riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Шествие в защиту русского образования в Латвии.
BaltNews.lv/А.Березовская

Яков Плинер: ложь как метод политики – вред для нашего государства

Нынешние, да и прежние политиканы Латвии нередко заявляют, что Народный фронт (НФЛ) никогда не обещал всем жителям ЛР гражданство – лгут! Никогда не обещал сохранить образование на родном (русском) языке. Тоже лгут!

Поговорим об образовании

В программе НФЛ, принятой на II съезде в октябре 1989 года, п. 8.4. записано, что НФЛ поддерживает право нацменьшинств получать среднее образование на родном языке.

А уже в VIII сейме ЛР, ныне евродепутат, в то время руководитель фракции «Jaunajs laiks» — «Новое время» Кришьянис Кариньш призывал не давать ни одного сантима на содержание школ, обучающих детей не на латышском языке, а то, что в стране ещё есть такие школы определял как чрезвычайную ситуацию.

Известный национал-радикал Айварс Гарда называл всех, кто требует финансировать школы на «чужих» языках, врагами Латвийского государства.

Вспомним историю

Русские школы на территории Латвии появились имеют более чем двухвековую историю.

В 1789 г. 07.02. (18.02. по новому стилю) в Риге открылось Екатерининское училище. В 1839 г. русское учебное заведение было открыто в Якобштадте (Екабпилсе), а в 1841 г. — в Митаве (Елгаве).

С середины 60-х годов XIX века русские классы функционировали и в нерусских школах. В Лифляндской губернии такие классы были в 63-х волостных и 28-и приходских школах.

В 1868 г. в Риге начала работу мужская Александровская гимназия, чуть позже — женская Ломоносовская гимназия. В 1877 г. в Риге было открыто Реальное училище им. Петра I. В 1879 г. русская женская гимназия была открыта и в Динанбурге (Даугавпилсе). Перечень можно продолжить.

08.12.1919 года Народный Совет Латвии принял Закон об устройстве школ нацменьшинств. Он предоставлял право получать образование, включая среднее, на языке семьи и фактически определял право нацменьшинств на школьную автономию. При МОН ЛР функционировали национальные отделы: русский, польский, немецкий, белорусский, еврейский.

В 1921 году начали работу Русские университетские курсы, т.е. на русском можно было получить и высшее образование. Финансировало их государство.

Насколько же предки нынешних политиканов были умнее своих потомков! Хотя, в 25-х — 30-х годах прошлого века «шустрые веники» от политики тоже подвергали школы нацменьшинств нападкам, но инициатору перевода всех школ на латышский язык обучения, министру того времени А.Кениньшу, как и министру К.Шадурскису в 2004 году, пришлось в 1933 году уйти в отставку.

Тем не менее, с начала 1930-х годов количество русских школ, как и сейчас, стало неуклонно сокращаться.

После госпереворота (15.05.1934 г.), положение нацменьшинств резко ухудшилось: была ликвидирована школьная автономия. Ульмановский закон о народном образовании (июнь 1934 г.), хоть и предполагал существование среднего образования и на языках нацменьшинств, но права нацменьшинств особо в нём уже не оговаривались. Количество русских школ резко сократилось. Остались лишь 2-е русские правительственные гимназии в Риге, в Резекне и отделение с русским языком обучения при Даугавпилской 2-ой гимназии.

Вернёмся в наши дни

После восстановления независимости ЛР, в образовании нацменьшинств Латвия вернулась к политике тоталитарного режима Улманиса.

24.10.1998 г. Сейм ЛР принял закон Об образовании. Он вступил в силу 01.06.1999 г. Новый закон предусматривал ликвидацию общего среднего, среднего профессионального и высшего образования на русском языке, т.е. лишал в то время 33,4% (около 640 000 человек) права на получение полноценного образования на родном языке.

