riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Цензура.
© kremlinrus.ru

Латвийским интернет-пользователям озаботиться: ЕС готовится пресекать информацию, способную пробуждать "нехорошие чувства"?

Болгарка Мария Габриэль, европейский коммиссар по цифровым технологиям, вступившая в должность с июля 2017, разрабатывает с группой экспертов новейшие методы пресечения "фейковой информации", а также любой информации, способной пробуждать в интернет пользователяx нехорошие чувства, учинять какую-нибудь дискриминацию и разжигать вражду.

Жаль, что эту информацию приходится в Латвии, стране ЕС,  получать из российского источника, от автора интернет-издания "На Линии" Елены Кондратьевой-Сальгеро, которая, правда проживает в евросоюзовской стране, во Франции.

"Евросоюз готовит свой вариант "китайской цензуры". Но звать её будет борьбой за свободу" — так назвала свой материал автор "На Линии". Какую же информацию могут почерпнуть читатели BaltNews.lv?

Позволю себе огласить давно назревавший вывод из сложившейся сегодня в странах Евросоюза ситуации: цензура — совсем не цензура, когда эта цензура — кого надо цензура, пишет Елена Кондратьева-Сальгеро.

Поясняю.

В Советском Союзе, например, была "жёсткая и постыдная цензура", за горло державшая свободу слова в ежовых рукавицах.

В Китае, или в Северной Корее, например, цензура, ещё более жёсткая и постыдная, потому что, благодаря сегодняшним интернетным возможностям, китайская цензура цензурит в режиме реального времени: только выложил в сеть нецензурную информацию, а её уже хвать! И тебя вместе с ней. Советской цензуре такое и не снилось.

Так вот это всё — цензура, беспощадная и срамная, которую следует презирать, порицать, обличать и бороть всеми средствами. Чтоб не мешала свободе слова, мысли, духа и прочим необходимым для гармоничного функционирования демократии понятиям.

А вот в Евросоюзе разрабатывают и скоро введут в эксплуатацию совсем новый тип цензуры, который и не цензура вовсе, а так — почти что Мэри Поппинс.

В Китае или « эсесэре » цензура ограничивала свободу слова, а эта как бы не ограничивает, а как бы направляет куда следует. Как бы успокаивает разволновавшихся и не даёт разволноваться другим.

Поскольку сегодня, из-за неуёмного и бесконтрольного размножения соцсетей, каждый гражданин свободной страны — сам себе репортёр, такая бесшабашная ситуация наносит ощутимый вред западной демократии и даже ставит под угрозу стабильность целых регионов.

Каждый раз, когда случается какое-нибудь неприятное событие, в освещении которого посредством СМИ необходимо проявить особую щепетильность — например, не упоминать никаких тревожащих население данных, как то, происхождение или внешний вид правонарушителей, немедленно отсылающий к их расовой или религиозной принадлежности, с большинством традиционных СМИ ещё запросто можно "договориться", просто поставив им на вид привлечение к судебной ответственности за крайне опасное в наше время "разжигание".

А вот с частными "репортёрами", чересчур свободными блогерами, имеющими весьма внушительную аудиторию и информирующую оную по собственному хотению и усмотрению, "договориться", кроме как посредством новой демократической цензуры, никак не получится.

На каждый роток не накинешь платок, и в последние годы часто случается, что официальная пресса с видимой неохотой вынуждена обьявлять сами за себя говорящие имена уже после того, как "портреты" правонарушителей и некоторые неудобные, тщательно замалчиваемые характеристики просочились в сеть через внимательных и беспощадных наблюдателей, от которых никуда не деться и которые упорно не дают евросоюзной сказке ограничить доступ к реальной информации на некоторых особо богатых этой информацией местах.

Сегодня самые неприятные события можно запросто снять на мобильник или планшет и выложить в сеть, не дожидаясь прибытия репортёров. А уж с какой скоростью скандальные ролики распространяются по планете не стоит и упоминать — вылетит — не поймаешь.

Вот с этим самым и борется прямо сегодня Евросоюз решительными методами.

Болгарка Мария Габриэль, европейский коммиссар по цифровым технологиям, вступившая в должность с июля 2017, сейчас разрабатывает с группой экспертов новейшие методы пресечения "фейковой информации", а также любой информации, способной пробуждать в интернет пользователяx нехорошие чувства, учинять какую-нибудь дискриминацию и разжигать вражду.

В ближайшие недели эта группа экспертов обещает опубликовать проект подобных нововведений на законодательном уровне.

По уверениям г-жи Габриэль, некоторые страны особенно торопят еврокомиссию принять, наконец, адекватные меры против всех видов "ненавистнической информации", примеры которой г-жа Габриэль упорно не уточняет.

Зато цитирует среди особо продвинутых в этом направлении стран Германию, где, не дожидаясь радикальных мер еврокомиссии, уже действует новый закон, штрафующий соцсети на 50 миллионов (миллионов, сэры!) евро, если они не удаляют дурную информацию в положенные сроки.

Наученные суровым опытом и потому страдающие подозрительностью французские блогеры и журналисты усматривают в готовящемся постановлении еврокомиссии вовсе не борьбу с "фейками", а отчаянную попытку радикального закручивания гаек на свободе передвижения любой неудобной евровластям информации.

А самое любопытное в готовящемся законопроекте то, что, по просочившимся сведениям, новую цензуру, которая как бы не цензура, а такое дружеское обрамление и напутствие, собираются внедрять по сегодняшней китайской модели "реагирования в режиме реального времени".

Потому что китайская модель, по всем экспертным свидетельствам, действует эффективно. Хоть и цензура. Но в Китае.

И в СССР была цензура, но в другом режиме: там неудобная информация вообще не попадала на страницы и экраны. Так вот это всё — цензура.

А в Евросоюзе будет не цензура — нет, нет и нет. Потому что он в белом пальто. Ну и, ещё, естественно, гладиолус.

Почувствуйте разницу. Большую, как океан.

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