riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

В Риге отмечают день рождения Александра Сергеевича Пушкина.
© BaltNews.lv

«Голубой» заговор: к гибели Пушкина приложили руку гомосексуалисты?

Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» отличается неожиданными расследованиями и выдвигаемыми ее авторами гипотезами. В своей публикации на портале Екатерина Чернокожева касается обстоятельств гибели Александра Пушкина.

Александр Сергеевич Пушкин, которого по праву называют солнцем русской поэзии, как известно, погиб на дуэли на Черной речке, пишет автор "Нашей версии".

Кто-то склонен видеть в этом мистические знаки, искать параллели с романом «Евгений Онегин», вспоминать о пророчестве гадалки, предсказавшей поэту большое несчастье на 37-м году жизни, но есть и иная, более приземленная версия: к последней черте Пушкина подвели… гомосексуалисты.

В XIX веке российское общество еще не знало этого новомодного слова — в ход шли более привычные термины «содомит», «педераст» или попросту «аст». Это явление было весьма распространено в высшем свете, хотя и не афишировалось — каминг-ауты тогда были не в чести.

Как утверждают исторические источники, особенно много представителей нетрадиционной ориентации было в дипломатических кругах, а также среди выпускников Пажеского корпуса и школы гвардейских подпрапорщиков и камер-юнкеров. При чем же здесь Александр Сергеевич Пушкин, и какое отношение к нему имеют содомиты? Ведь поэт, как известно, был большим почитателем прекрасного пола — ухаживал за дамами на балах, в компании друзей совершал набеги на бордели и, наконец, женился на блиставшей в высшем свете красавице Наталье Гончаровой.

В стихах Пушкина также отчетливо прослеживается восхищение женскими прелестями, и в них однозначно нет места никаким гомосексуальным замашкам.

Роковая эпиграмма

Между тем, именно стихи стали краеугольным камнем конфликта Пушкина с «астами».

В тридцатые годы XIX века пост министра народного просвещения занимал Сергей Семенович Уваров — консерватор, автор постулата «Православие, самодержавие, народность», ярый монархист, противник либерализма и, как шептались злые языки, гомосексуалист.

Его предполагаемый любовник, князь Михаил Александрович Дондуков, состоял на должности вице-президента Санкт-Петербургской Академии наук. Вокруг этой пары ходило много слухов, но заявить об их связи в открытую никто не решался. Есть основания полагать, что Пушкин был хорошо осведомлен об отношениях Уварова и Дондукова, и в один прекрасный момент это знание вылилось в эпиграмму — крайне оскорбительную для князя и его высокопоставленного покровителя.

Хотя, конечно, можно допустить, что намек на гомосексуализм Дондукова — лишь плод богатой фантазии поэта, впрочем, не менее неприятный для адресата.

В академии наук/ Заседает князь Дундук./ Говорят, не подобает/ Дундуку такая честь;/ Почему ж он заседает?/ Потому что жопа есть.

К слову, Дондуков, ко всему прочему, являлся цензором, по указке Уварова постоянно создавал Пушкину помехи в издании его сочинений, и, разумеется, поэт не мог оставаться равнодушным к таким нападкам — эпиграмма стала его реакцией на несправедливость. Второй ласточкой стал укол в сторону самого Уварова. С министром произошел случай, который и сейчас рассказывают, как исторический анекдот.

Его богатый и знатный родственник Д.Н. Шереметьев тяжело заболел, и Уваров, спеша опередить остальных желающих заполучить огромное наследство, приказал начать опечатывать имущество еще живого вельможи. К несчастью для Уварова, его расчет не оправдался, и Шереметьев выздоровел, а скандальное поведение министра стало притчей во языцех.

Пушкин, конечно, не смог промолчать и здесь — он написал стихи «На выздоровление Лукулла». Государь был недоволен тем, что он позволил себе излишнюю вольность, но поэт замаскировал свое произведение под перевод с латинского.

