана Каггестада.

ДОПИНГ

Работая тренером Вайтц/Кристиансен, Каггестад расширил свои горизонты. В то время у него также появились подозрения по поводу использования допинга некоторыми странами («Мы называли ГДР Германской Допинговой Республикой»). А еще Каггестаду всегда были интересны другие виды спорта.

Это, в частности, привело к тому, что он 17 лет проработал своей карьеры отдал Olympiatoppen (организация, которая является частью Олимпийского и Паралимпийского комитета Норвегии и Конфедерации спорта, отвечающих за спорт высоких достижений в стране, — прим.ред.), работал с большинством сборных, шесть лет отвечал за горные лыжи («Финна Омодта это раздражало, ха-ха»).

Он был наставником конькобежцев, помогал таким футбольным тренерам, как Мартин Андресен (Martin Andresen) и Даг-Эйлев Фагерму (Dag-Eilev Fagermo), тренировал велосипедистов, задействован был и в лыжных гонках, да, это основное.

Среди руководителей/тренеров-провидцев Каггестад называет Лейфа Улава Алнэса (Leif Olav Alnæs), Ролфа Сэтердала (Rolf Sæterdal), Нильса Арне Эггена (Nils Arne Eggen) и Бьёрге Стенсбёля (Bjørge Stensbøl). А потом, когда телеканал TV 2 купил права на Tour de France, было совершенно естественным привлечь Каггестада в качестве эксперта.

К сожалению, и это сказалось на Каггестаде тоже, велоспорт заражен допингом.

«Сам я — такой спортивный романтик. И только когда я стал тренером сборной по легкой атлетике, то понял, насколько распространен допинг. Было странно, как много спортсменов «улучшали форму» именно тогда, когда… В велоспорте мы поняли, что многие применяют ЭПО уже в юниорском возрасте. Мой сын, Мадс, ездил со многими из них. И однажды, когда он поздравлял их с успехом, ему ответили «ЭПО». Печально, что велоспорт в последние годы привлекает к себе такое внимание из-за допинга», — говорит Каггестад.

Ему совершенно ясно одно: допинг — это в первую очередь проблема руководства. Хорошие результаты стали важнее, чем наведение порядка в вопросе о допинге. И причина — скверная работа спортивных руководителей, говорит Каггестад.

Мы вскользь спрашиваем об отстранении русских от участия в Олимпийских играх. Каггестад улыбается. Говорит, что он рано понял, что это наказание, возможно, не было таким суровым, каким казалось поначалу, поскольку спортсмены все равно могут участвовать, только не как представители России.

ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ

Каггестад задумывается, а потом говорит:

«Спортсмены, в основном, выступают сами за себя. Так что наказание это вовсе никакое не суровое. Но, может быть, отстранить от участия в Олимпийских играх следовало сам Международный олимпийский комитет, потому что он ничего не делал. Ведь они же ничего не предпринимают.

Что касается допинга, то в том, что время от времени в этом начинают наводить порядок, заслуга СМИ и полиции, а не МОК. Где был спорт? А ведь это им следовало во всем этом разбираться. Но в этом вопросе некоторым по-прежнему приходится сражаться с ветряными мельницами. Нет, МОК следовало бы отстранить от участия в Олимпийских играх.

Он начинает «заводиться». А вот и «бомба» номер два — пока неразорвавшаяся. Но ждать осталось недолго. VG спрашивает, а что он, собственно, думает об Олимпийских играх. И получает в ответ:

— На самом деле, мне кажется, что спорту будет только на пользу, если таких соревнований, как Олимпийские игры, не будет. Наилучшим решением будет проводить Чемпионаты мира по отдельным видам спорта и этим удовольствоваться. Существует также много видов спорта, сильнейшие представители которых не участвуют в Олимпиадах.

- Вы и правда так думаете?

— Да. Я был на некоторых Олимпийских играх. Олимпиада в Рио была пародией, то же самое было и в Сочи. Олимпийские игры крайне националистичны, на карту поставлен престиж страны, а еще коррупция… Нет, мне они нравиться перестали.

И, возможно, уже не случайно, что от таких стран, как Норвегия, Швейцария и Германия поступают сигналы, что они не хотят организовывать у себя Олимпийские игры. МОК имеет сомнительную историю. Это нехорошо. Нет, если отказаться от Олимпийских игр, спорту это пойдет только на пользу.

Естественным было спросить Каггестада об историях, связанных с допингом в лыжных гонках в Норвегии в последние годы. Он считает, что дело Мартина Йорнсруда Сундбю, во всяком случае, привело к тому, что проблематика астмы сейчас лучше взята под контроль. Каггестад считает также, что, хотя многим спортсменам и нужны лекарства от астмы, он не сомневается в том, что они помогают добиться лучших результатов.

- А что вы думаете о деле Йохауг?

— Ну это было немножко по-норвежски, наивно, ну, не повезло. Но приговор должен был быть. Можете себе представить, как бы мы сами, норвежцы, помирали со смеху, если бы Юстина Ковальчик или какая-то финская спортсменка предложили бы то же объяснение, какое предложила Йохауг.

- А срок дисквалификации правильный?

— Да, вполне, по сравнению с другими вердиктами.

Он сам поднимает вопрос о «дебатах о гласности» и хвалит комментатора VG Лейфа Вельхавена (Leif Welhaven) за то, что он был движущей силой дебатов и никогда не сдавался.

ГЛАСНОСТЬ

«Это дело было исключительно важным для норвежского спорта. И на руководителей, и на организации было оказано давление — для того, чтобы добиться большей гласности, как вокруг экономических вопросов, так и вокруг ситуации вообще. Ключевые слова здесь гласность и объективность, было исключительно важно изменить ситуацию в организациях.

И поэтому было так важно отстранить Инге Андерсена (Inge Andersen — бывший генеральный секретарь Норвежского спортивного союза — прим.ред.) как руководителя всего норвежского спорта, чтобы изменить саму культуру, изменить ситуацию с закрытостью организации и вообще сделать спорт более открытым, это касается и спортивных организаций Норвегии, утверждает Каггестад.

Он считает также, что норвежскому спорту важно прислушиваться к таким людям, как Бьёрге Стенсбёль и Нильс Арне Эгген, которые оба выступают и за успешность, и открытость. А в футболе, по его мнению, важно слушать таких, как Столе Сульбаккен (Ståle Solbakken) и Уле Гуннар Сульшер (Ole Gunnar Solskjær). Каггестад считает, что добиться успехов в футболе вообще чрезвычайно сложно.

«Футбол — это же такое особое «десятиборье» в спорте. Надо так много тренироваться, чтобы добиться успеха, а еще не надо забывать про креативность и импровизацию. В целом, футболисты тренируются недостаточно. Мало кто говорит о культуре тренировок, и тут Норвегия очень сильно отстает. Во всех других видах спорта многие тренируются по два раза в день. Футболистам надо прийти в себя по утрам, это первое, в чем им следует потренироваться», — говорит Каггестад.

Он гордится многим из того, что у него получилось в спорте.

— Думаю, мне удалось что-то сделать, будучи спортивным тренером. Мне кажется, очень важна пирамида, нужна основа, чтобы было много спортсменов. Тогда будут и лучшие. Для меня это было важно. Кроме этого, я думаю, что мне удалось создать хорошую атмосферу в спорте, большой интерес, восторженное отношение к бегу. И культуру тренировок, когда я был тренером Ингрид Кристиансен и Грете Вайтц.

- И совсем последний вопрос: а кто из них был лучше — Ингрид Кристиансен или Грете Вайтц?

— Грете на 1500 метрах и 3000 метрах. А на всем, что дальше — Ингрид. Она не использовала данный ей талант по максимуму. И это меня всегда раздражало, — говорит Юхан Каггестад.

Мы прощаемся, проведя полтора часа с «чемпионом по мнениям».

Может быть, побеседуем еще — через какое-то время.

Загрузка...

Русские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