riga
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Ф. Вассалло, Д. Орен, Д. Алиева, Л. Робер, А. Бауэр во время пресс-конференции накануне исполнения оперы Джузеппе Верди «Эрнани» в Латвийской Национальной опере.
© А.Малнач

Даниэль Орен: Я счастлив, что могу поставить в Риге «Эрнани»

Возрождение в Европе интереса к опере Джузеппе Верди «Эрнани» начинается с Латвийской Национальной оперы (ЛНО), на сцене которой уже 14 января она прозвучит в концертном исполнении – в звёздном составе под управлением израильского дирижёра Даниэля Орена. И, как обещают, много-много радости принесёт ценителям оперы, её исполнителям и дирекции ЛНО.

В преддверии этого уникального события в зале Бельэтажа ЛНО прошла пресс-конференция, на которую пожаловали, кроме самого Орена, все исполнители сольных партий — Динара Алиева (Россия), Люк Робер (Канада), Франко Вассалло (Италия) и Андреас Бауэр (Германия). Послушать и посмотреть на них пришли не только журналисты, но и дирижёры ЛНО — Мартиньш Озолиньш и Янис Лиепиньш.

— Не так уж часто мы позволяем себе представить публике оперу в концертном исполнении. Это значит, что мы смогли найти и пригласить к участию в проекте особенный состав — команду, которая вместе никогда прежде не выходила на нашу сцену, целую плеяду звёзд, — начал директор ЛНО Зигмар Лиепиньш.

По его словам, постановка «Эрнани» требует очень больших сил. Зато, как оказалось, взявшись за это трудное дело, «мы показываем оперным театрам Европы дорогу, по которым им идти в настоящий момент», что «очень радует». Как ему стало известно, миланский «Ла Скала» будет ставить эту оперу Верди в следующем сезоне.

— Так что мы идём впереди, — подчеркнул директор ЛНО.

«Отличная работа!»

Особо радует Лиепиньша в связи с этим сотрудничество ЛНО с симфоническим и оперным дирижёром мирового уровня, каким является маэстро Даниэль Орен. Последний, похоже, тщательно подготовился к общению с латвийскими журналистами.

Перед Ореном лежало несколько страниц рукописного текста, уткнувшись в которые тот сидел пока вступал Лиепиньш. Но говорил Орен не по бумажке, хотя и сверялся иногда с конспектом. Израильский дирижёр говорил по-итальянски и к тому же с присущей итальянцам жестикуляцией, что более чем наглядно удостоверяло его репутацию выдающегося знатока и интерпретатора оперного творчества Джузеппе Верди.

Орен подтвердил, что в наши дни «Эрнани» ставится куда реже, чем прежде. По его мнению, это связано с тем, что сейчас нельзя найти соответствующих сложности оперы исполнителей. Поэтому ЛНО очень хорошо поработала, найдя великолепных солистов, целый ансамбль, заявил Орен, по мнению которого, в опере главное голоса:

— Если нет певцов, то в опере нечего делать, лучше дирижировать симфонией, — сказал Орен. — Вчера мы репетировали, и я очень-очень доволен. Отличная работа! Ужасно сложные роли. Например, партия Эльвиры. У Динары Алиевой очень красивый голос, один из красивейших, очень гармоничный. И она умеет петь, делясь эмоциями с публикой. И моя задача тоже состоит в том, чтобы через хор и оркестр передать публике эмоциональный накал музыки Верди, увлечь публику, заставить её слушать с большим напряжением и вниманием.

Орен отметил и других солистов. Это канадский тенор Люк Робер (Эрнани), итальянский баритон Франко Вассалло (Дон Карлос, король Кастилии) и немецкий бас Андреас Бауэр (Дон Руй Гомес ди Сильва, испанский гранд). Для характеристики вокальных возможностей и достижений каждого дирижёр нашёл сильные выражения. Одновременно Орен подчеркнул, что большое внимание уделяет небольшим партиям, которые в концертном исполнении будут петь солистыЛНО — Илона Багеле, Раймонд Браманис и Рихард Мачановский.

