riga
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Le Figaro: Вернем Россию в европейскую семью!

Вместо того чтобы подпитывать российскую паранойю санкциями, Европе следует начать настоящий диалог для примирения с Владимиром Путиным.

В повестке дня грядущего заседания Европейского совета, которое состоится 20 и 21 октября, значится «обсуждение курса в отношениях с Россией». Ангела Меркель уже дала понять через прессу о возможности ужесточения европейских санкций против Москвы. А что же Франция? Должна ли она следовать по стопам Германии или все-таки выбрать свою собственную политику? Такой вопрос задан в статье во французской Le Figaro, перевод которой приводит ИноСМИ.

У натовских учений «Весенний шторм», в рамках которых в мае этого года у северной границы ЕС с Россией были развернуты около 6 тысяч солдат, было право на жизнь: нужно было заверить прибалтийские страны в прочности стратегического альянса, куда они вступили в 2004 году. Когда российские силы дают о себе знать в окружающих европейский континент морях и в воздушном пространстве, нужно выйти к ним навстречу с вежливой улыбкой и жесткой позицией.

В то же время европейская политика санкций против Москвы контрпродуктивна. Эмбарго не сможет изменить курс такой упорной и гордой нации, как Россия. Европейские торговые санкции ударили по нашим собственным промышленным и сельскохозяйственным производителям. Они отравили наши отношения с Россией, нисколько не поменяв позиций Кремля по украинскому вопросу.

Эти отношения еще никогда не находились в столь плачевном состоянии с 1991 года, а российские СМИ говорят о возможности третьей мировой войны, в которой Россия стала бы жертвой агрессии. Москва разорвала договор с Вашингтоном об утилизации военного плутония и провела с 4 по 7 октября масштабные учения по отработке ядерного удара с участием 40 миллионов граждан. После вторжений Наполеона и Гитлера Россия одержима мыслью о том, что она находится в осаде, и что против нее плетутся заговоры и готовятся планы вторжения. Политика НАТО же, невольно и по незнанию российского менталитета, лишь подпитывает эту паранойю.

Стратегия Запада призвана оказать сдерживающее воздействие на Россию, но дает прямо противоположный результат. Мы оказались в порочном круге: вмешательством за пределами собственных границ Россия преследует оборонительные цели, потому что видит угрозу для себя. Мы же в ответ на вмешательство принимаем санкции и развертываем военные силы, но это только подпитывает опасения России и агрессивность ее поведения.

Россия — западная страна. Достоевский, Толстой и Тургенев внесли вклад в западную культуру. Тем не менее, наша непреклонность толкает ее в объятья Китая, нашего соперника. С 12 по 19 сентября они даже провели совместные учения в Южно-Китайском море. В отношениях с Китаем Россия должна быть вместе с нами, а не против нас.

Россия, понятное дело, — не агнец, но в основе политики должны лежать только реалии. Россия — это самая большая в мире страна, ядерная держава, постоянный член Совбеза ООН и поставщик энергоносителей в Европу. В политическом плане Путин — не демократ, но он все равно стал самым либеральным руководителем за всю историю страны. Его режим предпочтительнее сталинского террора или хаоса ельцинских лет.

В дипломатической сфере Россия играет ключевую роль на Ближнем Востоке. Там она ведет борьбу с суннитским джихадизмом, который является нашим смертельным врагом. Мы осуждаем Россию за вмешательство в Сирии, но, если бы не она, Дамаск попал бы в руки исламистов в сентябре 2015 года, а в стране начался бы геноцид шиитов и, в лучшем случае, изгнание христиан. Покончить с войной в Сирии не получится без диалога с Россией.

Необходимо вернуть Россию в европейскую семью. А для этого следует начать настоящий диалог с Путиным. Западу и России нужно набраться смелости и четко провозгласить свои ключевые интересы, чтобы затем найти почву для договоренности. Для европейцев речь идет об абсолютной неприкосновенности территориальной целостности государств Центральной и Восточной Европы (в том числе Прибалтики).

Россияне же хотят сохранить Украину, Белоруссию, Молдавию, Грузию и прочие постсоветские республики в качестве нейтральных буферных государств, вроде Финляндии в 1945-1990 годах, а также защитить права проживающих там русскоязычных меньшинств. В таком требовании есть смысл. Если мы гарантируем России нейтралитет Украины, она вернет соседу занятые сейчас 420 километров границ.

Игнорировать в нашей дипломатии российскую паранойю было бы страшной ошибкой. Нам нужно стать посредниками в примирении России с ЕС, что вернет Франции лидирующую роль на европейском континенте.

Загрузка...

Сюжеты