riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Композитор Игорь Крутой и певица Лайма Вайкуле на репетиции в третий день Международного конкурса молодых исполнителей популярной музыки "Новая Волна 2016" в Сочи.
РИА Новости

Игорь Крутой про Латвию и "Новую волну": "Отношение к нам было жесткое"

По словам известного российского композитора, в Сочи конкурсу "Новая волна" гораздо лучше, чем было в Юрмале.

Вот уже второй год международный конкурс молодых исполнителей "Новая волна" проводится в российском Сочи, а не в латвийской Юрмале. По словам художественного руководителя конкурса композитора Игоря Крутого, единственное преимущество Юрмалы было в том, что "артисты могли спокойно пройтись по улице". В остальном Сочи гораздо лучше.

Ушел интим

В Сочи в разгаре 15-й международный конкурс молодых исполнителей "Новая волна", который когда-то начинал в Юрмале Игорь Крутой вместе с Раймондом Паулсом. Что потерял фестиваль от переезда из Юрмалы и что приобрел? Этот вопрос российскому композитору задала газета "Коммерсант".

"Потерял? Может быть, в некоторой степени потерял интимную атмосферу, которая была свойственна Юрмале. Она состояла не столько в природе или стиле жизни, сколько в том, что в Сочи артисты не могут так спокойно пройтись по улице", — ответил Игорь Крутой.

Счастливо оставаться!

Но, по его словам, это несоизмеримо с тем, что проект приобрел в Сочи.

"В первую очередь он приобрел собственную площадку, которая гораздо удобнее для нас, чем зал "Дзинтари". Благоприятствует и погода, тем более что сроки "Новой волны" передвинулись с холодного октября на бархатный сентябрь. Да, в Юрмале у нас с точки зрения погоды был самый удачный период: конец июля — начало августа, но уж если начинались дожди, то телесигнал на спутник мог вообще не идти", — заметил российский композитор, добавив, что инфраструктура, выстроенная под Олимпиаду, гораздо мощнее той, что была к услугам конкурса в Юрмале.

"Это свободный рынок"

Пожаловался Крутой и на то, что в Латвии конкурс не любили и драли с устроителей три шкуры.

"Да и отношение к нам было жестче, — рассказывает композитор. — Живешь ты в отеле три дня или пять — все равно плати за шестнадцать, да еще втрое дороже. А когда мы говорили, что это благодаря нам они могут выставлять такие цены, нам с легким латышским акцентом отвечали: "Это свободный рынок". Ну вот пусть они в нем и останутся".

 

Загрузка...

Сюжеты