Второстепенные роли Орен считает почти столь же важными, что и главные партии. Разница, по его словам, только в продолжительности пения.

— Важно, не сколько, а как поёт исполнитель, — сказал Орен. — Часто в ходе постановки оперы внимание уделяется только двум главным партиям, а остальные вокалисты воют как собаки, как говорят в Италии, когда человек не умеет петь. Но в ЛНО исполнители всех партий — певцы высочайшего класса. В ЛНО с большим знанием дела подошли к реализации этого проекта. Я счастлив, что могу поставить здесь «Эрнани». Спасибо г-ну Директору.

«Соло грация Янис»

Но, наверное, ещё приятнее Зигмару Лиепиньшу было услышать похвалы Орена в адрес сына, Яниса Лиепиньша, на долю которого, по словам израильского дирижёра, выпала вся подготовительная работа с оркестром ЛНО, и с чем тот «справился великолепно».

— Мы можем предложить такое исполнение «Эрнани», с хором, с такими удивительными солистами и прекрасным оркестром только благодаря Янису («соло грация Янис»). Я ещё посмотрю, может быть, я возьму его с собой в Лондон, чтобы продолжить наше сотрудничество, — добавил Орен.

Он также заявил, что счастлив быть в Риге, куда он прилетел из Лондона, где ставил «Паяцев» Леонковалло и «Сельскую честь» Масканьи, поскольку «для израильтян Рига имеет большое значение».

«Тюремная опера»

Между прочим, Орен прочёл маленькую лекцию о предмете своего увлечения. Основные тезисы его не лишённого аффектации доклада сводились к тому, что Верди — гениальнейший оперный композитор, а «Эрнани» — одна из красивейших его опер:

— «Эрнани» относится к раннему периоду творчества Верди, когда тот ещё только искал свой стиль. С этим связана сложность её постановки на сцене. Мы в Италии называем ранние оперы Верди «тюремными операми». Верди выбрал сюжет и написал оперу под влиянием французского романтизма, её либретто основано на одноимённой драме Виктора Гюго. При этом в «Эрнани» Верди пытается нащупать новый путь развития итальянской оперы.

По словам Орена, сюжет Гюго очень подходит музыке Верди:

— Композитор взял у писателя юность и страстность персонажей, создав очень эмоциональную, страстную музыку. В музыке подчёркивается героизм персонажей — это её солнечная (светлая) сторона. Однако любовь двух главных персонажей — красавицы Эльвиры и благородного разбойника Эрнани — это «любовь без будущего», и это мы называем лунной (тёмной) стороной музыки Верди. К солнечной стороне относятся легко воспринимаемые публикой виртуозные арии. Оркестр прекрасно сопровождает солистов в танцевальном ритме. В музыке к этой опере очень много красок, красивых мелодий и выразительности, что впечатляет слушателей и дирижёров и способствует успеху оперы у публики.

Верди vs Вагнер

В «Эрнани» можно увидеть эволюцию музыкальной выразительности Верди, отметил Орен:

— Каждая следующая опера Верди — шаг вперёд к высотам оперного мастерства. Но и его ранние оперы тоже очень красивы. Для них характерны замкнутые арии, дуэты, трио, терцеты и т. д. Далее он развивается в сторону музыкальной драмы. Лично я считаю, что Верди самый крупный оперный композитор. Я не хочу никого обижать. Попробуйте что-нибудь подобное заявить в Италии! Надо быть очень осторожным, смотря по тому, в каком регионе, на родине какого именно итальянского композитора говоришь. Скажи я такое в Тоскане, на родине Пуччини, меня живьём сожрали бы за такие слова. Но я правда считаю Верди гением оперы. Он нашёл правильную формулу оперной музыки.

