riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Первомайская демонстрация в Риге в защиту образования на русском языке.
BaltNews.lv

Как за американские деньги "независимое" СМИ врет о защитниках русских школ в Латвии (видео)

Телеканал «Настоящее время», который за финансирование признан в России иностранным агентом, решил отметиться сюжетом о реформе русских школ в Латвии и рассказать о тех, кто ей противится. Концепт все тот же: нехорошие русские счастья своего - жить и учиться в "демократической" Латвии - не ценят и бузят не по делу. А Россия их поддерживает.

На презентации, прошедшей в «Атлантическом Совете» зимой прошлого года, было официально объявлено о начале вещания нового телеканала: «Голос Америки» и «Радио «Свобода» официально объявили о запуске круглосуточного русскоязычного телеканала «Настоящее время», сообщил «Голос Америки».

Цитаты из той же публикации «Голоса Америки»о запуске проекта:

«Не нужно считать телеканал «Настоящее время» пропагандой или контрпропагандой, — подчеркнул во время презентации проекта исполнительный директор Совета управляющих по вопросам вещания Джон Лансинг. — Это объективная журналистская работа, и мы предлагаем нашим зрителям достоверные, проверенные факты».

«Российская аудитория недовольна тем, что им показывают [российские телеканалы], — пояснила директор «Голоса Америки» Аманда Беннетт. — Люди прекрасно понимают, когда им лгут. Мы ни с чем не боремся, а лишь показываем то, что происходит на самом деле».

«Я сторонница достоверных фактов, и считаю, что правда — это очень действенный инструмент», — заявила Аманда Беннетт.

Ну а теперь сверяем заявленное с сюжетом "непропагандистского" "Настоящего времени" о "русском бунте" в Латвии. "Независимые" журналисты по-своему оценили, за что латвийская госбезопасность арестовала "пророссийских активистов", защищающих право русских детей получать образование на родном языке.

 

BaltNews.lv отмечает, что в Латвии журналистское изделие "Нового времени" не прошло незамеченным. Высказались в соцсетях.

Правозащитник Александр Кузьмин:

— Выступать за равноправие русского языка с латышским — значит быть "пророссийскими":) Если правозащитная организация прозрачно получает грант из-за рубежа (будет ли за такую практику НВ нападать на российские организации — вопрос риторический) — его, оказывается, лично получала и с иностранным государством сотрудничала бывшая (до 2004 г.) сопредседатель этой правозащитной организации:) "партия это подтверждает", "в партии говорят" — при чем тут партия?

Партия, по закону, и не может получать иностранного финансирования. Если бы было, это было бы правонарушение, и о нем полиция охотно говорила — просто его нет… О выступлении Линдермана (который в РСЛ не состоит) — взятая в отрыве единственная цитата действительно выглядит конфликтной, но в контексте полного текста его выступления видно, что он четко настаивает на ненасильственных действиях.

Публицист Илья Козырев:

- "Настоящее время" проект радио "Свобода", существующего на деньги конгресса США. Обойти тему репрессий в Латвии они не смогли, но и отказаться от борьбы с Путиным тоже не смогли — вместе с Полицией безопасности искали "золото партии". Искали по принципу: Видишь путинские деньги? Нет? А они есть! А аресты и репрессии в стране ЕС — так, всего лишь фон для поиска российского вмешательства.

Журналист Алла Березовская:

— Да уж, гнусный процэрушный репортаж… В чем криминал родительского собрания? В чем криминал в обрезанных словах Линдермана, если далее он говорит, что это все в рамках мирных акций гражданского неповиновения? Массовые шествия, забастовки — это все не под запретом в Латвии! И даже эти слова к противоправным действиям как можно отнести? Где они — действия? А об угрозах в связи с реформой шадурскиса предупреждали и полицейские структуры перед обсуждениями в правительстве, разве нет?

Лидер Русского союза Латвии Татьяна Жданок: 

- Полностью согласна с оценкой Аллы Березовской. Обращаю внимание еще на один прием, использованный в репортаже, — распространение явной лжи методами казуистики. Заявляют: "Жданок получила двести тысяч евро от российского фонда".

 

По контексту все должны понять, что эти деньги получены партией "Русский союз Латвии", причем единовременно. На самом деле Фонд правовой поддержки соотечественников поддерживает путем абсолютно прозрачного договора гранта проекты общественной организации "Латвийский комитет по правам человека".

Проекты включают: оказание бесплатной правовой помощи, издание аналитических и справочных материалов, проведение конференций. Объем гранта в год составляет в среднем 30 тысяч евро. Учитывая, что сотрудничество ЛКПЧ с Фондом было начато в 2012 году, за 6 лет действительно могло в сумме получиться около 200 тысяч. Но это за шесть лет! Но это грант на деятельность НПО! Вот так эта редакция "Настоящее время" работает. Причем за деньги несопоставимых объемов от Радио Свобода/Свободная Европа и "Голоса Америки".

…За сюжет "Настоящего времени" стыдно. Можно рассматривать его как пример современной нежурналистики. Понимаем, что "Настоящее время" обиделось на Россию (за источники заокеанского финансирования СМИ признали там иностранным агентом), но зачем так грубо и неумело отрабатывать деньги на русских детях балтийской страны, которых лишают возможности получить полноценное образование?

Небольшой ликбез для "журналистов" "Настоящего времени" от педагога, председателя Даугавпилсского отделения  Русской общины Латвии Алексея Васильева — "Нам преподали урок нелояльности":

- Вспоминаются годы 1997 — 1998. Латвия еще не была в Евросоюзе, но чиновники уже знали о широких возможностях, которые им мог открыть ЕС, и нетерпеливо потирали руки в предвкушении распилов. Народ, сильно ошарашенный развалом СССР выживал как мог на фоне усердного целенаправленного развала «оккупационной промышленности».

