riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Кремль.
© flickr.com/vokcel

Le Figaro: Пора серьезно отнестись к путинскому проекту

Как в дипломатической, так и в военной, экономической и политической сфере, Россия предстала перед нами страной, которая имеет наибольший вес в системе международных отношений, пишет Николя Бавере в Le Figaro.

70 лет спустя после того, как сталинский Советский Союз положил начало холодной войне в 1947 году, Россия использует в своих интересах растерянность демократий, разъедаемых популизмом, для утверждения собственной стратегической программы с целью установления нового мирового порядка, неподвластного Западу, напоминает Николя Бавере в публикации, которую перевел ИноСМИ.

Для этого будут использованы неограниченное применение силы и кибер-манипулирование общественным мнением на фоне демократий, которые неспособны не только вести войну, но и добиваться мира, в том числе в их собственных странах.

На первый взгляд Россия выглядит колоссом на глиняных ногах. Крупнейшая по площади страна мира окружена целой чередой кризисов. Демографическим кризисом: показатель рождаемости в 1,7 ребенка на женщину сулит сокращение экономически активного населения с 72 до 68 миллионов к 2035 году.

Кризис развития: застой с 2008 года, потенциальный рост не более 1% и экономика в 12 раз меньше китайской. Кризис добавочной стоимости: на нефтегазовую отрасль (527,5 миллионов тонн нефти и 640 миллиардов кубометров газа в 2016 году) приходится треть ВВП и половина всех бюджетных поступлений.

Кризис талантов: массовая утечка мозгов и капиталов. Кризис свободы: автократия, которой удается выжить лишь благодаря невероятной по масштабам пропаганде, чей оборот превышает 18 миллиардов долларов в год.

В то же время нельзя не признать, что Россия стала самой весомой державой в международной системе в 2016 году. В экономическом плане, соглашение с ОПЕК о сокращении производства позволило ценам устойчиво подняться выше отметки в 50 долларов.

В дипломатическом плане, решительное вмешательство Москвы на суше и в воздухе сделало ее ключевым игроком в сирийском конфликте, развитие которого она сейчас контролирует вместе с иранскими аятоллами и Турцией Эрдогана. В стратегическом плане, аннексия Крыма стала необратимой, а давление на Украину и Прибалтику нарастает.

В военном плане, Путин запустил процесс активного ядерного перевооружения на фоне приостановки соглашения о переработке излишков военного плутония, развернул ракеты «Искандер» в Калининградской области и расширил стратегию ограничения доступа путем кардинального укрепления систем ПВО.

В политическом плане, кибератаки на серверы Демократической партии и разглашение полученных данных через WikiLeaks данных способствовали избранию Дональда Трампа на фоне победы пророссийских кандидатов на президентских выборах в Болгарии и Молдавии. Москва не устраивает военную оккупацию, а действует через посредников.

Стратегический прорыв Путина объясняется малодушием Барака Обамы, который останется в истории Джимми Картером XXI века. Он увяз в отрицании джихадизма и нежелании признать его исламские корни, а также угрозу со стороны России которую несправедливо отнесли к числу региональных держав.

Как бы то ни было, в основе путинских успехов лежит и чрезвычайно эффективная стратегия. Бессильным словам Обамы Путин ответил неожиданными действиями и систематически делал ставку на асимметричный подход, чтобы превратить слабые стороны в сильные.

Результаты оказались впечатляющими. Избрание Трампа окончательно похоронило лидерство Вашингтона. Запад ослаблен и разобщен в связи с отходом США и потерей доверия к альянсам, в первую очередь к НАТО. Брексит подрывает европейское строительство. Турция Эрдогана (запланированный на апрель 2017 года референдум окончательно превратит ее в исламскую демократуру) меняет союзников и намеревается закрыть свои базы (в том числе Инджирлик) для Америки. Даже Япония Синдзо Абэ идет на сближение с Россией для противодействия давлению Китая.

Демократиям давно пора принять всерьез путинскую Россию и ее стремление сформировать ось демократур. Европе же пришло время взять в собственные руки свою безопасность, которую Москва, несомненно, еще испытает на прочность. Незадолго до Второй мировой войны Эли Галеви обратился к свободным нациям с таким предупреждением: «Без угрозы вооруженной силы дипломатия — собачий лай».

Ускоренный Трампом процесс переустройства мирового порядка реабилитирует закон сильного. В таких условиях излюбленная Европой мягкая сила имеет смысл лишь в том случае, если подкрепляется способностью дать отпор агрессии и пустить в ход кулаки.