Закон также определял, что с 1 сентября 2004 г., начиная с 10-го класса, обучение в средней школе проводится только на госязыке; экзамены за курс средней школы и в ПТУ с 2007 г. сдаются тоже только на латышском; курсы повышения квалификации для учителей также только на великом и могучем латышском языке. Таким образом, уже в этом законе были заложены основы полной ликвидации русского образования в Латвии. Лингвистический геноцид перешёл в этнический.

В основной школе МОН ЛР предложил выбор 4-х моделей программ образования, но, по сути, все они были призваны обеспечить постепенную ликвидацию в Латвии и основного образования на русском языке.

Школьная псевдореформа 2004 привела к расколу в обществе, ухудшению качества знаний и здоровья у наших детей и внуков, уменьшению их возможностей развивать свои склонности и способности в кружках и спортивных секциях, снижению конкуренции при поступлении на бюджетные места в госвузы ЛР.

Предвидя вышеназванные и другие негации, русская община Латвии под руководством Штаба защиты русских школ и ЗаПЧЕЛ (ныне Русский союз Латвии — РСЛ) организовала беспрецедентные акции протеста, в которых приняли участие десятки тысяч человек: старшеклассники, студенты, родители, бабушки и дедушки.

В конечном итоге власти пошли на попятную и приняли вместо «только на госязыке» никого не устраивающую процентовку 60:40, но это было лучше, чем «только», а министру К.Шадурскису пришлось с позором уйти в отставку.

Далее тихой сапой наши горе-министры стали отрубать «хвост по кусочкам». Увеличивали латышскость в основной школе, в 2012 году уравняли требования к экзаменам по госязыку для русских и латышских абитуриентов — всё это вводилось втихаря Правилами Кабмина ЛР. Как и то, что в 2018 году все выпускники средних школ должны сдавать госэкзамены только на латышском.

В 2014 году, правящие партии внесли в коалиционный договор запись о переводе всего меньшинсвенного образования на латышский язык обучения, хотя все годы, начиная с 2004 г., восхваляли билингвальную систему образования. Получается, опять-таки, лгали.

Последовали 7 акций протеста русской общины — запись в договоре — осталась только записью, а премьер Л.Страуюма в одном из TV интервью пожаловалась, что эти протестующие не дают спокойно работать.

Наступил предвыборный 2018 год и опять правящие партии в ЛР и их депутатов охватила эпидемия национализма: большинством голосов Сейм ЛР дал ход ядовитым, унижающим русскую общину поправкам к законам, предусматривающие фактически полную ликвидацию образования на русском языке в стране.

Общественность под руководством Штаба защиты русских школ и Русского союза Латвии ответила четырьмя акциями протеста, обращениями в ряд международных организаций, а также к парламентам многих стран. Инициирован референдум, о принятии закона, аналогичного тому, что существовал с 1919 года — закона об автономии школ нацменьшинств.

То непотребство, что планируют продавить депутаты Сейма ЛР, противоречит политике Евросоюза, последней резолюции ПАСЕ, другим международным документам. Депутаты с националистическим душком брызжут словесным поносом о пользе новой «реформы» для самих нацменьшинств и для Латвийского государства — лгут.

Убеждён, что акции протеста будут продолжаться, родители и прародители не дадут властям уничтожить будущее своих детей и внуков, вырастить их «Иванами, не помнящих родства», опустить их на самый низ социальной лестницы.

Я утверждаю, что новая «реформа» образования не принесёт пользу Латвийской Республике и её народу — только вред. Задумаемся!

P.S.

Нередко политиканы Сейма ЛР и некоторые псевдоучёные доказывают необходимость «реформы» образования нацменьшинств в Латвии угрозой исчезновения латышского языка. Опять лгут.

Последние исследования ЮНЕСКО доказывают, что существованию и функционированию латышского языка, слава Богу, ничего не угрожает.

Угроза исчезновения нависла над языками: латгальским, идиш и ливским, но это никого не волнует.

Я.П.

 

Загрузка...

Сюжеты