riga
Литва
Эстония
Латвия

ЛАТВИЯ

Братская могила воинов 201-й латышской стрелковой дивизии, Наро-Фоминск.
© livejournal.com

"Вперед, не посрамим славу наших отцов!": Как латыши защищали Москву

В Подмосковье сегодня можно найти на карте «латышские» места: около станции Латышская возведен монумент в честь латышей, в находящемся неподалеку городе Наро-Фоминске имеются улицы Рижская и Латышская. Так отмечены на этой земле заслуги латышских воинов. 75 лет назад сотни латышей погибли ради того, чтобы в мире не восторжествовал нацизм.

Сегодня в 2 часа дня в Риге в Доме Москвы начнется торжественный прием в честь 75-летия со дня начала декабрьского контрнаступления на нацистские войска под Москвой зимой 1941 года. Ветеранам Великой Отечественной войны, участникам битвы под Москвой будут вручены памятные медали. Уместно напомнить: в 1941 году Москву защищали тысячи латышей.

…75 лет назад — 3 декабря 1941 года — личному составу 201-й Латышской стрелковой дивизии был зачитан приказ: обучение закончено, полки отправляются на фронт — для защиты Москвы. Дивизия, насчитывавшая в то время свыше десяти тысяч человек, была уникальным формированием Красной армии: она стала первым национальным советским соединением, существовавшим в годы Великой Отечественной войны. 90 процентов ее воинов составляли латвийцы, более половины бойцов и командиров были латышами.

Большинство воинов этой дивизии не имели никакого боевого опыта, но ее сила заключалась в том, что соединение на 70 процентов состояло из добровольцев, готовых стоять насмерть.

Война для 201-й Латышское стрелковой дивизии началась с тяжелого марша — пехота прошла пешком в сильные морозы около 200 километров. Обстановка на фронте в то время быстро менялась, и 13 декабря 1941 года латышское соединение «перекинули» из одной армии в другую — из 1-й ударной в 33-ю. Дивизия форсировала реку Нару и начала наступление на укрепленные немецкие позиции.

Советское командование тогда не знало, что противник на этом участке превосходит силы Латышской дивизии в численности в полтора раза, а в артиллерии — почти в три раза. Кто знает, был бы подписан приказ о наступлении, если бы командование 33-й армии имело информацию о реальном соотношении сил…

Латышские добровольцы раз за разом шли в атаку. Их потери были велики. 20-го декабря начались бои, а уже 21-го был тяжело ранен командир дивизии генерал-майор Янис Вейкин, на следующий день был убит комиссар дивизии Эдгар Бирзитис. В тот день, 22 декабря, упорнейший бой шел у разъезда «75 километр», разъезд не раз переходил из рук в руки.

Численному превосходству врага добровольцы 201-ой Латышской стрелковой дивизии могли противопоставить только смелость. Ту, что как говорил еще Суворов, города берет. Новому комдиву — Генриху Паэгле — даже пришлось напоминать командирам, что не стоит полагаться только на самоотверженность личного состава, необходимы находчивость, хитрость, солдатская смекалка.

Солдаты сражались и умирали. В одном из документов 201-й Латышской стрелковой дивизии констатировалось: «Характерны многочисленные просьбы раненых бойцов о том, чтобы их не отправляли в госпиталь, а разрешили вернуться в строй, чтобы все силы отдать на борьбу против немецких оккупантов».

26 декабря войска 33-й армии вступили в Наро-Фоминск. Ныне ряд названий в городе и его окрестностях напоминают о латышах. Разъезд «75-й километр» переименован в станцию Латышская, рядом с этой станцией находится мемориал погибшим воинам 201-й Латышской стрелковой дивизии. А в Наро-Фоминске есть улицы Латышская и Рижская.

Наступление Красной армии продолжалось, перед Латышской дивизией была поставлена задача освободить от нацистов древний город Боровск. Латыши очистили от врага несколько деревень, перекрыли шоссе, соединяющее Боровск с Наро-Фоминском, а утром, 4 января 1942 года, вошли в Боровск.