Ваш покорный слуга в возрасте 26 лет работал молодым педагогом, зарабатывая 50 латов, а за квартиру отдавая 40. Во время отпуска ездил, как и многие, в Польшу, отрабатывать долги за квартиру, скопившиеся за учебный год. Но, как ни странно, работал с удовольствием, придумывал различные «активности» для детей и чуствовал себя в общем-то неплохо.

В те годы впервые речь зашла о билингвальном образовании. Говоря о тех педагогах, которые были готовы работать в этом направлении, тогдашний президент Латвии Вайра-Вике Фрейберга сказала: «Действовать так, чтобы не навредить этим лояльным людям»!

Не могу сказать, что при такой зарплате я чуствовал себя лояльным донельзя, но молодость — есть молодость. Воспринимал я тогда перспективы более оптимистично. Во всяком случае устраивать акции протеста или писать статьи подобные этой, и в голову не приходило.

Почему я тогда по-другому относился к перспективе двуязычного образования? Уровень латышского языка у учителей и у детей был достаточно низким, и идея с билингвальным обучением казалась революционным прорывом. Никто в тот момент меня не неволил, и я сам решил попробовать. Попытка — не пытка!

Решил, что написать на доске тему на двух языках, указать в раздаточном материале термины двуязычно или произнести пару фраз на уроке на латышском языке — совсем не навредит детям. И поскольку я не форсировал увеличение латышского компонента, дети хорошо воспринимали мой подход.

Он не напрягал их, и стало заметно, как потихоньку начал увеличиваться сначала запас слов, а затем и улучшаться восприятие сказанного на латышском языке. Учителя радовались и от всей души участвовали в семинарах, делясь опытом. И главное, никто не смотрел косо в сторону языка и государства.

И вдруг, в конце 1998 года, как гром среди ясного неба — новый закон, предусматривающий образование только на латышском с 2004 года! Это была настоящая бомба, разорвавшаяся в учительской среде. Всем было понятно, что ни дети, ни учителя, ни родители не готовы к такому переходу.

Именно тогда в организацию сопротивления активно включились политики из ЗаПЧЕЛ — тогда так назывался нынешний Русский союз Латвии. В Риге, Даугавпилсе и других городах появились Штабы защиты русских школ. Я присоединился к работе даугавпилсского Штаба.

Мы стали искать способы, чтобы донести до реформаторов образования ошибочность их действий. Хотелось им сказать: «Разрушая русскую школу, вы только озлобите людей, сформируете две непонимающие друг друга Латвии, а латышский язык не будет восприниматься с уважением. Насилие не вызывает желания учить язык!»

Позже я понял, что цель у «реформаторов» была совсем не язык. Один из идеологов национализма сказал в адрес русских: «Нам не нужно, чтобы вы знали латышский язык. Нам нужно, чтобы вы знали свое место!»

В 2004 году на протесты против языковой реформы вышли десятки тысяч человек. Латвия в тот момент заигрывала с ЕС, и закон был изменен. Власть пошла на компромисс — на известную пропорцию 60/40. При этом до 40% обучения разрешалось сохранить на русском языке.

Ни учебников для билингвального обучения, ни методик, ни специально подготовленных учителей как не было тогда, так нет и сейчас. Но за прошедшие 14 лет уровень владения латышским языком русских школьников повысился.

Возможно, кому-то из чиновников Министерства образования может показаться, что это их заслуга. Это не так. Ответственно заявляю: они нам только мешали. Мешали все это время — с 2004 по 2018 год. Спускали какие-то глупые директивы, утверждали отвратительные учебники с ошибками грамматическими и фактологическими, хаотично меняли содержание образования, подчиняясь установкам министров, которые понятие не имеют даже об организационных основах образования, так и о научной педагогике.

Улучшившийся латышский — это заслуга учителей, которые смогли пройти по тончайшей грани между преподаванием предмета и обучением языку. Надо было не ухудшить первое и обязательно улучшить второе. Конечно, полностью соблюсти баланс не всегда удавалось, но то, что школа не рухнула — заслуга, повторюсь, только учителей и школьной администрации.

У периода с 2004 по 2018 годы есть еще результат: по сути, появились две Латвии, две изолированных общины внутри одного государства. Русская община не любит латышскую за то, что та, декларируя европейские ценности, отказывает русским Латвии в реализации европейских прав. А латышское большинство, у меня создается такое впечатление, просто терпеть не может русское меньшинство только за то, что мы есть на свете.

Сегодня ситуация усугубилась. Одной из причин обострения стало откровенное стремление Министерства образования «освоить» миллионы евро из европейской помощи. Для этого оно устроило аж несколько реформ сразу. Найти приличное слово для обозначения таких действий у меня не получается.

Скажу только, что под воздействием такой политики остатки лояльности к правящим политикам испарились как у учителей, так и у родителей учеников. Власти преподали нам урок нелояльности. Политические заказы, исполненные Карлисом Шадурскисом, грозят нам всем теперь непоправимыми бедами. И сломанные судьбы наших детей — цель преступных авантюр в области образования. Какая уж тут лояльность.

Надо заметить, что, большинство реформ касается как русских, так и латышских школ, где учителя тоже в ужасе от происходящего. Правда, по отношению к ним в душе зреет злорадство. Вы 14 лет спокойно смотрели как над вашими соседями по стране издевается государственная система в лице Шадурскисов, Друвиет, Радзевичей… и не произнесли ни слова! Теперь сами попали под каток неуемных «реформаторов».

 

 

 

 

 

Загрузка...

Сюжеты