И тут маэстро запустил камень в огород Рихарда Вагнера:

— Я, например, не могу выдержать шесть часов подряд слушать оперу. Конечно, я считаю Вагнера гением, но думаю, что три часа вполне достаточно для оперы. Верди нашёл оптимальное решение. И я думаю, что ни один другой композитор не достиг таких высот в оркестровке. Его оперы отличаются тем, что каждый персонаж выражает свои чувства совершенно иначе, чем другие, и при этом всё вместе оказывается в полной гармонии. Этого очень трудно достичь.

«Кто в церкви, кто в синагоге…»

Отвечая на вопрос корреспондента BaltNews.lv, не вызван ли уход «Эрнани» с оперных подмостков снижением качества вокала современных исполнителей, Даниэль Орен сказал:

— Раньше было очень много певцов. Раньше, когда ставили оперу «Отелло», в очереди на исполнение партии Отелло стояло 12-13 теноров, и 12 из них — кто в церкви, кто в синагоге — молили Бога, чтобы коллега заболел. А если сегодня заболеет тенор, то дирижёр в панике. Такая теперь ситуация. Нет второго Ди Стефано, второго Корелли, и Каппуччилли второго тоже нет. Я не хочу ничего плохого сказать о современных певцах, но для постановки «Эрнани» нужен действительно выдающий коллектив певцов.

И все участники пресс-конференции, точно сговорившись, радовались возможности поучаствовать в проекте с таким «превосходным» составом и под руководством такого «выдающегося и удивительного» дирижёра.

— Маэстро Орен способен обнаружить душу каждой партитуры, то главное, что хотел сказать композитор, — сказал, например, Франко Вассалло, который сотрудничает с маэстро, начиная с 2001 года.

Личности и околичности

В свою очередь, Динара Алиева призналась, что это её дебют в партии Эльвиры. Ей тоже уже приходилась работать вместе с Ореном («Трубадур» Верди, «Богема» Пуччини), и она считает большой честью для себя вновь встретится с ним на сцене. По её словам, очень важно, что исполнение «Эрнани» будет концертным. Это избавит исполнителей и зрителей от дискомфорта, который часто создаёт для тех и других современная режиссура.

— Для меня это одна из самых сложных партий Верди. Первый выход Эльвиры начинается с большой арии, сложнейшей кабалетты. Сложность партии в обилии ансамблей, и везде Эльвира должна звучать ярче всех, покрывать и оркестр, и хор. Но с маэстро мне не сложно, потому что он любит убирать оркестр на «пианисиссимо», — сказала она.

Корреспондент BaltNews.lv поинтересовался у г-жи Алиевой, как она — персонаж и женщина — чувствует себя, когда одновременно три человека — три мужчины и их персонажи влюблены в неё?

— Прекрасно себя чувствую. Прекрасно, если женщину любят много мужчин, и она может нравиться. Но у Эльвиры чувства только к одному, и я, наверное, в этом похожа на неё, потому что я всё-таки однолюб, — ответила Динара, погладив по руке Люку Робера, исполнителя партии Эрнани.

Андреас Бауэр поддержал коллегу, заявив (по-итальянски), что хочет петь, а не кричать. Он также полностью поддержал Орена, которому от всей души верит в том, что Верди — величайший оперный композитор.

— Мне, как немцу, коллеги всегда говорили, что я должен петь Вагнера. «У тебя большой голос. Ты нам нужен в вагнеровских постановках», — говорили они. А я им всегда отвечал: «Возможно, я хороший и большой вагнеровский певец, но я ещё лучший и ещё больший интерпретатор ролей вердиевского репертуара». И это тот вызов, с которым я сталкиваюсь, — заключил Бауэр под общий смех.

Наконец, Люк Робер, который в своё время дебютировал в партии Эрнани на сцене нью-йоркской Метрополитен-опера (между прочим, в ансамбле с Пласидо Доминго), восславив ансамбль рижской постановки, назвал Орена «энциклопедией Верди» и шутливо добавил:

— Если вы спросите меня о моём персональном вызове в этой роли, то он начинается с первой страницы и завершается моим «Adios!» («Прощай!»).

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