riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Северокорейская баллистическая ракета.
© twitter

Россия как главный союзник США: вот так поворот!

В публикации под таким заголовком Олег Чувакин в российском Военном обозрении знакомит со статьей в «Financial Times» и комментирует ее. Он также представляет публикацию в «Нью-Йорк Таймс». Тема актуальная - урегулирование северокорейского кризиса, возможное сотрудничество в этом процессе России и США.

Москва могла бы стать главным союзником Вашингтона в борьбе против наращивания ядерных вооружений Северной Кореей. Для такого геополитического разворота есть все основания: только за последнее время Россия уже дважды проголосовала в ООН за санкции в отношении КНДР.

Во влиятельной газете «Financial Times» вышла статья Фёдора Лукьянова (Fyodor Lukyanov), редактора журнала «Россия в глобальной политике» («Russia in Global Affairs»). Автор считает, что Москва может извлечь выгоду из ракетных испытаний КНДР, пишет автор Военного обозрения.

Владимир Ленин, лидер большевиков, ненавидел немецкого социал-демократа Э. Бернштейна, который провозглашал, что «конечная цель социализма — ничто, а движение — всё». Ленин считал Бернштейна «ревизионистом». Ленинская концепция была противоположной: достичь цели как можно быстрее, независимо от её цены, напоминает Лукьянов.

Россия давно оставила ленинизм и приняла берштейновский подход: процесс важнее результата. И это вполне подтверждается подходом Москвы к Северной Корее.

Как это ни странно, Пхеньян до сих официально следует учению Ленина: цель оправдывает средства. Хотя северокорейский ракетный кризис не имеет лёгкого решения, но управление им и возможно, и необходимо, полагает эксперт. И если Россия «сделает это умело», она укрепит свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе и ещё чуть-чуть отодвинет в международных делах американского гегемона. Москва эту ситуацию видит, и это «объясняет некоторые противоречивые заявления официальных лиц страны».

Россия поддержала резолюцию Совета безопасности ООН об ужесточении санкций в отношении Северной Кореи. Вместе с тем постоянный представитель России при ООН Василий Небензя предупредил, что «никаких новых санкций не будет», поскольку они не смогут предотвратить угрозу.

Михаил Ульянов, директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ, недвусмысленно осудил поведение Пхеньяна, но подчеркнул: «В отсутствие действительно надёжных международно-правовых гарантий для своей национальной безопасности Северная Корея опирается на ядерное ракетное оружие, рассматривая его прежде всего как инструмент сдерживания».
Наконец, президент Путин в начале сентября осудил ракетные испытания как «провокационные», но назвал санкции «бесполезными и неэффективными».

Кремль понимает северокорейскую психологию, считает Лукьянов, поскольку сама Россия в своей истории тоже не раз ощущала себя осаждённой. Для Северной Кореи речь идет не о торге, а о выживании: Ким Чен Ыну известна судьба Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи. Ядерные ракеты для него нечто вроде страховки жизни.

В течение многих лет, напоминает аналитик, КНДР не была приоритетна для Москвы. Теперь ситуация изменилась — как внутри страны, так и на международном уровне. Недавнее исследование мозговым трестом «Рэнд» российской стратегии на Ближнем Востоке показало: «Наиболее заметные элементы российской стратегии — её многогранные дипломатические отношения или её недавняя интервенционистская тенденция, — скорее всего, будут заменены более долгосрочными экономическими, энергетическими сделками и сделками по продаже вооружений».

У России уникальное положение в Восточной Азии. Она имеет функционирующие отношения со всеми вовлечёнными странами, за исключением, возможно, США. Китай является важным партнёром, отношения с Южной Кореей тоже довольно близки, по-прежнему сохраняется «эхо особых отношений» с Северной Кореей и укрепляются связи с Японией.

Урегулирование северокорейской проблемы дало бы новые возможности российской экономике, поскольку перспективные энергетические и транспортные проекты (газопровод в Южную Корею и расширение Транссибирского маршрута) блокируются изоляцией Северной Кореи и чреваты риском эскалации регионального конфликта.

Десятилетия шестисторонних переговоров не смогли остановить ядерные амбиции Пхеньяна и выработать новые подходы, напоминает автор. Россия и Китай, вероятно, могли бы предложить более амбициозную повестку дня: например, Северная Корея замораживает ракетные испытания, а США и Южная Корея вводят мораторий на широкомасштабные военные учения.

Одна из возможностей осуществить это — совместная инициатива России и Китая, предлагающая гарантии безопасности Северной Корее и включающая КНДР в основные региональные экономические проекты в обмен на прекращение провокаций и проверку «замораживания» ядерной ракетной программы.

По мнению эксперта, такая инициатива возложила бы бремя серьёзной ответственности на плечи Москвы и Пекина. В том числе эксперт указывает на обязательство «наказать» Северную Корею за несоблюдение соглашения.

Кроме того, в России и Китае широко распространено мнение о том, что провокации Северной Кореи играют на руку США, давая предлог для американского военного наращивания в Восточной Азии (где главная цель — Китай).