Удар ниже пояса

Ахиллесовой пятой Пушкина была его супруга Наталья Гончарова — признанная красавица, светская дама, пользовавшаяся ошеломительным успехом среди сливок петербургского высшего общества. И именно она стала мишенью для врагов поэта — зная горячий и необузданный нрав Пушкина, его манеру затевать дуэль по любому поводу, недоброжелатели могли быть уверены: оскорбленная честь не даст ему отступить и в этот раз.

Если уж продолжать освещать события, которые в конечном итоге привели к смерти поэта, в «голубом» свете, нельзя оставить без внимания появление на сцене еще одного гомосексуального дуэта — барона Геккерна, голландского посланника в Петербурге, имевшего устойчивую славу человека, не чуждавшегося связей с молодыми людьми, и его «приемного сына» Жоржа Дантеса, отличавшегося ослепительной внешностью и не слишком обремененного высокими моральными принципами.

Несмотря на далеко не родственные отношения с Геккерном, Дантес не избегал и общества дам, даже напротив, активно ухаживал за светскими красавицами, невзирая на наличие у последних законных супругов. Разумеется, супруга Пушкина тоже не могла не привлечь его внимания, и Дантес начал открыто за ней волочиться. Пушкин узнал об этом последним — когда свет уже успел поднять его на посмешище.

«Диплом рогоносца»

В ноябре 1836 года Пушкин и несколько его ближайших друзей получили по почте оскорбительный пасквиль, в котором поэту присуждался «диплом рогоносца». Как ни странно, здесь тоже не обошлось без геев — в XX веке экспертиза доподлинно установила, что его автором был князь Петр Долгоруков, педераст, известный на весь Петербург, который, очевидно, действовал по указке Уварова.

Пушкин решил, что послание исходит от Дантеса и вызвал обидчика на дуэль. Подобный способ решения конфликта был для поэта не в новинку, он прибегал к нему более 20 раз, однако, ни разу не был даже ранен. 

Неизвестно, чем бы закончилось противостояние, однако, барон Геккерн, всерьез испугавшийся, что потеряет «приемного сына», попросил об отсрочке. Выигранное время он использовал для того, чтобы заказать в Англии пуленепробиваемый панцирь и пару дуэльных пистолетов.

За это время Дантес посватался к сестре Натальи Екатерине Гончаровой, получил согласие и стал ее мужем, что, впрочем не мешало ни его отношениям с бароном, ни флирту с Натали, который давал злоязычному высшему свету новые поводы для насмешек над Пушкиным

Развязка

Конфликт между поэтом и нетрадиционной парой набирал обороты.

В январе 1937 года он получил еще одно оскорбительное анонимное послание о связи Дантеса с его супругой, и дальнейшие события стали кошмарной инсценировкой событий, которые за несколько лет до этого рука Пушкина описала в шестой главе романа «Евгений Онегин». Была назначена новая дуэль, исход которой нам знаком.

Пуля, выпущенная Дантесом, ранила поэта в живот. Ответный выстрел пришелся в цель, но пуля отскочила от заказанного заботливым «приемным отцом» панциря и не причинила противнику Пушкина никакого вреда, хотя впоследствии тот утверждал, что она попала в пуговицу, срикошетив в руку.

Пушкин скончался спустя два дня после роковой дуэли. «Голубой барон» Геккерн лишился поста посланника. Дантес был выслан из страны, работал на русскую разведку и всю жизнь вынужден был мириться с тем, что является объектом ненависти со стороны многих людей, в том числе, собственной дочери от Екатерины Гончаровой, искренне гордившейся родством с Пушкиным.

Наталья Гончарова спустя несколько лет удачно вышла замуж и даже попыталась сменить детям поэта фамилию, однако, Николай I распорядился, чтобы они сохранили фамилию родного отца. Таков был исход дуэли Онегина и Ленского, воплотившейся в реальной жизни.

 

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