riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Трагедия Бабьего Яра: Место ужаса, о котором преступно забывать

Одна из загадок сентябрьских дней 1941 года: почему киевские евреи сами шли нестройною толпою в Бабий Яр, где их сортировали, раздевали, а потом расстреливали. Почему не сопротивлялись, почему не попытались сбежать - задается вопросом корреспондент "РИА Новости".

75 лет спустя, ответов несколько, один из них такой: на протяжении их последнего пути к смерти вдоль дороги стояли свои же, украинские сограждане, только одетые в полицейскую оккупационную форму. Людям не верилось, что вчерашние соседи по дому и улице теперь сопровождают их на пути к смерти. Это не укладывалось в премудрую еврейскую голову.

Сегодня ситуация, к сожалению, во многом сходная — политический путь нынешней украинской власти опять проходит под пристальным присмотром потомков или политических наследников тех, кто когда-то сопровождал евреев в Бабий Яр.

Ошибка ценою в жизнь

Сейчас этот путь евреев от дома до Бабьего яра в 1941 году многие пытаются представить, как чуть ли не восхождение на Голгофу. А на самом деле, как я слышал в Киеве по воспоминаниям, переданным из уст в уста через два поколения, тот путь из дома до смерти многие евреи шли буднично и спокойно. Они не ждали в конце расстрела, они были среди своих. Они думали так двести лет. Почему же было считать иначе в последние для них часы?

Хотя в последние секунды своей жизни, видимо, уже понимали ошибку.

"Я остановился поблизости, и находившиеся на поляне украинцы стали нагружать машину с вещами, — свидетельствовал позже шофёр вермахта Хефер. — С этого места я видел, что прибывавших евреев — мужчин, женщин и детей — встречали также украинцы и направляли к тому месту, где те должны были по очереди складывать свои пожитки, пальто, обувь, верхнюю одежду и даже нижнее белье. Все это происходило очень быстро: если кто-нибудь задерживался, украинцы подгоняли его пинками и ударами."

Дважды погребенные

Советская власть внесла свою лепту в формирование или, вернее, сохранение идеологии национализма на Украине. Своей невнятной политикой невмешательства.

После войны Советы не очень-то понимали, что им делать с трагедией в Бабьем Яру.

С одной стороны — "лица еврейской национальности", которые стремились вернуться на свою историческую родину после того, как на карте мира появилось государство Израиль. С другой — украинские националисты, тоже враги советской власти, которые расстреливали евреев в Бабьем Яру, но при этом представители коренного населения советской во всех отношениях республики. Как тут быть? Кого советской власти в этом потенциальном мемориале жертвам геноцида восхвалять, а кого осуждать?

Для советской власти, если быть честными, и евреи были потенциальными предателями, потому что массово стремились из СССР на Запад, в свои, так сказать, "палестины", и националисты, с которыми в лесах на Западной Украине советские спецслужбы воевали вплоть до начала 60-х.

Советская пропаганда отличалась эффективной простотой — мир в ее отражении состоял из двух цветов: белого и черного, без оттенков. То есть — "свои" и "чужие". Все, что выходило за рамки этого представления, не включалось в большой коммунистический иконостас. И игнорировалось.

В 1945 году композитор Дмитрий Клебанов написал симфонию, посвященную Бабьему Яру. Она тогда же была запрещена к исполнению и впервые прозвучала в 1990-м, уже после смерти автора.

В 1961 году сель снес постройки и дамбу, которые на месте Бабьего Яра построила советская власть. Дамба нужна была, чтобы хранить отходы местного производства. Так вот, ветер и весенние воды прорвали дамбу и снесли находившиеся ниже дамбы строения, и снова погибли люди.

Бабий Яр - место проводимых фашистами массовых расстрелов советского населения и военнопленных в 1941-1943 гг.
© ria.ru
Бабий Яр - место проводимых фашистами массовых расстрелов советского населения и военнопленных в 1941-1943 гг.

Тогда про Бабий Яр, про погибших там в 1941-м евреев вспомнили: сначала написал поэму Евгений Евтушенко, а потом свою знаменитую симфонию композитор Дмитрий Шостакович.

