riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Генерал армии РФ Валерий Герасимов.
РИА Новости

Британский политолог: прошу прощения за создание «доктрины Герасимова»

Знаменитой «доктрины Герасимова», которую на Западе понимают как «расширенную теорию современной войны» или даже «видение тотальной войны», в действительности не существует, пишет политолог Марк Галеотти для Foreign Policy.

В статье он объясняет, что термин выдумал сам, чтобы привлечь внимание читателей к переводу речи российского генерала, который на самом деле пытался осмыслить события «арабской весны», «цветных революций» и «майдана» и выяснить, как бороться с ними в России.

Сейчас довольно часто говорят об угрозе для Запада в лице так называемой доктрины Герасимова, названной по имени российского генерала, которому приписывают её создание. При этом доктрина представляет собой новый способ ведения войны, «расширенную теорию современной войны» или даже «видение тотальной войны». Тем не менее доктрины не существует, пишет Марк Галеотти для Foreign Policy.

Автор статьи, британский политолог и старший научный сотрудник Института международных отношений в Праге Марк Галеотти, признаётся в том, что этот термин, фактически не имеющий под собой реальных оснований, был придуман им, когда он получил перевод статьи Валерия Герасимова, которая изначально появилась в российской газете «Военно-промышленный курьер».

В своей статье начальник Генерального штаба Вооружённых сил России рассуждал о том, как пропаганда и подрывная деятельность могут привести к тому, что «вполне благополучное государство за считаные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточённой вооружённой борьбы, стать жертвой иностранной интервенции, погрузиться в пучину хаоса, гуманитарной катастрофы и гражданской войны».

Галеотти опубликовал перевод статьи в своём блоге, снабдив его комментариями. Галеотти признаётся, что, стремясь привлечь читателей, он придумал броский заголовок — «Доктрина Герасимова», — не предполагая, что люди могут воспринять слова Герасимова как реальный проект военных действий против Запада.

Но вскоре в связи с «аннексией» Крыма, военными действиями в Донбассе и российской пропагандой, в США статью Герасимова, игнорируемую прежде, стали воспринимать не иначе как «новейший проект способов ведения войны».

Тем не менее Галеотти не согласен с такой формулировкой. По мнению автора статьи, Герасимов рассуждал лишь о том, как Кремль понимает события «арабской весны», «цветных революций», направленных против промосковского режима в соседних государствах, а также событий «майдана» на Украине. Герасимов пытался лишь разработать стратегию по борьбе с подобными событиями в России, полагает политолог.

«Россияне искренне, но ошибочно полагали, что эти события были не подлинными протестами против жестоких и коррумпированных правительств, а сменой режимов под руководством Вашингтона или, скорее, Лэнгли*», — приводит издание слова Галеотти.

Автор задаётся вопросом, насколько важно название того, с чем сейчас сталкиваются США, — «мультивекторная, межведомственная кампания по осуществлению подрывной деятельности, разделения и завуалированных активных политических мер со стороны России». Галеотти приходит к выводу, что оно имеет большое значение.

При этом политолог заявляет, что у России нет единой доктрины. У российской кампании нет организационного принципа или единого органа, который контролировал бы её проведение. Её целью является разделение и деморализация, но при этом она «оппортунистическая, фрагментарная и иногда даже противоречивая». В большинстве случаев она осуществляется «политическими предпринимателями», которые надеются выслужиться перед Кремлём.

Кроме того, он призывает не воспринимать это с военной точки зрения, так как Герасимов, по его мнению, говорил об «использовании подрывной деятельности для подготовки поля боя перед вмешательством» — методы, которые Россия использовала на Украине и которые едва ли можно назвать новыми.

Для России не может быть и речи о ведении войны с НАТО, которое представляет собой коалицию более богатых демократий, тогда как Россия может похвастаться лишь экономикой, сравнимой с канадской, и незаконченной, весьма дорогостоящей модернизацией армии, которая уже увязла в двух войнах.

Такой стране, по мнению Галеотти, остаётся лишь прибегать к тому, что Джордж Кеннан назвал «политической войной», а именно к «использованию всех средств, которыми располагает государство, за исключением военных, для достижения своих национальных целей».

Таким образом, «если подрывная деятельность — не прелюдия к войне, а сама война, это меняет наше понимание угрозы и наш лучший ответ на неё», — заявляет Галеотти. По его мнению, не забывая о военных средствах сдерживания, США необходимо сосредоточиться на действиях по контрразведке, обеспечении медийной грамотности, борьбе с коррупцией и устранению разделения американского общества, созданного Россией.

В то время как США, чтобы положить конец нынешнему противостоянию с Россией или же побороть российскую «политическую войну», необходимо понимать мотивацию, стоящую за ней. Неверное восприятие действий России приведёт страну к непониманию угрозы и просчёту в разработке ответа на неё.

«Доктрина Герасимова» никогда ничего не значила и не значит сейчас. Пришло время двигаться дальше», — цитирует Foreign Policy призыв Галеотти.

* В Лэнгли находится штаб-квартира Центрального разведывательного управления США.

 

Загрузка...

Сюжеты