Удивляет количество трофеев, за несколько недель захваченных воинами дивизии. Среди них — 5 танков противника, 38 пушек, самолет, почти сто минометов, более 50 автомашин…

Боевые успехи дались страшной ценой — абсолютное большинство бойцов и командиров дивизии были убиты или ранены — менее чем за месяц боев дивизия потеряла свыше половины личного состава. 11 января 1942 года соединение вынуждены были отправить в тыл для отдыха и получения пополнения.

Отдых был недолгим, уже в феврале соединение вновь направили на передовую — под Старую Руссу.

За мужество и героизм в ходе контрнаступления под Москвой свыше 200 воинов дивизии были награждены орденами и медалями. Получается, в среднем, десяток наград в расчете всего на один день боев.

Бои под Москвой стали лишь началом славной истории Латышской стрелковой дивизии. Ей предстояло в 1942-м году удостоиться звания гвардейской (с тех пор ее именовали 43-й гвардейской Латышской стрелковой дивизией).

Офицер-снайпер Янис Вилхелмс удостоился уникального сочетания наград — в 1942-м году он стал Героем Советского Союза, а в июле 1943 года получил орден США «За выдающиеся заслуги». (За всю Вторую мировую войну в США было произведено менее 4 тысяч награждений этой наградой, в том числе лишь 258 награждений иностранцев).

В 1944-м году эта дивизия стала основой 130-го Латышского стрелкового корпуса, который в октябре 1944-го года в освобожденной Риге прошел парадным маршем мимо памятника Свободы. А начинался боевой путь дивизии, как уже говорилось, с битвы под Москвой. 

P.S. обозревателя BaltNews.lv Юлии Ранцане: В защиту героических латышей

Нечестно и несправедливо. И надо это исправлять.

Седые легионеры чинно возлагают цветы на места упокоения своих павших и у памятника Свободы. Не принимаю, но понимаю.

Подвиги их братьев по оружию не на слуху. Случаи проявленной воинской доблести — тоже: массово сдавались в плен. Понятно, многие были призваны насильно. Принимаю к сведению.

А что с другими, «неправильными», латышами? Сражавшимися с фашизмом? Показавшими себя героями? Многие из них тоже пали на поле брани. Не несут цветов к их могилам представители Латвии.

Монополия на героизм? Монополия на память только одной стороны? Монополия на уважение и сострадание к павшим, своим же, латышам?

…Он был одним их тех, кто стал прообразом офицера-смершевца в романе Богомолова "В августе 44-го". Захватывающая книга. Алексей Максимович Черемисин. Мы сидели на его дачке в Гауе и он вспоминал, как они, уже хлебнувшие лиха первых месяцев войны — всякого повидали — были потрясены храбростью латышей:

"Они шли в полный рост — помните, как в фильме "Чапаев", и кто-то закричал: "Вперед, не посрамим славу наших отцов, латышских красных стрелков!" Безудержные, несгибаемые — мы были потрясены."

На сайте ОБД Мемориал — тысячи фамилий героических латышей: где служили, как погибли, где похоронены, где жили родственники — жены, родители. Приведены адреса и фамилии.

Ефрейтор Боле Роберт Карлович погиб 4 декабря 1942 года у деревни Росино Полавского района Ленинградской области. Он родом из Руиены, там ждала его жена — Ева Индриковна.

Рядовой Витлус? умер от болезни в феврале 44-го. Он похоронен на Пискаревском кладбище. Жена Кристина ждала на хуторе в сельсовете Буртниеки Валмиерского района.

Младший лейтенант Альберт Якубович Круминьш, 1902, погиб 24 февраля 42-го, похоронен в Новгородской области в Старорусском районе, дер. Большие Боры, перезахоронен из дер.Сыроежино.

И еще тысячи и тысячи латышских фамилий.

Ездят ли родственники на могилы павших в борьбе с фашизмом? Владеют ли информацией? Нужна ли им помощь? Пока в медийном поле только сообщения об установлении Комитетом братских кладбищ монументов в России тем, кто воевал в составе войск немецко-фашистских захватчиков. И слава Богу, что их помнят и поминают. Ну а о тех латышах, кто сражался в рядах Красной армии, антигитлеровской коалиции — когда-то вспомнят благодарные потомки?

О судьбах латышей, сражавшихся с нацизмом, автор BaltNews.lv знакомил читателей в канун Дня Победы в этом году.

 

 

Русские портреты в Латвии

ЛАТВИЯ