Но советская власть продолжала проводить свою невнятную национальную политику.
В 1966 году в журнале "Юность" был опубликован сокращенный вариант романа Анатолия Кузнецова "Бабий Яр". Полностью он вышел уже в 90-е годы, после смерти писателя.

В 1965 году был объявлен закрытый конкурс на памятник жертвам Бабьего Яра. Его выиграли киевские архитекторы Иосиф Каракис и Авраам Милецкий. Однако после подведения итогов, о самом конкурсе забыли, мемориал строить не стали, а поставили скромный обелиск, который заменили в 1976 году памятником, где о расстреле на этом месте 150 тысяч евреев вообще ничего сказано не было.

Так и получилось, что евреи в Бабьем Яру были погребены дважды: сначала физически, расстрелявшими их фашистами и украинскими националистами в сентябре 1941-го, потом исторически, когда советская власть попыталась стереть факт их расстрела из памяти и истории в 1976-м.

И только к 70-летию трагедии, то есть в 2011 году уже на независимой Украине при президенте Викторе Януковиче и премьере Николае Азарове была создана государственная комиссия, которая наконец-то приняла решение об увековечивании трагедии Бабьего Яра на государственном уровне.

Офицеры Израильской армии участвуют в митинге у памятника в Национальном историкомемориальном заповеднике "Бабий Яр".
© ria.ru
Офицеры Израильской армии участвуют в митинге у памятника в Национальном историкомемориальном заповеднике "Бабий Яр".

Но это правительство и этого президента, такая вот ирония истории, через два года после этого "снесли" украинские националисты — внуки и правнуки тех самых коллаборационистов, раздевавших евреев в Бабьем Яру. Ну, если не физические их потомки, то точно идеологические.

Трагедия или фарс на грани фола

И тут наступает самое интересное в этой истории.

В результате Евромайдана к власти на Украине и в Киеве пришла команда, члены которой, скажем так, имеют еврейских предков и родственников. Не важно, каковы их фамилии. Важно, что они в силу своего происхождения и национальной памяти прекрасно понимают, что и кто стоял за той трагедией в Бабьем Яру.

Сегодняшние руководители Украины, пришедшие к власти благодаря националистам, не могут не понимать, что между националистами из "добровольческих батальонов", так называемых добробатов, и ими, руководителями страны, лежит пропасть, имеющая отчетливое название "Бабий Яр".

Верхушка страны уверена, что сможет обыграть украинских националистов, сможет обвести вокруг пальца то самое националистическое "разорванное поколение", которое привело ее к власти и которое стоит в ожидании очереди на эту власть.

Но иногда, наблюдая за тем, что происходит на Украине, ловлю себя на мысли, что все эти "национально-свидомые" (то есть национально сознательные) бойцы на самом деле стоят не в очереди, а лишь сопровождают нынешних властителей Украины к месту их трагедии. Что националисты, как когда-то и их идеологические предшественники, ждут лишь удобного момента, чтобы снять со своих жертв одежду и драгоценности и аккуратно уложить в штабеля перед расстрелом.

Высказался по событиям в связи с 75-летней годовщиной трагедии бывший украинский публицист, покинувший свою страну Ростислав Ищенко: "Бабий Яр. Убийцы-деды, циники-внуки, потворство Запада необандеровцам":

Редакция "Киев 112.ua" прошла маршрутом на Бабий Яр, по которому шли киевские евреи в 1941 году.

Фактически дорога смерти начиналась от перекрестка, где сейчас сходятся улицы Сечевых стрельцов, ведущая из центра, Глыбочицкая — с Подола, и Чорновола — с Соломенки. Сейчас на этом месте находится весьма узнаваемое красное здание Высшего совета юстиции.

На этот перекресток с раннего утра тремя потоками шли люди, здесь потоки соединялись и отправлялись мимо завода "Артем" и современной станции метро "Лукьяновская" в направлении еврейского кладбища.

