riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Дети мусульман в европейских школах.
© topwar.ru

Все в бассейн: зачем мусульманских девушек обязали посещать уроки плавания вместе с мальчиками

Мусульманских девушек обязали посещать уроки плавания вместе с мальчиками, несмотря на религиозные возражения их родителей, заявили в Европейском суде по правам человека.

Решение ЕСПЧ подчеркивает ситуацию в современной Европе, где интересы детей контрастируют с правами их родителей, а задача школ по интеграции молодежи приобретает особое значение на фоне новой волны мусульманской миграции, пишет Версия.

В деле Османоглы и Коцабас против Швейцарии истцом выступила пара швейцарских граждан турецкого происхождения, которые не хотят, чтобы их дочери участвовали в обязательных уроках плавания с мальчиками. Родители объяснили свою позицию строгостью исламского права и правилами скромности, которые должна соблюдать девушка. В связи с этим они настаивали на освобождении своих дочерей от занятий.

Школа предложила компромисс — девочки могут одеваться скромно и носить буркини. Но родителей это не устроило. В результате они были оштрафованы на 1300 евро за «нарушение родительского долга».

Суд по правам человека должен был решить, нарушили ли штрафные санкции свободу мысли, совести и религии, гарантированные ст. 9 Европейской декларации прав человека, которую приняла Швейцария.

Суд признал, что религиозная свобода родителей была нарушены, но на этом анализ происшествия не закончился. Суд постановил, что школы играют «особую роль в процессе социальной интеграции, и это имеет решающее значение для учеников иностранного происхождения». Учитывая, что девочки, о которых идет речь, имели швейцарское гражданство, эти слова могут означать только то, что студенты имели другое этническое происхождение — и что они были мусульманами.

Еще одной примечательной особенностью вердикта стало то, как в нем противопоставляются интересы девочек от интересов их родителей. В документе говорится, что причина, по которой они должны участвовать в обязательных совместных уроках плавания, «не только в том, чтобы научиться плавать, но, прежде всего, чтобы принять участие в этих уроках со всеми другими учениками, невзирая на происхождение ребенка или его родителей, их религиозные или философские убеждения».

Все это в корне отличается от прецедентов в современной истории США, имевших место еще во время Второй мировой войны. Сначала в 1941 году Верховный суд обязал детей, не желавших делать этого по религиозным причинам, отдавать честь флагу и присягать на верность. Однако спустя два года отменил собственное решение и постановил, что дети имеют право не участвовать.

С технической точки зрения вопрос участия в уроках плавания не затрагивает проблему свободы слова, а согласно решению судьи Антонина Скалиа от 1998 года, нет автоматического конституционного права отказаться от нейтральных требований на основе религиозных убеждений.

Но федеральное правительство и многие штаты приняли закон о восстановлении свободы вероисповедания, который бы освободил девочек от уроков плавания, если бы государство требовало от них этого. В США этот вопрос даже не дошел бы до суда, потому что большинство государственных школ в стране имеют руководящие принципы при решении религиозных проблем.

Ни один американский суд не решился бы сказать, что «интерес детей к полноценному образованию, способствующему их успешной социальной интеграции в соответствии с местными обычаями и нравами, превалирует над убеждениями родителей», как это сделал Европейский суд.

С одной стороны ценности социальной интеграции мигрантов, возможно, на фоне отмененного решения от 1941 года, не перевешивают Первой поправки свободы в американском пантеоне ценностей. Религиозная свобода является фундаментальным правом. Социальная интеграция является общественной целью, которая полезна, но не является высшей ценностью.

Решение Европейского суда должно беспокоить тех классических либералов, которые считают, что религиозная свобода является неотъемлемым правом наравне с жизнью, свободой и собственностью. Те, кто твердо верит в это, вероятно сочтет, что суд совершил серьезную, потенциально катастрофическую ошибку, ослабив поддержку религиозной свободы.

Конечно, религиозные ценности некоторых мусульманских мигрантов сильно отличают их от европейских культурных стандартов, но орган, отвечающий за права человека в Европе, должен больше думать о тревожной истории Европы в отношении религиозных различий. Уважение свободы вероисповедания, как всеобщего права, является хорошим первым шагом на пути к пониманию, что все люди равны перед законом, как и перед Богом, пишет Версия.

Загрузка...

Русские портреты в Латвии
Читаем стихи на русском Дипломатический клуб

ЛАТВИЯ