На фоне действующих санкций ООН Россия и Китай могли бы усилить давление на Пхеньян, не загоняя его в угол и оставляя возможность диалога. Чем дольше длится такое положение вещей, тем более очевидной становится неспособность США урегулировать кризис.

Тема активного участия России в разрешении северокорейского кризиса развивается в статье Дмитрия Тренина, директора Московского центра Карнеги и члена Совета по международным делам России. Материал автора вышел в газете «Нью-Йорк Таймс». По его мнению, в отношении деэскалации северокорейского кризиса Москва «находится в уникальном положении».

Несмотря на растущую напряжённость в отношениях с Вашингтоном, Москва дважды за последние недели проголосовала в ООН за введение санкций в отношении Северной Кореи, напоминает эксперт. У России есть все основания для помощи Северной Корее. Как и Китай, Россия является ядерной державой, постоянным членом Совета безопасности Организации Объединённых Наций и соседом Северной Кореи. Также Москва имеет установившиеся связи с Пхеньяном.

Президент Владимир Путин в 2000 году посещал Пхеньян. Несмотря на то, что он не смог договориться об ограничении ракетной программы Северной Кореи, его визит помог восстановить связи с Пхеньяном, которыми в Москве пренебрегали после краха Советского Союза.

При этом, напоминает автор, Россия не входит в число стран, прямо или косвенно затронутых ядерными амбициями Северной Кореи, таких, как Соединённые Штаты, Южная Корея или Китай.

Но у России имеется непосредственная заинтересованность в деэскалации нынешнего кризиса. Владивосток находится всего в нескольких сотнях миль от нескольких ядерных и ракетных объектов Северной Кореи. Любая неисправность или неудача на ядерных испытаний Северной Кореи, а также ошибка при пуске ракет могут означать проблемы для России.

Наконец, правительство России стремится ограничить дальнейшее развёртывание американских систем противоракетной обороны в Южной Корее и Японии (обе страны стремятся защитить себя от Северной Кореи).

Северная Корея не станет «денуклеаризоваться»: для этого уже слишком поздно, считает эксперт. И её не признают «официально» ядерной державой. Однако в конечном итоге она получит ядерное оружие, которое долетит до территории Соединённых Штатов.

Санкции, какими бы жёсткими они ни были, не остановят Пхеньян, потому как северные корейцы свою ядерную программу считают способом выживания; как недавно выразился Путин, северокорейцы готовы «есть траву».

Это не означает, что санкции — ошибка. Они остаются ценным выражением коллективного осуждения и подтверждают цель ядерного нераспространения в мире. Но они не остановят ядерные амбиции Северной Кореи.

Полная же блокада страны — нечто рискованное даже в самой попытке. Это может подтолкнуть Северную Корею к началу войны.
Поэтому единственной жизнеспособной стратегией, полагает Тренин, является убеждённость северокорейского руководства в том, что оно уже имеет «необходимый сдерживающий фактор»; выход же за рамки этого путём создания ещё большего количества ядерного оружия и ракет дальнего радиуса действия будет контрпродуктивным. Именно здесь и появляется на сцене Россия: она помогает подтолкнуть Пхеньян к стратегической сдержанности и тем самым помогает миру разрядить напряжённость.

Заинтересовать Пхеньян можно экономикой. Один из проектов, который уже обсуждался в прошлом, связан с строительством газопроводов из России в Южную Корею через Северную Корею. Другой проект — восстановление старой железнодорожной линии, которая использовалась для подключения Южной Кореи к Транссибирской магистрали. Проекты дадут Пхеньяну валютную плату за транзит. В качестве ещё одного выражения доброй воли российское правительство могло бы разрешить большему числу северных корейцев работать в своих восточных областях.

Кстати, экономика Северной Кореи работает лучше, чем принято считать обычно. Валовой внутренний продукт КНДР вырос на 3,9 процента в период с 2016 по 2017 гг. В стране появляются рыночные силы (в торговле продуктами питания и недвижимостью). Это означает не только то, что Северная Корея сегодня может лучше противостоять санкциям, но и то, что экономические предложения могут ускорить её реформу. Возможно, в перспективе достижимо и смягчение позиции КНДР на международном уровне.

В конечном итоге Вашингтону и Пхеньяну придётся возобновить прямые переговоры.

* * *

Россия проводит политику лавирования: признаёт политику санкций против КНДР бесполезной и безрезультатной и вместе с тем одобряет санкции вместе с США, пишет Военное обозрение.

Можно предположить, что открытость международного сообщества по отношению к Северной Корее, предложенная вместо традиционного для США давления, могла бы действительно подтолкнуть КНДР к преобразованиям. Если мистер Трамп со своей непредсказуемостью способен лишь наломать дров, то Москва могла бы на этом фоне проводить рациональную политику экономического сближения — там, где она не противоречит санкциям Совбеза ООН. И если бы Вашингтону пришлось «наследовать» такой политике Москвы в отношении Пхеньяна, Кремль действительно получил бы «очко» в международной политике.

Однако нельзя забывать, что для успеха подобной политики Пхеньян должен заморозить ядерную программу и «открыться» для внешних экспертов. Такая открытость «ленинцев» пока выглядит фантастикой.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