riga
Литва
Эстония
Латвия

Интервью

Цензура.
© kremlinrus.ru

Дискуссия: свобода самовыражения в интернете - должен ли ее кто-то ограничивать и зачем?

Миллиарды людей в мире пользуются интернетом, уже невозможно представить жизнь без всемирной сети. При этом давно уже встал вопрос — где границы свободы общения и информации, должны ли они быть и где их следует провести? Об этом дискутируют эксперты на площадке партнера BaltNews.lv - виртуального дискуссионного клуба (ВКТ) "Мысль".

На площадке виртуального дискуссионного клуба (ВКТ) «Мысль» полемизируют Модест Колеров, главный редактор информационного агенства «Regnum», и Даниил Агневский, председатель Московского «Молодежного Яблока».

Модест Колеров.
© ru.axar.az
Модест Колеров.

М.К.: Абсолютно свободный интернет, равно как абсолютно свободная экономика — ложь и обман, один из мифов обычного социал-дарвинизма, в котором всегда побеждает сильный, хороший и красивый. Свободный интернет — это свобода терроризма, разврата и мошенничества.

Даниил Агневский.
© yabloko.ru
Даниил Агневский.

Д.А.: Предлагаю не путать «свободный Интернет» и «абсолютно свободный Интернет», давайте не будем подменять понятия.

В Интернете, как и в реальной жизни нельзя нарушать законы, но государство не может и не должно цензурировать Интернет для борьбы с неугодными под видом, к примеру, борьбы с терроризмом.

Вмешательство в частную жизнь людей недопустимо в любой развитой и демократической стране.

Свободный Интернет — свобода творчества, самовыражения и более того — развитие интернет-индустрии, информационных технологий и интернет-торговли.

М.К.: Прошу объяснить: вы говорите — "свободный Интернет — свобода творчества, самовыражения". Ответьте: где границы этого самовыражения и чем они отличаются от самовыражения в других сферах?

Д.А.: На мой взгляд, человек волен делать то, что ему хочется, если он не нарушает закон, или права других людей.

Чем самовыражение в Интернете отличается от самовыражения в других сферах? Да уже ничем, по сути. Интернет деанонимизировался за последние годы. Однако, во многом благодаря деанонимизации, интернет может дать славу тем, кто ее ищет.

Модест, каким образом Вы предлагаете эффективно ограничить доступ к Интернету? Создать «Великий русский файервол»?

Понимаете ли Вы, что это не даст никакого эффекта, так как пользователи смогут легко обходить блокировки, как это делают в Китае и Иране?

М.К.: Ничего, кроме закона. Техникой контроля занимаются специалисты. Главное: определить, что законно и что незаконно.

Ну и мой вопрос: Может ли "свобода творчества и самовыражения" вступить в конфликт с законом? Какая именно?

Д.А.: В настоящем правовом государстве — безусловно нет. В авторитарных же государствах людей искусства, пусть даже и очень спорного и провокационного, могут преследовать по причинам наличия в их творчестве политических мотивов.

М.К.: То есть, ЛЮБАЯ "свобода творчества и самовыражения" НЕ МОЖЕТ вступить в конфликт с законом? А почему вы не считаете терроризм самовыражением?

Ещё вопрос: Сколько часов Ваши дети проводят в интернете? Знаете ли Вы, что они смотрят? Контролируете ли вы это? Уверены ли Вы, что никто не навредит им там своей "свободой самовыражения"?

Д.А.: У меня нет детей, но сам я пользуюсь Интернетом с раннего детства. Конкретно я ничего страшного в интернете не смотрел, никто мне свободой самовыражения не навредил.

М.К.: То есть, у Вас просто нет личного опыта, достаточного для компетентного обсуждения вопроса о защите детей в интернете, которую вы уже не можете приписать только Китаю и Ирану?

Даниил, Вы говорили "государство не может и не должно цензурировать Интернет для борьбы с неугодными под видом, к примеру, борьбы с терроризмом" — как вы отличаете борьбу с терроризмом от цензуры против неугодных?

Д.А.: Борьба с терроризмом — точечная борьба против террористических ячеек, террористов-одиночек, путем совмещения оперативной работы в сети, и наличия данных о возможной причастности людей к террористическим группам, как делают на Западе.

Борьба с неугодными — принятие законов, заведомо охватывающих практически весь круг интернет-пользователей, и так или иначе ограничивающий для них доступ к информации, как это делают в Китае или Иране.

Модест, а как Вы представляете себе существенное ограничение Интернета, без ограничения свободы слова?

И зачем цензурировать интернет, если в мире нет успешного прецедента (за исключением КНДР, где действует внутренняя сеть), когда ограничение Интернета привело бы к отсутствию преступлений в сфере высоких технологий, или использования Интернета для совершения преступлений?

Может ли страна, ограничивающая свободу своих граждан в Интернете считаться демократической?

М.К.: Ограничение в интернете на пропаганду порнографии, терроризма, педофилии и пр. равным образом должно распространяться на все остальные сферы массовых коммуникаций. Я не считаю, что "пропаганда порнографии, терроризма, педофилии и пр." является неотъемлемой частью свободы слова.

И в мире нет успешного прецедента 100% победы над преступностью. Но это не значит, что надо прекратить борьбу против преступности.

И, наконец, страна, позволяющая в интернете беспрепятственно вести пропаганду порнографии, терроризма, педофилии и пр. — не только не демократическая страна, а вообще не страна, а шайка дураков, самоубийц и негодяев. Потому такая страна обречена на исчезновение.

BaltNews.lv выражает благодарность ВДК «Мысль» за предоставленный материал. 

 

Загрузка...

Вадим Авва. Ни слова о любвиРусские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