На отрезке протяженностью примерно в два километра идущие тихо переговаривались, пытаясь выяснить, куда же их все же ведут. Никто ничего не знал. Одной из самых распространенных версий оставался вывоз. Иначе зачем людям приказали брать с собой свои вещи? Все вещи. Богатые семьи готовились настолько тщательно, что приезжали на груженых подводах.

Первые жуткие догадки появлялись на подходе к повороту на улицу Доктериевскую (сейчас она называется Дорогожицкая). Современный ориентир — Институт международных отношений. И тогда, и сейчас эта улица поворачивает от Мельникова налево и тянется вдоль двух кладбищ.

По левой стороне — Лукьяновское, тогда православное, а по правой — воинское. По правой же стороне нынешней улицы Мельникова (по маршруту движения колонн) находилось третье кладбище — старинное еврейское. Здесь стояли проволочные заграждения, противотанковые "ежи" и вооруженные люди. За заграждение пускали небольшими группами, человек по 30-40. Обратно не выходил никто.

Впрочем, по воспоминаниям очевидцев и выживших, именно здесь еще можно было спасти маленьких детей, быстро передав их собравшимся зевакам или перебросив за ограждение кладбища. Киевляне по выезжавшим из-за оцепления пустым подводам понимали, что происходит что-то ужасное, и тут же прятали детей в толпе.

Тех же, кто проходил через жуткий пункт пропуска, направляли вперед до канцелярии, где у евреев отбирали все, что они привезли с собой — документы, ценности, вещи, снимали верхнюю одежду. Здесь же за гаражами танкового хозяйства ночевали в ожидании своей участи согнанными в кучу те, кого не успели расстрелять в первый день бойни. Сейчас примерно на этом месте находится супермаркет.

От этой точки начинался самый страшный участок пути в Бабий Яр. Прямо на глазах у раздетых людей их вещи и ценности делили немецкие солдаты, а самих их загоняли в коридор между двумя шеренгами нацистов с дубинками и собаками. Через этот строй евреи проходили по 1-2 человека, а солдаты избивали их и травили собаками тех, кто пытался сбежать или обойти жуткий коридор.

В конце коридора избитых раздевали догола. Становилось понятно, что надежды на спасение нет. Вдалеке слышались выстрелы, а голых людей продолжали гнать дальше к оврагам.

Процедура расстрела выглядела так: человека подгоняли к краю обрыва, а с противоположной стороны оврага стреляли из пулемета. По воспоминаниям Дины Проничевой, одной из немногих выживших в жуткой бойне, мертвые и раненые падали на дно оврага.

Время от времени расстрелы прекращали, чтобы проверить, нет ли выживших, добить их и засыпать трупы тонким слоем земли, а затем продолжить бойню снова.

На самом деле точно установить все места, где велись расстрелы, как и оценить количество погибших, не представляется возможным. Город неизбежно рос, и на месте, где тысячами (по разным оценкам, число жертв достигает 200 тысяч) гибли киевские евреи, появлялись жилые дома, дороги и даже станция метро.

Мемориальный парк "Бабий Яр", судя по всему, охватывает лишь часть территории, на которой велись массовые расстрелы, а памятники расположены условно.

К примеру, большой советский памятник наверняка находится на месте, где велись первые расстрелы 29 сентября. Где именно были расстреляны 752 пациента киевской психиатрической больницы им. И. Павлова, открывшие страшный счет жертв периода нацистской оккупации, не знает точно ни один историк.

Да и дорога скорби, идущая от здания Киевского телецентра (известного в народе как "карандаш"), весьма условна. А место, где установлен крест с надписью "И на этом месте убивали людей в 1941 г", было выбрано скорее всего из-за того, что находится на краю современного оврага.

Это производит достаточно сильное впечатление, если помнить историю зверского массового расстрела, случившегося в Киеве осенью 1941 года. А подобные эпизоды забывать нельзя.

Ранее BaltNews.lv рассказывал о трагедии в материале "Люди сами укладывались в ряд и ждали выстрела": 75 лет трагедии Бабьего Яра".

Президент Израиля на днях выступил в Раде, обвинив украинских националистов в Холокосте, на что последовала очень агрессивная реакция в Киеве.

 

 

Загрузка...

Сюжеты