riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер на Донбассе.
© Минобороны Украины

Спецпредставитель США: Между оккупацией Крыма и Донбасса нет никаких различий

Cпецпредставитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер рассказал о своем видении конфликта на Украине.

Новый спецпредставитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер дал эксклюзивное интервью изданию Deutsche Welle, в котором рассказал, почему, на его взгляд, не работают минские соглашения и почему вторжение на территорию Украины оказалось не в интересах России.

- Господин Волкер, многие считают, что ваше назначение связано с желанием американской администрации упростить ее участие в политическом урегулировании украинского кризиса. Вы согласны, что инициированные Европой минские соглашения не оправдали ожиданий?

— Все, что мы имеем на сегодняшний день, — это соглашение и план по восстановлению внешних границ Украины. Он предполагает вывод всех иностранных войск и установление режима прекращения огня. Он также предполагает некий политический прогресс. Ни один из этих пунктов не выполняется.

Я бы сказал, что минские соглашения сегодня не работают в том смысле, что они не привели к достижению поставленной цели — установлению мира и восстановлению украинской территории. Именно на этом основании в силе остаются санкции. И они останутся в силе до тех пор, пока Россия не начнет выполнять минские договоренности.

- Считаете ли Вы, что экономические санкции, введенные Западом в отношении России, оказались эффективными?

— Да и нет. Думаю, тот факт, что Россию это беспокоит и что она хочет отмены санкций, свидетельствует о том, что санкции чувствительны для нее.

В то же время Россия не вывела войска из Украины, поэтому в этом смысле санкции не были в полной мере эффективны.

- Вы только что вернулись из Минска и Киева, где встречались с российскими и украинскими чиновниками. При этом с российской стороны звучали высказывания о "свежих идеях и подходах". Расскажите, что имелось в виду.

— Да, я видел эти комментарии, и я соглашусь, что у нас была очень конструктивная встреча. Мне кажется, что я говорил очень прямо и искренне.

Но очевидно, что были затронуты и такие темы, по которым мы не сможем прийти к согласию. Прежде всего, нам удалось достичь согласия в том, что нынешнее положение дел не устраивает никого.

Это плохо для России, плохо для Украины и для людей в Донбассе. И ситуация, вероятно, будет только ухудшаться. Поэтому здесь срочно нужно что-то менять.

Во-вторых, нам действительно нужен свежий подход, состоящий в том, чтобы, прежде всего, думать о безопасности. Россия выразила озабоченность положением русскоязычного населения на востоке Украины. И, честно говоря, единственная территория, где страдают русскоязычные жители, — это область под контролем российских сил. Поэтому если есть другой способ обеспечить безопасность людей без присутствия там российских сил, это, возможно, было бы лучше для всех.

Мы договорились подумать о сценариях обеспечения безопасности, а также поговорили о политическом процессе.

- Насколько в тесном контакте вы находитесь с Германией и Францией? Звучало мнение, что Вашингтон может отдельно договориться с Москвой за спиной у европейцев и украинцев.

— Это совершенно исключено. Мы не будем заключать отдельные договоренности через голову украинцев и за спиной европейцев. Перед встречей со своим российским коллегой (спецуполномоченным России по Украине, помощником президента РФ  Владиславом Сурковым — Ред.) я действительно тесно контактировал как с французами, так и с немцами.

США четко заявили, что полностью поддерживают "нормандский формат", и у нас нет намерения — становиться его частью или пытаться перешагнуть через него.

Что касается украинцев, у меня было три визита в Киев за последние шесть недель. Мы очень тесно общаемся по поводу содержания любой дискуссии, и мы совершенно точно не собираемся перешагивать через их голову. 

-Вы недавно заявляли, что США пересматривают свою позицию по поводу предоставления Украине летального оборонительного оружия. Москва уже выразила по этому поводу беспокойство. Россияне поднимали эту тему в частных беседах с вами?

— Я не удивлен, что в России это вызывает беспокойство. У россиян была возможность практически без сопротивления войти на территорию Украины, захватить ее часть и аннексировать Крым. Конечно, они будут обеспокоены тем, что Украина сможет лучше защищать себя. Учитывая, что на территорию Украины вторглись, и часть ее была захвачена, вполне разумно, что украинцы хотят быть в состоянии лучше себя защищать.

Думаю, Россия надеялась, что сможет держать Украину при себе как часть своей сферы влияния. Но реальность такова, что вторжение и оккупация создали более националистическую, более сплоченную и более прозападную Украину. То есть все это оказалось не в интересах России. На самом деле это, возможно, им даже навредило.

Конечно, может произойти и так, что Россия усугубит ситуацию, и это превратится в замороженный конфликт. Не думаю, что кто-то этого хочет. Полагаю, мы должны работать над тем, чтобы совместно решить эту проблему, чтобы Украина получила свою территорию назад и чтобы обеспечить безопасность украинских граждан.

- Раз уж вы упомянули вопрос возвращения Украине ее территорий, лидер Свободной демократической партии Германии (СвДП) Кристиан Линднер недавно предложил "заморозить" спор об аннексии Крыма до наступления подходящего момента. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Я бы не согласился с этим. Я считаю, что между оккупацией Крыма и Донбасса нет никаких различий.

Однако в случае с Крымом Россия предъявила притязания на аннексию территории — то есть на то, что Россия не только ее оккупирует, но и самовольно заберет. Не думаю, что мы должны это принимать или признавать законным.

С другой стороны, минские соглашения касаются только восточной Украины. И  если мы сможем добиться там прогресса, мы должны попытаться добиться прогресса везде. Но я не думаю, что прогресс в одном вопросе должен зависеть от прогресса в другом.

- В одном из своих недавних интервью вы говорили, что возможное возобновление ядерной программы Украины — "плохая идея". Почему вы так считаете?

— Это однозначно плохая идея.

Для Украины владение ядерным оружием — нереалистично и не поможет укрепить ее безопасность. Возможно, эффект будет скорее обратным.

Я думаю, что это провал международного сообщества в части вторжения России и захвата части украинской территории. Но это еще и провал Соединенных Штатов, Великобритании, Франции и более широкого международного сообщества в том, что они дали Украине гарантии безопасности и потом не выполнили их.

Поэтому здесь важно не сдаваться и попытаться восстановить целостность Украины.

- В мире сейчас происходит много такого, что вызывает беспокойство. Где находится разрешение украинского кризиса в списке приоритетов американской администрации? И каковы критерии успеха в решении украинского вопроса?

— Есть много других важных тем в отношениях между Россией и США — от высылки наших дипломатов до роли России в Договоре о ликвидации ракет средней и малой дальности. Есть международные проблемы — такие, как Сирия и Северная Корея. Они все важны, но и Украина также важна.

Что касается критериев успеха, я думаю, что министр Тиллерсон и министр Мэттис (глава Госдепартамента и министр обороны США — Ред.) очень точно их определили: успех — это восстановление территориальной целостности Украины, а также суверенитета и безопасности всех украинских граждан.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